Home 1 История 1 Бабий Яр

Бабий Яр

Трагическая страница в истории Киева. Великая Отечественная война. Немцы вошли в город утром 19 сентября 1941 года. А 24 сентября на Крещатике началась серия взрывов (боеприпасы были заложены НКВД при отступлении из города). Взрывы и пожары продолжились в последующие дни, было уничтожено около 940 крупных жилых и административных зданий. Комендант Киева Курт Эберхард воспользовался диверсией, как формальным поводом для уничтожения евреев — устраивать в городе гетто, как, например, было в Варшаве, в планы немецкого командования не входило.

Зондеркоманда захватила девять ведущих раввинов Киева и приказала им сделать воззвание: «После санобработки все евреи и их дети, как элитная нация, будут переправлены в безопасные места…». 27‒28 сентября нацистские власти отдали приказ о том, чтобы 29 сентября еврейское население города к 8 часам утра явилось в назначенную точку сбора с документами и ценными вещами. За невыполнение приказа полагался расстрел. По городу было расклеено около 2 тысяч объявлений. Одновременно через дворников и управдомов распространялась дезинформация о намерении провести перепись и переселение евреев. Большинство из пришедших составляли женщины, дети и старики (взрослое мужское население было призвано в армию), кроме евреев были представители других национальностей из интернациональных семей.

Люди восприняли происходящее как призыв к эвакуации из города. Это было логично, так как неподалеку проходила железнодорожная ветка.

29 сентября тысячи киевских евреев потянулись к Лукьяновской площади и отсюда пошли в свой последний путь. Впрочем, до перекрестка Мельникова и Пугачева люди шли свободно, и многие из тех, кто понял все раньше других, повернули и ушли домой. Навстречу чему: спасению и жизни или предательству и смерти? Но это было уже потом.

Угол улиц Мельникова и Дегтяревской.

Улица Мельникова. Туда уходили евреи.

Улица Мельникова в 1941 году, справа — вход на еврейское кладбище с захоронениями жертв погромов начала XX века. Вдалеке — здание кладбищенской конторы. Разрушать кладбище начали ещё при немцах в 1943 году, когда военнопленные начали срывать кладбищенские плиты для строительства импровизированных печей для сжигания эксгумированных тел, расстрелянных в Бабьем Яру.

В начале 1970-х годов на этом месте было построено здание телецентра.

Все, что удалось обнаружить на охраняемой территории — остатки стены и нагромождения расколотых надгробий.

За улицей Пугачева люди упирались в проволочное заграждение, из- за которого время от времени выезжали пустые подводы и забитые вещами грузовики. Люди оттуда уже не выходили.

Место положения первого проволочного заграждения на пути евреев (напротив входа в Киевский институт международных отношений).

Они шли до первых ворот Еврейского кладбища, а затем поворачивали налево, на улицу Кагатную (современную Семьи Хохловых). Там на большой поляне с высокими деревьями, где сейчас расположено новое Воинское кладбище, была организована импровизированная канцелярия. Стояло несколько столов, за ними сидели немецкие офицеры и отбирали у проходящих паспорта и ценности. Ценности складывали в коробку, а документы бросали в костер. Налево складывали вещи. Киевские полицейские (местная полиция была сформирована буквально накануне) собирали их и грузили в машины. Верхнюю одежду велели снимать.

Угол улиц Мельникова и Дорогожицкой. Здесь 29 сентября 2011 года был открыт памятник. Надпись на табличке не соответствует действительности. «Дорога смертi» начиналась на развилке улиц Дегтяревской и Мельникова.

За оцеплением стояли местные жители и наблюдали за происходящим. Время от времени кто-то выталкивал в толпу ребенка. Его сразу прятали за спинами. Немцы делали вид, что не замечают.
Полураздетых людей разбивали на сотни и отправляли партиями дальше.

Их раздевали примерно на месте дерева около забора. На месте аллеи слева — стояли немцы с собаками и били проходящих дубинками. Другого пути не было.

Немецкие солдаты роются в вещах евреев, расстрелянных в Бабьем Яру. Улица Кагатная (ныне Семьи Хохловых), 29 сентября 1941 года.

Выходили на большую площадку (сейчас тут кооперативные гаражи), дальний конец которой был ограничен отрогом яра, подходившим к самой кладбищенской ограде. Здесь велели раздеваться догола и затем через промоины в стенках яра спускаться вниз. Внизу ждали расстрельные команды. Их было три, по три человека, разместившиеся на протяжении почти полукилометра. Двое укладывали людей вниз лицом, а третий стрелял из автомата в затылок.

Улица Оранжерейная, территория гаражного кооператива «Автолюбитель». Место, где обезумевших от страха людей раздевали перед расстрелом. За моей спиной — край оврага.

Убивали целый день, на ночь загнали оставшихся в гаражи танкового хозяйства (два здания бывших гаражей до сегодняшнего дня сохранились на развилке Мельникова и Дорогожицкой).

Улица Дорогожицкая, 2. Магазин «Сiльпо». Строения бывших гаражей танкоремонтного хозяйства, в которых евреев держали перед расстрелом в ночь с 29 на 30 сентября, а так же в последующие дни.

С утра 30-го началось все сначала с той разницей, что людей теперь не вели прямо к яру, а заводили через большие ворота в гаражи, а оттуда выводили партиями на расстрел. За два дня, по подсчетам самих палачей, расстреляли 33 771 человека. К вечеру 30-го склоны яра подорвали, а на следующий день привезли военнопленных из концлагеря на Керосинной (теперешней Шолуденко), и они разровняли дно.

Эсэсовцы роются в вещах расстрелянных евреев.

Военнопленные засыпают землей участок Бабьего Яра, где лежат расстрелянные евреи. В охране эсэсовцы, немецкая фотопленка, 1941.

Знак «Минора», установлен в сентябре 1991 года в память о всех расстрелянных в Бабьем Яру евреях. Здесь заканчивается парк и полностью засыпанная часть яра, и начинается сохранившаяся часть оврага.

Но Бабий Яр — это не два дня расстрелов евреев города Киева…

Расстреливать здесь начали на следующий день после вступления немцев в Киев. На основании печально известного «Приказа о комиссарах» — попавших в плен армейских политработников. Потом были заложники, казненные после взрыва Крещатика, и военнопленные из концлагеря на стадионе «Зенит». 27 сентября где-то здесь были расстреляны 752 пациента психиатрической больницы им. Ивана Павлова, которая находилась в непосредственной близости к оврагу. Точное место расстрела неизвестно.

Есть мнение, что «мемориальный сквер» не имеет никакого отношения к Бабьем Яру, а памятник поставлен в стороне от настоящего оврага лишь по архитектурным соображениям. Это не так. Бабий Яр начинался с пересечения современных улиц Оранжерейной и Дорогожицкой, то есть там, где сейчас стоит монумент. Это лишь малая часть Бабьего Яра. Если пройти на север через улицу Мельникова, мимо наземного вестибюля метро «Дорогожичи», и далее углубиться в парк — можно легко обнаружить продолжение оврага. Где-то там и были расстреляны несчастные пациенты психиатрической больницы. Сейчас яр зарос деревьями, а его склоны — травой. Однако глубина — впечатляет. Оказываясь здесь, испытываешь куда более сильное эмоциональное напряжение, гнетущие чувства, нежели у подножия самого памятника.

Край обрыва, на котором стоят кресты. Это места расстрелов.

Так это место выглядело почти 72 года назад. Военнопленные среди вещей расстрелянных евреев, немецкая фотопленка, 1941.

После окончания уничтожения евреев, все два года немецкой оккупации Бабий Яр оставался местом регулярных расстрелов: убивали коммунистов, подпольщиков, украинских националистов, киевских караимов, заложников, заключенных Сырецкого концлагеря.

Памятник Татьяне Маркус, подпольщице еврейского происхождения, установленный в 2009 году. Она была связной подпольного горкома и членом диверсионно-истребительной группы. Неоднократно участвовала в диверсионных актах против гитлеровцев. Она устроилась работать в офицерскую столовую: подсыпала отраву в еду. Несколько офицеров погибло, но Таня осталась вне подозрений. Многих немецких офицеров привлекала её красота, и они ухаживали за ней. Не смог устоять и высокопоставленный чин из Берлина, прибывший для борьбы с партизанами и подпольщиками. На своей квартире он был застрелен Таней. За ней началась охота. Однажды она застрелила гитлеровского офицера и оставила записку: Всех вас, фашистских гадов ждет такая же участь. Татьяна Маркусидзе. Руководство подполья решило вывести Таню Маркус из города к партизанам, но не смогло этого сделать. 22 августа 1942 года она была схвачена береговой охраной Вермахта при попытке переправиться через Днепр. В течение 5 месяцев её подвергали в гестапо жесточайшим пыткам, но она никого не выдала. 29 января 1943 года Таня Маркус была расстреляна.

Среди прочих, в 1941—1943 гг. в Бабьем Яру были расстреляны 621 член Организации украинских националистов. Памятный крест расстрелянным членам ОУН и поэтессе Елене Телиги.

Бабий Яр стал местом расстрела пяти цыганских таборов.

Последними жертвами стали местные жители, не выполнившие приказ оккупантов об эвакуации Киева. По разным подсчётам, всего в Бабьем Яру было расстреляно от 70 000 до 150 000 человек.

Сравните место.

Эта цифра, не включая малолетних детей до 3-х лет, которых тоже убивали, но не считали. Спаслось из Бабьего Яра 29 человек.

Памятник знак детям, расстрелянным в Бабьем Яру.

Кроме того, на месте военного лагеря частей РККА (бывший «дореволюционный» военный лагерь) был открыт Сырецкий концентрационный лагерь, в котором содержались коммунисты, комсомольцы, подпольщики, военнопленные и другие. 18 февраля 1943 года в нём были расстреляны трое игроков футбольной команды «Динамо» — участники того самого «Матча Смерти»: Трусевич, Кузьменко и Клименко (впоследствии было подтверждено, что их гибель не была связанна с игрой, а легенду о связи смерти с проигрышем в «Матче смерти» сочинили, чтобы отвлечь внимание от еврейского аспекта трагедии Бабьего Яра). Всего в Сырецком концлагере погибло по меньшей мере 25 000 человек.

С установлением немецкой власти постепенно в Киеве стала налаживаться культурная жизнь: был открыт оперный театр, работали кинотеатры, проводились концерты. Также рос интерес к проведению спортивных соревнований. В результате начали появляться стихийно создаваемые футбольные команды. Среди них — команда «Старт». Все знали, что в ее составе — футболисты киевского «Динамо».

Раненный Николай Трусевич, оказался в числе военнопленных. О нахождении лучшего вратаря Советского Союза в Боярском лагере военнопленных узнали заведующий секцией физкультуры Киева Дубянский и профессор Киевского университета и редактор профашистской газеты «Нове українське слово» К. Штеппа. Они написали письмо на имя главы киевской управы Александра Оглоблина с просьбой об освобождении «лучших мастеров спорта Украины — футболистов сборной команды города Киева». Есть основания полагать, что снимок сделан на стадионе «Зенит» во время одного из «матчей смерти».

Женщины и дети у ограды стадиона «Зенит» (ныне «Старт») на улице Лагерной (ныне улица Маршала Рыбалко). Порядок поддерживают украинские полицаи из бывших военнопленных.

То же место в июне 2013.

Стадион, который в начале оккупации стал концентрационным лагерем. Летом 1942 года здесь играла команда «Старт».

На этом поле прошел легендарный «Матч смерти».

Как видите, трибуны выглядят совсем иначе, чем они показаны в недавнем кинофильме…

Памятник футболистам на стадионе «Старт». Атлет выбивает у фашистского орла футбольный мяч.

Памятник расстрелянным футболистам на территории стадиона «Динамо».

Памятник на предполагаемом месте гибели футболистов.

После освобождения Киева Красной армией 6 ноября 1943 Сырецкий концентрационный лагерь использовался в качестве лагеря для немецких военнопленных до 1946. После этого лагерь был снесён, а на его месте в конце 1950-х — начале 1960-х был построен жилой массив Сырец и разбит парк им. Сорокалетия Октября (теперь Сырецкий парк).

Памятник жертвам Сырецкого концлагеря, на котором написано: «На этом месте во время немецко-фашистской оккупации за решеткой Сырецкого концлагеря замучено десятки тысяч советских патриотов».

Землянки Сырецкого концлагеря, 1943 год.

В официальном сообщении о трагедии в Бабьем Яру, утвержденном В. М. Молотовым, слово «евреи» было заменено на «мирные советские граждане».

От самого Бабьего Яра остались одни верховья — семь небольших отрогов между улицами Мельникова и Дорогожицкой. Они просуществовали до 1976 года, когда при сооружении памятника — «Советским гражданам и военнопленным солдатам и офицерам Советской Армии, расстрелянным немецкими фашистами в Бабьем Яру», как он официально назывался, — четыре из них были засыпаны. Говорят, какому-то бдительному столоначальнику померещилась в них Менора — еврейский семисвечник.

Всего только по официальным советским подсчетам в Бабьем Яру на огромной территории от улицы Дорогожицкой и далеко за станцию метро «Дорогожичи», в противотанковом рву (он был прорыт от ограды Лукьяновского кладбища вдоль современной улицы Дорогожицкой за нынешнюю улицу О. Телиги), в ямах вокруг Сырецкого концлагеря, на самом Лукьяновском кладбище и в лесу возле больницы им. Павлова было зарыто и в основном затем сожжено свыше 126 тысяч.

Противотанковый ров. Находился на улице Дорогожицкой (нечетная сторона), от Лукьяновского кладбища до улицы Шамрило. На фотографии — примерно от начала каменной ограды, вдоль фасада дома — и далее, на запад. Там, где сейчас перекресток Дорогожицкой и Олены Телиги.

Памятный знак остарбайтерам: «Поклонимся памяти 3 миллионов граждан Украины, насильно вывезенных во время Второй мировой войны в нацистскую Германию, многие из которых были замучены непосильным рабским трудом, голодом, пытками, казнены и сожжены в печах крематориев».

В урочище Бабий Яр – там, где сейчас парк (памятник находится в километрах полутора от этого места) – на крутом краю оврага стоят три креста, сваренных из железных труб. Надпись на одном из них «И на этом месте убивали людей в 1941. Господи упокой их души».

Автор Александр Полищук. Источник.

Электронное СМИ «Интересный мир». 26.06.2013