Home 1 Туризм 1 Перекресток культур. Блондинка и горцы.

Перекресток культур. Блондинка и горцы.

ЧАСТЬ 3. Блондинка и горцы.

Наши друзья вдохновили нас на написание этого небольшого цикла под общим названием «Перекресток культур». Он состоит из трех небольших статей: «О карачаевцах», «Осторожность», «Блондинка и горцы». В них мы попытались собрать свои субъективные фрагментарные впечатления, касательно культурно-национально-религиозных особенностей людей в нашей недавней поездке в Карачаево-Черкесию. Писали вдвоем, старались быть если не объективными (это невозможно), то хотя бы честными перед самими собой. Если мы что-то и напутали, то потому, что искренне заблуждаемся. Написано на основе личных субъективных наблюдений и рассказов наших друзей карачаевцев ночью в горах у костра. 

Наличие красивой женщины в любых наших совместных путешествиях вносит особый колорит в общение с местными жителями. Но именно в мусульманской Карачаево-Черкесии Лариса стала своеобразным психологическим инструментом исследования. Иногда специально, а иногда случайно мы создавали интересные жизненные ситуации, и потом наблюдали, как поведут себя другие люди. Это никому не наносило вреда, никого не оскорбляло. Скорей наоборот людям, даже невольно вовлеченным в игру-эксперимент, это было интересно и азартно. В результате участникам удалось лучше узнать и понять друг друга. Ну, а мы оба с удовольствием открывали для себя культурно-национально-религиозные особенности некоторых карачаевцев.

Карачаевцы – ребята темпераментные. Кровь никуда не денешь. После приезда на место мы пошли знакомиться с конями. Первое что мы узнали «о конях», что русское слово «суслик» по-карачаевски означает женская писька. Парни сообщили это с особым придыханием, глядя своими красивыми карачаевскими глазами на заезжую высокую блондинку. После этого наши попытки выучить хоть несколько других слов по-карачаевски были полностью парализованы. Мы оба начинали сгибаться от хохота.

Еще раньше, когда мы пару раз ездили в Малайзию, то мы обратили внимание, что в рамках тамошней ортодоксальной мусульманской культуры, женщина – это «вещь», но не просто вещь, а «Ценная Вещь»! В этом есть принижение личности, но одновременно есть возвеличивание красоты, ценности и незаменимости женщины. Женщина – это «бриллиант», которому нужна достойная огранка (например, забота и дорогие подарки), но бриллиант не должен свободно перемещаться без ведома владельца или свободно публично выражать свои мысли. Так вот в Карачаево-Черкесии женщина уже не вещь, она намного ближе к человеку. Женщина в ортодоксальных народных представлениях карачаевцев – это не бриллиант, это… «овца», по словам самих карачаевцев. Вернее так «Прекрасная Любимая Овца». А что вы хотели? Это в Малайзии ювелирное искусство (потому и бриллиант), а в Карачаево-Черкесии скотоводство.

Это ни в коем случае не означает пренебрежения к женщине. Это просто функциональный подход. Овца – милое глупое животное с красивой шерстью. За овцой нужно хорошо ухаживать. Если возможности позволяют, то хорошо иметь много овец. Но если реальную овцу в хозяйстве используют для мяса, то женщину для иных хозяйственных нужд.

Этот функциональный подход порождает свои плюсы и минусы. Женщина у карачаевцев ухожена, красива и находится под защитой традиций. Женщины носят хиджаб или иные покрывала исключительно по своему желанию. Могут не носить. Большинство ходит с непокрытой головой. Не запрещается носить джинсы. Но длинные обтягивающие юбки, обувь на шпильке немыслимой длины, красивые темные волосы и целые картины на лице из косметики делают женщин сексуально очень привлекательными именно в традиционной одежде. Просто другими способами. В большинстве случаев, женщина выглядит выспавшейся и отдохнувшей.

Плюсы очевидны. Без особых для себя фактических унижений (кроме эфемерного статуса «овцы») женщина имеет возможность не работать на государство, имеет заботу о себе, подарки, крепкую семью (разводы не поощряются), возможность самореализоваться в детях, и потрясающую социальную защищенность с помощью веками отработанного механизма – религиозно-культурных традиций. В минусе: сексуальная свобода, уважение и статус в европейском понимании этих слов. Мужчины взамен имеют красивое сексуальное хозяйственное «животное», но поговорить в семье не с кем… с «овцой» особо не поговоришь. Мы провели экспресс-опрос на тему неудовлетворенности в поло-ролевых отношениях. Абсолютное большинство женщин пожаловались на неуважение со стороны мужа. Абсолютное большинство мужчин были недовольны отсутствием «человеческого взаимопонимания» с женой. Что, в общем-то, логично следует из традиционного уклада жизни.

Вот несколько ситуаций, отражающих особенности местной культуры и психологии.

Однажды в горах у нас сломался ЗИЛ. Он остался в лагере и не смог вовремя выйти в нужную точку, куда мы поехали на конях через перевал и попали в жесточайший град с ветром и сильное похолодание. ЗИЛ – это запас продуктов, палатки и спальники, теплые сухие вещи, у некоторых деньги и документы. Мобильной связи нет. Запчастей, чтобы починить ЗИЛ тоже. Промокшие замерзшие голодные люди ждут ночи в горах. Те карачаевцы, которые остались с ЗИЛом пошли до ближайшей кошары и просто сказали: «С нами женщины». Там на кошаре стояла разбитая шишига не на ходу без топлива и масла в движке. Они все вместе оживили шишигу, перегрузили вещи, хозяин кошары бросил хозяйство, и они все вместе поехали нас спасать. Потом хозяин кошары просто долго сидел у костра и задумчиво смотрел на женщин. Мы спросили его: «А если бы в такую передрягу попали не женщины, а мужчины?» Он ответил: «Просто я двигался бы чуть медленнее. Мужчины крепче, они дольше продержатся».

Вопрос к карачаевцу: «Расскажи самый неприятный случай твоего общения с русскими женщинами-туристками?»
Ответ: «Однажды они напились и стали танцевать на столе в трусах и лифчиках.
Я сказал им: «Не надо так делать! У нас другие традиции! И вообще я не железный, у меня женщины давно не было».
А они отвечают: «Пошел вон! Ты черножопик, а мы деньги заплатили и отдыхаем, как хотим. Ты за наши деньги должен нас вылизывать».
Ну, я обиделся и говорю: «Ты тогда уж и трусы снимай, и на стол ложись. Я тебя вылижу, тебе понравится».
Но они все равно танцевали. Я пошел и кинжалом кусты порубил. Вот почему вы, русские мужчины, своим женщинам такое позволяете? У меня овцы в отаре лучше воспитаны, чем ваши женщины!»

Карачаево-Черкесия. Конный поход к Эльбрусу.
Один местный пацан (ОМП):
— Вот почему к нам на конях скакать приезжают из Москвы почти одни женщины? Нет, я конечно, очень рад, но почему? Вот у нас не принято, чтобы женщина на коня садилась. Это мужское дело.
Мы:
— В Москве это преимущественно женское увлечение. Мужчины в Москве другим увлекаются. Если бы московским женщинам было не принято на коня садиться, тут бы вообще некого было катать.
ОМП (задумавшись):
— Нет! Этого не может быть. Кони – это мужское дело. Женщина не может увлекаться конями. Так не бывает.
Мы:
— Ты же сам говоришь, что приезжают, в основном, женщины. Значит, бывает!
ОМП (надолго задумавшись):
— Я понял! Ваши женщины приезжают к нам не за конями. Кони – это повод, чтобы родителей или мужа обмануть. Ваши женщины приезжают сюда, чтобы сексом заняться с нашими мужчинами. Мы тут все настоящие мужчины!
Мы:
— Что-то мы пока не заметили, чтобы наши спутницы тут этим занимались. Ни одна пока, по нашим наблюдениям.
ОМП (очень-очень надолго задумавшись):
— Это потому, что мы чтим древние традиции. У нас в традициях очень уважительное отношение к женщине!

Карачаевец спрашивает Ларису:
— Почему русские женщины так не любят готовить еду, а многие и не умеют?
Лариса:
— У нас часто женщина и мужчина оба работают. Женщина устает на работе, и некогда ей.
Карачаевец:
— Но ведь голодный мужчина – позор для женщины!
Лариса:
— Почему голодный? У нас в кафе можно сходить. Обед в кафе стоит не дороже, чем самому продукты покупать. И быстрее, и легче.
Карачаевец (тощий, как щепка):
— Я очень много ем. Я могу один барана съесть! Мне кафе не надо. Мне надо, чтобы женщина сготовила, а я потом ее любить буду!

Группа женщин-туристок после долгого конного перехода приезжает к горному озеру. Все уставшие, грязные и закусанные слепнями. Вместо задницы – разбитое месиво, синяк с кровью. Озеро воспринимается, как избавление от страданий.
Карачаевец собирает всех женщин, как овец, в кучу и грозно говорит:
— Так! Я не знаю и знать не хочу, что там у вас называется купальником, а у нас здесь это называется трусами и лифчиком. Так! В трусах и лифчиках не ходить! У нас это не принято!
Сам карачаевец стоит в шортах с хлыстом для верховой езды в руках. Женщины возмущаются, но он не обращает никакого внимания.
Игорь:
— Слушай! А вот мне не нравится, что ты в шортах! Мне лично это не нравится.
Карачаевец:
— Если прикажешь, я переоденусь. Ты старший мужчина. Но женщин я слушаться не буду!

Другой карачаевский мужчина вынужден зайти в шортах в сельский магазин, т.к. его брюки едут отдельно от хозяина в кузове ЗИЛа. Больше всего он боится, что в нем опознают карачаевца и изо всех сил старается выглядеть глупым туристом, не знающим местных традиций. Он надевает большие темные очки и нарочито говорит по-русски. Потом случайно отвечает на вопрос по-карачаевски. Все пожилые женщины-покупательницы подчеркнуто вышли из магазина.

Лариса с двумя ведрами идет на озеро за водой. На мостках как бы поскальзывается. Вокруг куча карачаевских мужчин. Все как один бросаются и делают движение, чтобы оградить ее от падения в озеро или на деревяшки с камнями. Лариса зависает в неудобной позе, ведра падают, Лариса размахивает руками, пытаясь сохранить равновесие. Ни один из мужчин не поддерживает ее. Ведь она не падает в озеро. Спасать не надо. А касаться руками чужой замужней женщины нельзя! Муж где-то рядом может увидеть. Лариса выравнивает равновесие, сама поднимает раскатившиеся ведра, набирает воды, и нарочито изогнувшись под тяжестью груза, как бы пытается эти ведра тащить. Никто из мужчин не пытается предложить свою помощь. Все нормально, хозяйство – функциональная обязанность женщины, сама справится. Спрятавшийся в кустах Игорь делает шумный спринтерский рывок в сторону Ларисы. Карачаевские мужчины долго заверяют Игоря, что они его очень уважают. Игорь берет у Ларисы ведра и двигается в сторону кошары. Мужчины выдыхают, опасность миновала, все нормально. Вечером эти же ребята обнимают у костра незамужних женщин-туристок. А другую женщину, которая выглядит старше своего возраста, почтительно называют на «вы» и всячески подчеркивают ее статус Главной Женщины. Она не понимает и обижается, что ее считают старой.

Карачаевцы приглашают Игоря в джип-тур по горам. Рядом стоит Лариса. Карачаевец говорит:
— Только ты ее не бери с собой. Это наши мужские дела!
Лариса:
— Тогда я не вышлю тебе твои фотографии, которые я тут сделала.
Карачаевец громко говорит Игорю:
— Уважаемый! Можно я приглашу твою жену вместе с тобой? У нас так не принято, но именно от нее зависит, будут ли у меня фото. Я вынужден подчиниться силе.
Потом тихо:
— Ты ее можешь не брать. Это я так…
Игорь:
— Да я с удовольствием ее возьму с собой. Мне с ней веселей и интересней.
Карачаевец:
— Нет, так не бывает!

Одна туристка, возвращаясь на бортовом ЗИЛе, выронила и потеряла на дороге сумочку с деньгами и документами. Перегон около 100 км. Куча парней бросились обратно искать сумочку. Ведь женщина в беде! Сумочку не нашли, но движухи было много.

Лариса пьет пиво из бутылки в горном мусульманском селе. Вокруг собирается толпа. Белокурая женщина публично пьет пиво. По нашим семейным традициям Лариса, отпив из бутылки, протягивает глотнуть нашему спутнику карачаевцу. По толпе проносится сексуальный стон и завистливый вздох. Карачаевец отхлебывает пиво из горлышка, словно губ женщины касается. Горестная толпа расходится. Лариса забирает бутылку у карачаевца и садится у ног Игоря, обнимая его за колени. Карачаевец смотрит на Ларису большими красивыми влюбленными глазами. Кстати, у некоторых карачаевцев глаза светло-голубые…

Авторы Игорь и Лариса Ширяевы

Электронное СМИ «Интересный мир». 25.02.2012

 

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Мастеркард 5469400010332547 Ширяев Игорь Евгеньевич.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.