Home 1 Человек 1 Байка 1. Доктор.

Байка 1. Доктор.

Начало: Байки бывшего психолога. Предисловие.

Доктор пришел в профессию неслучайно. С юности у него был псориаз – болезнь, при которой кожа становится похожей на растрескавшуюся в засуху африканскую землю, вытоптанную обезумевшими от жажды стадами. Кожа по всему телу Доктора шелушилась, трескалась, багровела и сочилась мутной жидкостью больного организма. Днем, при свете солнца, люди опасливо шарахались в сторону, а по ночам, при свете луны и звезд, одинокий Доктор не спал, сидел и смотрел в небо, раскачиваясь, как безумный Ванька-Встанька, от боли в суставах. Врачи сказали, что болезнь приняла суставную форму и предрекли Доктору пожизненную инвалидность. Тогда, еще в юности, он стиснул зубы и поступил учиться на медицинский, чтобы лечить себя и таких же, как он. К окончанию учебы Доктор подлечился и стал выглядеть не как умирающий инопланетянин, а как обычный больной человек.

За полтора десятка лет работы дерматологом Доктор снискал любовь пациентов и обрел понимание, что его болезнь неизлечима. Ореол страдальца никак не вязался с его обликом веселого балагура, пьющего гуляки и путешественника-авантюриста, но уже тогда наблюдательные люди могли бы заметить, что между черной докторской бородкой и выпуклым лбом интеллектуала скрываются глаза, не то святого, не то юродивого, не то властного чудотворца. Но люди ненаблюдательны, и Доктор продолжал кутить в барах с друзьями и ходить, то на Килиманджаро, то на Аннапурну, оставаясь в глазах окружающих простым любителем экстрима. Его болезнь перешла в стадию ремиссии, как говорят врачи, и мало кто догадывался, что каждый шаг в горах дается Доктору через боль, а под модной одеждой барного повесы скрывается изуродованная кожа. А потом внезапно Доктор женился на красивой гинекологине, дочери богатого папы, с московской квартирой и дорогой машиной. Доктор перестал кутить в барах, ходить в горы, растолстел, но опять весь покрылся бляшками псориаза, словно страдающая земля Африки. Возможно, уже тогда Провидение посылало Доктору недвусмысленные знаки, но Доктор их игнорировал, кувыркаясь по ночам со своей гинекологиней и наслаждаясь свалившимся материальным благополучием.

Постепенно жизнь опять пошла под откос. Доктор уже давно не ходил в горы, а ковылял, опираясь на палочку и морщась от боли в суставах. Красивая гинекологиня загуляла с красавцем-наркологом, но, самое главное, растрескавшаяся кожа Доктора снова сочилась мутной жидкостью, намекая на инопланетное происхождение Доктора, но он этих знаков не замечал.

Однажды ночью Доктор одиноко сидел на постели, ожидая загулявшую гинекологиню и почитывая монографию «Яды». Он вышел на балкон покурить, поглядел на небо, усыпанное звездами, и в этот момент Небо чудом проникло в его душу, наконец-то пробившись через медицинский скепсис и косный прагматизм. Через неделю Доктор уже шагал по выжженной африканской земле, оставив в Москве гинекологиню, которая не хотела рожать, но хотела нарколога; квартиру на Ленинском проспекте, в которой свежего воздуха было меньше, чем в склепе; престижную машину, которая отучила двигаться его больные суставы; и все моральные долги, которыми опутан приличный человек.

Очень скоро в Африке Доктора ограбили и жестоко избили при попытке сопротивляться. Потом его изнасиловала группа пьяных женщин, надругавшись над его ртом и черной медицинской бородкой. Потом Доктор несколько недель болел, неизвестной дерматологу болезнью, удобряя растрескавшуюся африканскую землю рвотой и поносом. Потом Доктор лечился у местного знахаря, который поил Доктора какой-то отравой, неописанной в монографии «Яды». Потом, чтобы вывести из организма знахарскую отраву, Доктор месяц пил местный самогон и танцевал военные танцы. Прежний мир Доктора рухнул, но взамен появился какой-то новый мир, полный неслучайных совпадений и чудесных превращений. Кожа Доктора очистилась от бляшек псориаза, словно вся болезнь ушла в растрескавшуюся от засухи африканскую землю. Суставы перестали болеть, словно боль вышла из организма вместе с рвотой и поносом. Глаза Доктора светились, словно звезды на черном тропическом небе. Африканская девушка любила Доктора темными ночами, и Доктор знал, что она никогда не уйдет ни к какому наркологу, даже если будет спать со всей деревней, потому что нарколога здесь нет и быть не может.

Через полгода иной Доктор вернулся в Москву. Он развелся с гинекологиней, стал снимать комнату у МКАД, научив соседей варить африканский самогон, снова стал ходить в горы и поменял специализацию – он вдруг стал наркологом.

Всё это я узнал уже потом, по рассказам. Впервые я увидел Доктора в длительной командировке, куда меня, юного недоучку-психолога, по недоразумению отправили в составе бригады врачей, едущих помогать отсталым регионам. Уже тогда я обнаружил, что Доктор успешно лечит многие болезни, не имеющие никакого отношения к дерматологии и наркологии. Я тогда не обратил на это должного внимания, а зря.

Желания командировочных нехитры. Вечерами хотелось набухаться. Однажды с жестокого похмелья я отправился к Доктору в надежде разжиться медицинским спиртом. Доктор посмотрел на меня глазами, от которых невозможно было спрятаться и произнес: «Спирт не поможет. Ты же человека ищешь, а не опьянение. Жди…» Минут через пятнадцать в комнату вошел Доктор с каким-то местным мужиком. Мужик принес водку. Мы пили с мужиком всю ночь, разговаривая, как братья с разных планет, бесконечно разные, но понимающие друг друга с полуслова. Доктор к водке не притронулся, объяснив: «Мне теперь это неинтересно…»

Через несколько дней я снова пришел к Доктору. «А женщину, вот так же, как водку, можешь?» — спросил я. Доктор снова посмотрел на меня глазами, в которых отражались одновременно вершины Гималаев и выжженная африканская земля, и сказал: «Мне понадобится время, полчаса примерно… Я хочу, чтобы это время ты подумал, просто подумал». Я тогда не стал спрашивать о чем мне следует подумать, а зря… Через полчаса Доктор пришел с бескорыстной красоткой, готовой на всё. Удача была слишком прекрасна, чтобы задавать вопросы, и я отправился с красоткой в свою комнату.

На следующий день я снова пришел к Доктору. Мне не нужно было ни водки, не женщин. «Как?» — спросил я тихо и страстно. – «Научи!» Доктор посмотрел на меня своим магическим взглядом и сказал: «Всё дело в том, что мне всего этого не надо, и потому у меня получается». – «Это ничего не объясняет! Я хочу алгоритмов, а не пустой философии!» — потребовал я. — «Ну, алгоритмически это выглядит так… Я объясняю людям, что они могут всё, что для них нет пределов. Это азартно – не иметь пределов. Поэтому местный мужик пришел к тебе с водкой, а девушка с сексом. Они все захотели раздвинуть свои пределы, когда я им объяснил, что это возможно. Теперь и ты захочешь со временем…» Я тогда подумал, что он меня дурачит, а зря.

Через несколько месяцев мы все возвращались в Москву из командировки. Выяснилось, что вся бригада врачей и их помощников, так или иначе, пользовалась разными благодеяниями Доктора, в зависимости от своих потребностей. Все собрались на вокзале и ждали опаздывающего Доктора, делясь друг с другом впечатлениями от работы и командировочного досуга.

Доктор пришел пьяным, как может быть пьяным нарколог, знающий все тонкости опьянения. Он был изощренно и зверски пьян, когда грань между скотиной и гением неуловима. Он умудрился подраться и получить фингал под мудрым глазом; он спасал вокзальную потаскушку от оскорблений и домогательств; он сдавал скользкого сутенера зажравшимся ментам, попутно объясняя им роль ядов в истории человечества; он раздавал деньги вокзальным попрошайкам и нищим; он рвался залезть под колеса вагона, чтобы показать нам всем чудо, которое мы не хотим замечать. Проводник не хотел сажать пьяного Доктора на поезд, и мы долго все вместе пытались объяснить, что это святой человек, но просто он немного выпил. Толстый проводник с лоснящимся лицом смеялся над всеми нашими доводами и рассказами о чудесах Доктора, и нам пришлось скинуться деньгами и отдать проводнику не только деньги, но и остатки водки.

Всю ночь в поезде Доктор бредил и рвался наружу, чтобы выйти в Африку, причем прямо сейчас из дверей поезда. Когда мы приехали в Москву, он уже протрезвел, сидел спокойный, мудрый и грустный. На вокзале в Москве мы тепло попрощались и договорились встретиться через неделю, чтобы отметить окончание командировки.

Мы встретились через неделю в московском ресторане. Доктор светился каким-то особенным светом. Так обычно светятся глаза влюбленных, но разница была в том, что Доктор, казалось, светился весь. «Завтра я уезжаю в Африку, — сказал он. – Я хочу, чтобы вы знали: пределов нет!» С тех пор я Доктора никогда больше не видел, но временами я чувствую, что он жив, и пределов действительно не существует.

Продолжение: Байки бывшего психолога. Байка 2. Паук-латинист.

Автор Игорь Ширяев. Источник: Частная консультация «Успешные мозги».

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи. Помочь можно ЗДЕСЬ.

Электронное СМИ «Интересный мир». 19.05.2017