Home 1 История 1 В гостях у Аверкия. Историческая сказка. Часть 5.

В гостях у Аверкия. Историческая сказка. Часть 5.

Продолжение. Начало ЧАСТЬ 1, ЧАСТЬ 2, ЧАСТЬ 3, ЧАСТЬ 4.

Знаменем романтиков московских подземелий является археолог Игнатий Яковлевич Стеллецкий.
«Из всех исследователей подземелий самым выдающимся был Стеллецкий Игнатий Яковлевич. Он был первым диггером в настоящем понимании этого слова. Деятельность его была разнообразной, а работоспособность фантастической. Он занимался изучением пещер, подземелий, подземных ходов, крепостных сооружений средневековых монастырей».

Фото взято отсюда.

«Стеллецкий Игнатий Яковлевич (1878, село Григорьевка Александровского уезда Екатеринославской губернии — 1949, Москва), археолог, историк, исследователь подземной Москвы. Из семьи сельского учителя. Окончил Киевскую духовную академию (1905), преподавал в русско-арабской школе в Палестине. С 1907 в Москве, где поступил в Археологический институт; одновременно работал в Московском архиве Министерства юстиции, в Церковно-археологическом отделе при Обществе любителей духовного просвещения, в Комиссии по осмотру и изучению памятников церковной старины Москвы и Московской епархии. Действительный член Русского военно-исторического общества (1907), Московского археологического общества (1909). Один из учредителей Комиссии по изучению старой Москвы (1909) и Общества по исследованию памятников древности (1912; председатель его Комиссии по изучению подземной старины). Был убеждён в существовании библиотеки Ивана IV Грозного и в том, что она спрятана в подземном хранилище. Стеллецкий обследовал подземные ходы в Донском и Новодевичьем монастырях, в зданиях XVI—XVII вв. и др. На основе архивных, археологических и спелеологических данных составил «План подземной Москвы», согласно которому подземные сооружения под зданиями XVI—XVII вв. в пределах Садового кольца связаны между собой и с Кремлём сетью лабиринтов. Стеллецкий утверждал, что подземный и наземный Кремль был построен по плану Аристотеля Фьорованти. После 1917 жил на Украине; в Москве квартира Стеллецкого была реквизирована, архив и библиотека погибли. В Москву вернулся в 1923, работал в Историческом музее, Российском обществе туристов, выступал с лекциями, в том числе о библиотеке Ивана IV Грозного, поиски которой возобновил сразу после возвращения в Москву. Проводил археологические и спелеологические исследования во время земляных работ в связи со строительством Московского метрополитена. Выступил с идеей создания музея «Подземная Москва». В 1933—35 с разрешения И.В. Сталина проводил раскопки в подземелье Арсенальной Угловой башни Кремля. С конца 1930-х гг. консультант по спелеологии в Наркомате обороны. В годы Великой Отечественной войны оставался в Москве, в 1944—48 работал над книгой о библиотеке Ивана Грозного. Похоронен на Ваганьковском кладбище (могила не сохранилась)». Взято отсюда.

Фото взято отсюда.

«Наследие Стеллецкого составляют сведения на основе фактического материала о 350 подземных точках.
Он, казалось, вообще не замечал того, что происходит на поверхности земли. Тут у нас войны, революции, белые, красные, а профессор Стеллецкий сидит в архиве или копается под землей». Взято отсюда.

История смерти Игнатия Яковлевича Стеллецкого необычна, как и его жизнь.
«Когда 18 января 1949 года московский краевед, археолог и спелеолог Игнатий Яковлевич Стеллецкий подходил к своему дому на Большой Никитской улице, он случайно споткнулся и неудачно ударился головой об асфальт. Встать самостоятельно Игнатий Яковлевич уже не смог. Его отправили в больницу.
В результате этого удара Стеллецкий полностью потерял память. Он не мог сидеть, стоять, ходить, самостоятельно принимать пищу. То есть мог, но как бы не умел. Точнее, разучился.
Он потерял способность говорить. И понимать, что говорят другие. Но вскоре почти все функции его организма вернулись. За исключением речевой. Стеллецкий не мог произнести по-русски ни одного слова. Пытался писать – безуспешно. Зато в его памяти полностью восстановился арабский – один из многих, некогда доступных ему языков, выученный последним. Пришлось нанимать переводчика.
А Стеллецкий уже сознавал свое трагическое положение. И от отчаяния то яростно раскидывал все в своей комнате, распугивая проходящих по Большой Никитской обывателей громкими арабскими ругательствами, то тихо плакал, сидя на краю своей кровати.
Спустя семь месяцев после несчастного падения его не стало. Так скончался Игнатий Яковлевич Стеллецкий, полиглот, человек энциклопедических знаний, отважный спелеолог, увлеченнейший историк, даровитый археолог и самый романтический московский краевед.
В начале 1940-х годов он написал: “Похоронить меня завещаю без кремации на родной Украине, на Лысой горе, под г. Лубнами, в разрытой скифской могиле и водрузить каменную бабу с надписью: “Спелеолог Стеллецкий. 1878–194…”
Похоронили Стеллецкого в Москве на Ваганьковском кладбище. Могила утрачена». Взято отсюда.

Стеллецкий предугадал, что не переживет 1940-х годов? Дар провидения? Возможно. А возможно здравый смысл ученого. Он умер в возрасте около 70-ти лет.
Википедия о Стеллецком ЗДЕСЬ.
Большая серьезная историческая статья со схемами о подземельях Московского Кремля. Автор Т.М. Белоусова. «Тайны подземной Москвы» ЗДЕСЬ.

Но предоставим слово представителям другого лагеря:
«Безусловно, говорить о каких-то подземных ходах (эти слухи ходят среди местных старожилов), якобы ведущих из палат к церкви или на другой берег Москвы-реки, нельзя. Ниже подвала ничего нет. Возможно, из-за этого еще в ХIХ — начале ХХ в. весной в половодье подвал нередко заливало водой. Однако известно, что попытка построить ход под Москвой-рекой была все же предпринята недалеко от палат у Большого Каменного моста. Этот ход пытались соорудить по приказу царя Алексея Михайловича в 1657 г. — т.е. в то время, когда Аверкий Кириллов завершал свои строительные работы. Однако построить ход под рекой не удалось. В него проникла вода, и работы пришлось прекратить». Взято отсюда.

И еще:
«Жаль, но подавляющее большинство сообщений о путешествиях подземными лабиринтами не находят ни малейшего научного подтверждения. Во-первых, старинные коридоры перебиты трассами коммуникаций и фундаментами поздних зданий, отчего, по выражению диггеров, редко бывают «пролезабельны». Во-вторых, за тайные ходы обычно принимают старинные водопроводные сооружения. А главное, рассказывают о них как правило из третьих уст, так что доверять рассказам особенно не приходится». Взято отсюда.

А также:
«Конечно, все упомянутые тоннели были не древними ходами в Кремль и обратно, а техническими сооружениями 19 – 20 столетий. Именно из них и состоит не мифическая, а вполне реальная подземная Москва. Сеть этих коллекторов очень обширна. Есть среди них и строго засекреченные объекты, например, правительственное Метро-2, загадочное не менее, чем царева Либерия. Так что своеобразной романтики здесь все равно хватает». Взято отсюда.

Но чем эти рассказы и мнения достоверней, чем рассказы старожила Дома на набережной Михаила Коршунова? Для нас с вами ничем, т.к. проверить и то и другое мы не можем. Но если в силу удачного стечения обстоятельств, нам доступна хотя бы часть тайны, нет смысла от этой части отказываться! По причине авторитета в этих кругах Артёма Задикяна, для нас открыли двери, которые обычно не открывают даже сотрудникам Института Культурологии.

Авторитет Артёма Задикяна вызван тем, что именно он с помощью своей наблюдательности и здравого смысла открыл для сотрудников института один из замурованных проходов разветвленной сети подвалов и подземелий в палатах. А сотрудники об этом и не догадывались!

Вначале Артём Задикян обратил внимание на странные маленькие оконца в стене здания. Их видно снаружи, но почему-то не видно изнутри.

Затем он обратил внимание на чрезмерную, даже по традициям строительства тех времен, толщину стены.

Возникла идея: внутри тайный проход. Надо отдать должное сотрудникам Института Культурологии: они с радостью взялись за лом. Был обнаружен замурованный когда-то проход в стене. И не один, а много! Целая сеть проходов!

Часть этих ходов, вероятно, действительно были техническими, как и утверждают противники версии о подземелье. Например, это мог быть дымоход, вентиляция или шахта с подъемником для подачи еды и питья для хозяина с гостями. В случае беды по некоторым этим ходам можно протиснуться, но вряд ли они пригодны для частого использования. Учитывая катастрофическую ситуацию с водой в здании, сотрудники института с радостью воспользовались этими штреками, чтобы протянуть трубы, не нанося ущерб исторической целостности здания.

Однако, один из проходов оказался полноценным тайным ходом в стене здания! Конечно, мы по нему пошли!

Дверь, естественно, новая. Ее поставили во время ремонта помещений института. Ход, извиваясь и делая перепады по высоте, ведет в подвал. Логично предположить, что он являлся началом затопленного сейчас подземелья и подземного прохода под Москва-рекой.

Спускаемся в подвал. Все. Ниже вода. Натужно работают электронасосы. Но проход вниз есть. Он был бы проходим, если бы не вода.

Рядом еще один замурованный проход. Его пока не вскрыли. Подземелье Малюты Скуратова существует?

В «Части 3» нашего повествования мы обещали добавить парочку своих легенд. Пожалуйста! Но предупреждаем, мы не претендуем на абсолютную достоверность всего, что здесь написали. Верить или не верить – личное дело каждого читателя.

Легенда №1.
В закрытых даже от сотрудников Института Культурологии помещениях Палат Аверкия Кириллова находятся десятки больших картонных коробок. В них видео фильмы порнографического содержания, предназначенные для нелегальной продажи. Где можно безопасно хранить огромное количество таких дисков? Конечно, в Богом забытом здании палат Аверкия Кириллова (которое никому, по большому счету не нужно), в тайных запертых помещениях дома со множеством тайников и подсобок, именно в Институте Культурологии (где никому в голову не придет искать такую «антикультурную» продукцию, как порнуха).

Легенда №2.
Глубоко в подземелье палат Аверкия Кириллова, там, где круглосуточно работают насосы, с трудом справляясь с откачкой грунтовых вод (поступающих из Москва-реки) находятся скрытые от посторонних любопытных глаз помещения. В них проводят все свое время (фактически всю свою жизнь) энтузиасты-копатели. Гостей они не любят, и фотографировать себя не позволяют. Государство их не жалует, а они не жалуют государство. Часть числится где-то для вида археологами, историками, культурологами, реставраторами. Здесь они едят, спят, приводят сюда своих подруг. Но самое главное, они КОПАЮТ. Найденного свободно хватает на то, чтобы забыть о государственной зарплате. Их женщины ходят в золотых украшениях времен Ивана Грозного.

Продолжение ЧАСТЬ 6.

Авторы Игорь и Лариса Ширяевы.

Электронное СМИ «Интересный мир». Выпуск №33 от 22.01.2012

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Мастеркард 5469400010332547 Ширяев Игорь Евгеньевич.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.