Home 1 Человек 1 Женщина и ее мать

Женщина и ее мать

С психологами Игорем и Ларисой ШИРЯЕВЫМИ беседовала журналист Ольга ИЛЬИНА.

Неудивительно, что у представителей каждого пола свои «любимые темы», с которыми они чаще всего приходят к психологу. Однако интересно – какие именно. Многолетняя практика работы семейных психологов дает такую «статистику»: у мужчин на первом месте – проблемы непонимания окружающими, непризнания. У женщин же – как ни странно, отнюдь не «отношения с мужчинами» и даже не недовольство своей внешностью. Главная «женская» тема, заставляющая обращаться к психологам – отношения с матерью! Ей, как выясняется, «все возрасты покорны»: на прием приходят «дочки» от 14 до 70 лет и даже старше. Непонятые, недолюбленные своими мамами (которых иногда и на свете-то уже нет – а обиды остались!). Страдающие от диктата родительниц, давления, чрезмерной опеки – или, наоборот, от недостатка внимания, холодности отношений…

О.И.:

— Признаться, меня эта «статистика» впечатлила: несмотря на собственный опыт и опыт множества знакомых мне женщин, все-таки не думала, что проблема «дочки-матери» настолько популярна! Почему? Понимаю, что «каждый несчастен по-своему», но, тем не менее, можно ли делать какие-то обобщения: с чем обычно приходят к вам женщины-«дочки»?

И. и Л. ШИРЯЕВЫ:

— Ну, если в целом, дочки (вне зависимости от возраста!) хотят от своих мам нескольких вещей. Во-первых, свободы. Очень многие жалуются, что матери их «не отпускают», навязчиво лезут в их жизнь, в том числе в семейную, в отношения с мужчинами, в воспитание внуков. Во-вторых – это следует из первого – женщины хотят, чтобы мать уважала их достоинство, доверяла, уже, наконец поверила в их «взрослость»! И, в-третьих – женщина зачастую всю жизнь ищет маминой любви. Многим взрослым дочкам, даже если они вполне «состоялись» социально, счастливы в браке, растят детей, все равно мучительно не хватает теплоты отношений с собственной матерью.

Если говорить об общих тенденциях – их две. Во-первых, проблема «дочки-матери» всегда ориентирована «вверх»: младшие поколения предъявляют претензии к идущим перед ними. Особенно это заметно, когда наблюдаешь многопоколенные семьи. Вот приходит такая семья на прием. У самой младшей «дочки» — уже который по счету муж, она сделала огромное количество абортов, она почти не занимается воспитанием своего ребенка… А все почему? «Мама меня не любит!» Для нее это — главная проблема и корень всех бед: вот поэтому, мол, и вынуждена искать в мире любовь – вот так вот, меняя мужчин, совершая ошибки…

Ее мать… Она, конечно, переживает, что у дочки в личной жизни все через пень-колоду, но… Куда больше ее заботит то, что когда-то, лет 40 тому назад, ее собственная мать выговаривала ей за отношения с мальчиками и обзывала нехорошими словами! Это главная проблема! Между бабушкой и мамой она многократно, годами обсасывается…

А бабушка? Ей уже очень много лет, она почти не интересуется тем, что происходит с дочкой, внучкой, правнуком. Но зато она очень хорошо помнит, как когда-то ее собственная мама не позволила ей купить вожделенное платье, а сама при этом заказывала наряды в ателье!..

То есть «семейный» сценарий наследуется — и вина за собственные проблемы всегда возлагается на старших.

Есть и вторая очень общая в таких отношениях «тема». Дочки часто испытывают к матерям совершенно фанатичную, граничащую с идолопоклонством, любовь. И – одновременно! – столь же фанатичную ненависть. И порой не поймешь, чего же тут больше. Как у аборигенов, которые готовы приносить идолу кровавые жертвы, но в случае неурожая или военной неудачи со всей страстью опрокидывают не оправдавшего чаяний божка лицом в грязь.

Беда в том, что любить маму – вещь сама собой разумеющаяся, иначе и не положено! А вот испытывать к ней нелюбовь – общественное табу. О таких чувствах, даже если они есть, не говорят вслух. Если бы можно было честно признаться хотя бы самой себе: «Да, вот за это я маму люблю. А вот за это – нет. Временами я ее за это просто ненавижу!» — возможно, такой остроты проблема бы не достигла. Но подавляемая нелюбовь, как любой невыраженный аффект, «распухает» как тесто – и принимает совершенно кривые, патологичные и трагичные, формы.

О.И.:

— Хорошо, давайте попробуем поговорить о том, почему так происходит. Откуда «ноги растут» у этих кривых и патологичных отношений?

И. и Л. ШИРЯЕВЫ:

— Есть типовые вещи, которые мамы делают очень противоречиво по отношению к своим дочерям. Мама – взрослый человек. А взрослый человек – корыстен и расчетлив, что бы он сам себе ни говорил. Он хочет, чтобы ему было хорошо, а остальным – как сложится. Поэтому мама с позиции нормального адаптивного эгоиста делает совершенно естественную вещь. Она хочет, чтобы, с одной стороны, дочь, конечно, себя уважала и была личностью, но с другой — чтобы она это при маме-то не очень демонстрировала! Нет, дочь не должна быть безвольной рабынькой – это плохо, она будет зависеть от мужчины, мужчина может оказаться недостойным, начнутся проблемы… Но от мамы она обязательно должна быть зависима! А то будет плохо: слушаться не будет, по рукам пойдет, в старости не будет заботиться и т.д. Девочка должна быть под маминым контролем!

И мамы совершенно искренне лицемерят: насаждают дочкам двойной стандарт поведения и мировосприятия: дочка, ты личность – но не со мной. Ты свободна – но не от меня! То есть, чтобы дочка слушалась – но одновременно, чтобы самостоятельно разруливала свои проблемы. Если все это опрощать – это сводится к тому, чтобы сохранять властные рычаги над ребенком. А дальше – уже различные формы реализации этого. Ведь власть бывает разная – не только власть подавления, но и власть любви… Или очень распространенный вариант, когда мама «бьет на жалость»: стоит ее «девочке» чуть-чуть проявить независимость – хватается за сердце и пьет валокордин, вынуждая дочь поступать так, чтобы мама не мучилась… В этой борьбе за власть все средства хороши!

О.И.:

— Но почему матерям так важно иметь власть над дочками?

И. и Л. ШИРЯЕВЫ:

— Начнем с того, что мы живем в обществе патриархата. Как бы мы ни декларировали равенство полов, а факт остается фактом: мужчины доминируют – и в семье, и в сексуальных отношениях, и в социуме. Не будем обсуждать, хорошо это или плохо – это так. Соответственно, женщина, живущая все время под чьим-то началом, невольно ищет какую-то зону, где она — главная. Дом и воспитание детей – вполне подходящая зона, в эти сферы мужчины и не стремятся вмешиваться. «Это наши женские дела!». И здесь женщина компенсаторно может быть даже более властна, доминантна, тиранична, чем мужчина.

Дети – очень «удобный» объект для проявления власти женщины! И дочерям достается особенно. Ведь если мальчик (он все равно воспитывается женщиной, и это тоже большая проблема нашего общества) каким-то чудом должен впоследствии вырасти мужчиной, то из ребенка своего же пола мать считает своим долгом во что бы то ни стало вырастить «порядочную женщину». Что это обычно значит для мамы, и каким путем реализуется, мы уже говорили.

И здесь есть еще один очень важный момент: выросшая дочка, хотим мы того или нет, для мамы – объект женской конкуренции.

О.И.:

— О, вот это очень интересно! Действительно, любая мама желает своей девочке «женского счастья» — но вряд ли найдется хотя бы одна, которая ни разу в жизни не попеняла бы дочке за «слишком вольное поведение», вызывающий вид, «не те» интересы, неправильно выбранного мужа и т.д. Вы считаете, что все это – следствие банальной конкуренции между особями женского пола, одна из которых моложе другой, а значит – перспективнее?

И. и Л. ШИРЯЕВЫ:

— В значительной степени это именно так! Разумеется, в человеческом социуме не все определяется чисто «биологией»: даже понятие «материнская любовь» не равно «материнскому инстинкту» — общественные установки делают его достаточно размытым, с трудноопределяемыми границами. Причем в каждом обществе границы свои: между старинным «Бьет – значит любит!» и современными статьями законов, карающими за рукоприкладство по отношению к детям – огромная дистанция. Но если не брать различные «социальные наслоения» и рассмотреть ситуацию в самых общих чертах, с точки зрения полоролевых отношений…

«Женский век», увы, все-таки достаточно короток. За какие-то 20-30 лет «зрелой» жизни женщине надо успеть реализоваться…и в первую очередь – именно как Женщине! Да, еще неплохо бы сделать карьеру, если получится. Ну и, разумеется, родить и вырастить детей… Без этого просто неприлично!

Мы часто задаем нашим клиенткам вопрос: «А зачем вам ребенок?». И – многие просто уходят от ответа: «Как зачем?! Разве вы не понимаете?..». Вытянуть из человека реальную причину, по которой он решил стать родителем, крайне трудно! И на поверку – мало кто рожает детей потому, что хотел бы «выпустить в мир» еще одного человека, который был бы счастлив. Еще меньше тех, кто ради ребенкиного счастья готов «подвинуться» в каких-то собственных установках…

Женщины чаще всего становятся мамами «потому, что так получилось», «потому, что так положено». Потому что «мать» – это определенный социальный статус. Детей рожают также как испытанное средство против одинокой старости…

Ращение ребенка – дело небыстрое и «затратное». В этот процесс женщине приходится вкладываться и «отодвигать» себя. Она платит за материнство тяжелой беременностью, родами, бессонными ночами, плохим самочувствием, «испортившейся» фигурой… Иногда – и несостоявшейся карьерой! И еще – изменившимися сексуальными отношениями. Когда муж или не хочет, или не может, или у нее самой «голова болит»… И процесс растянут на несколько бесценных лет!

А что в итоге? В итоге у женщины «девочка выросла». Она ходит в мини-юбке, которую мама уже никогда не наденет (потому что фигура не та, да и возраст!). Она «занимается черт знает чем». Вместо того чтоб по-честному поступить в институт, прыгает на колени к каким-то прыщавым юнцам, слушает совершенно кошмарную музыку, пропадает в ночных клубах. Потом она все-таки куда-то поступает, но – о, ужас! – выходит за одного из «этих» замуж. И вот уже скоро мама станет бабушкой!

А мама, между тем, еще вполне себе женщина, которая хочет своего! Подросшая дочка – прямой укор «за бесцельно прожитые годы». В этом смысле – да, она более молодая, более перспективная конкурентка. Но она еще – тот самый объект, к которому женщина когда-то прилагала свою власть.

Обычно тут реализуются два основных сценария: или мама начинает конкурировать с дочкой очень жестко, подавляя ее, применяя власть, пытаясь контролировать в чем только можно. Или, наоборот – начинает заниматься собой, пытаясь, наконец, уже получить компенсацию за те уступки, на которые она шла, пока ребенок был маленький. И тогда уже взрослая дочка чувствует недостаток маминой любви. А мамина любовь – то, в чем потребность не угасает всю жизнь!

О.И.:

— Один из самых распространенных поводов для конфронтации – вопрос воспитания внуков. Иногда женщины жалуются, что их мать внуками совершенно не интересуется – это, видимо, из той же серии, что и «мама меня не любит»: ситуация, когда женщина, выполнив материнскую функцию, наконец «занялась собой» и общение с младшими поколениями семьи отходит на второй план. Но еще чаще женщины жалуются, что их мать агрессивно вмешивается в ращение внуков, иногда даже пытаясь отодвинуть родную маму детей, свою дочку. Что кроется за такой активностью бабушек?

И. и Л. ШИРЯЕВЫ:

— Распространенная мотивация — попытка переделать «первый блин». Исправить собственные ошибки в воспитании детей – теперь уже с позиции опыта. Как и в других случаях, когда человек по новой проходит через похожую ситуацию: известно же, например, что вторые браки удачнее первых.

То же самое делает бабушка. Она, как Мичурин – получила первый урожай, теперь можно заняться селекцией. Мотивация сама по себе прекрасная! Вопрос в том, как она реализуется, насколько бабушка готова уважать интересы и «полномочия» своей дочки в роли мамы.

Кроме того, у нее был перерыв. Когда-то она родила дочку, растила ее, что-то приобретала и что-то теряла. Потом был период, когда дочь выросла и устраивала свою жизнь, оставив маму в покое – в том числе, и дав ей возможность уже заняться собой. И к тому моменту, как она становится бабушкой – она либо уже взяла от мира компенсацию за понесенный ущерб (как-то устроила свою женскую судьбу), либо от нее отказалась, решила не брать. В любом случае, мотивация любить детей у нее стала лучше! Это не ребенок «по залету», не ребенок, рожденный ради статуса. Плюс – его тебе родили без усилий с твоей стороны! Вся ответственность все равно на маме ребенка, и все издержки ращения несет она. Бабушке же открылась золотая возможность: работа над собственными педагогическими ошибками практически задаром!

Плюс с рождением внуков расширяется круг объектов, над которыми можно проявить власть. В бабушке мотивация власти работает еще сильнее, чем в маме – она теперь в том возрасте, когда власть намного привлекательнее, чем секс и интриги. И удовольствия от власти больше. Больше опыт, кругозор, практика реализации власти: мягко, жестко, так, иначе…

Плюс старость – это статус! В нашей культуре это несколько более смазано, чем на Востоке или на Кавказе, но все-таки тоже присутствует. Старость положено уважать, от бабушки просто так не отмахнешься. И это способствует реализации власти.

Вообще, «вопрос бабушек» — это, конечно, отдельная большая тема…

О.И.:

— Не будем в нее сейчас углубляться! Хотелось бы еще одного момента коснуться. Конфликт между женщиной и ее матерью часто затрагивает и супруга «дочки». Волей-неволей ему приходится в этих отношениях участвовать. Если не «разруливать» (это-то, пожалуй, и невозможно) то, как минимум, работать «жилеткой», в которую женщина периодически плачется! Насколько такая ситуация нормальна? Как это сказывается на отношениях в семье?

И. и Л. ШИРЯЕВЫ:

— Самый ненормальный для мужчины вариант – когда все живут на территории мамы жены! Тут мужчина не просто втянут в конфликт между супругой и ее матерью, он вообще в очень ущербной позиции: мужчина чуть ниже старшей в доме женщины по статусу. Он – мужчина, но вынужден подчиняться ей. Лавировать между женой и тещей. И на жену не цыкнешь – в случае чего надо объединяться с ней против ее мамы. Он в очень сложной ситуации, даже если конфликта между двумя женщинами нет. Главная женщина в доме может доставать его самого – в том числе и сексуально, если она еще воспринимает себя как женщину. Вообще классические анекдоты «про тещу» происходят именно отсюда: фольклор по-своему выражает эту глубоко табуированную тему – страх сексуальных домогательств тещи к зятю. Но даже если теща просто старая и сварливая – она будет доставать зятя «социально». От мужчины тут начинает требоваться несвойственная ему роль – разводить дипломатию, искать тонкие подходы «и нашим, и вашим». Для отношений это часто критично.

О.И.:

— А если ситуация много мягче: «молодые» живут отдельно, теща зятя не трогает – она просто периодически выносит мозг своей дочке! А дочка приходит домой и плачется мужу. И он вынужден что-то с этим делать…

И. и Л. ШИРЯЕВЫ:

— Если женщина живет с мужчиной на его территории, но занимается разруливанием своих детско-родительских отношений, втягивая в них мужа – она рискует его потерять. Мужчина очень плохо выполняет в семье функцию психотерапевта! Обратная ситуация возможна: жена может быть очень удачным психотерапевтом для мужа и одновременно оставаться сексуальным объектом. Мужчина не научен этому искусству лавирования. Вот, допустим, он выслушал рыдания жены на совершенно маразматическую с его точки зрения тему: мама меня не любит, не понимает, гнобит и т.д. Мужчина в этот момент должен проявлять «антисамцовые» качества: самец должен быть напорист, эмоционально туповат, не должен реагировать на «ерунду»… Ситуация логически (то есть «по-мужски») не решаема, только эмоционально – ахать-охать, утешать, вытирать сопли…Это — социокультурно «женский» стереотип поведения. Ну, хорошо — утешил, сказал пару умных слов. Женщине полегчало. Теперь она хочет видеть в нем уже не психотерапевта, а сексуального партнера. А он не может так сразу переключиться обратно «в мужчину»! Он только что был не в своей – в женской – роли, его по инерции несет поделиться и своими проблемами…А женщине этого не надо! Она ведь хочет быть понятой, а не самой заниматься психотерапией… Психика мужчины не выдерживает таких переключений.

Женщине хорошо бы принять как данность: по своей природе среднестатистический мужчина умеет «разруливать» ситуации только поведенчески. Конкретным действием. Вывезти свою благоверную на отдых, подальше от мамочки. Подарить теще новый большой телевизор, чтобы смотрела сериалы и не приставала к дочери! Ну, и т.д. Бесконечные разговоры за жизнь – не мужская роль. Можно приспособиться – но все-таки здесь неизбежна сбивка ролей. И это на отношениях почти всегда сказывается.

О.И.:

— Понятно: эмоциональные разборки – в любом случае дело двух женщин, им этот план придется отрабатывать между собой. Допустим, мать, или дочь, или обе сразу – люди достаточно сознательные, готовы думать об этой проблеме, как-то ее решать. Какие моменты человек сам может отследить в себе и окружающих, что он может сам сделать?

И. и Л. ШИРЯЕВЫ:

— Надо понимать, что матери в решении этих конфликтов требуется идти на гораздо большие уступки, чем дочке. Хотя бы потому, что чем старше человек, тем труднее ему признавать ошибки, тем больше он при этом теряет, меньше шансов и просто времени на то, чтобы что-то исправить. Поэтому среди матерей крайне редко встретишь такую, которая задумается: вдруг пример моей жизни отрицательно повлияет на мое чадо? Вот решила и мужественно сказала себе, в чем она не права…И хочет реально что-то менять: ради своего ребенка, а не для того, чтобы иметь новый рычаг власти и очищенную совесть. В лучшем случае женщина скажет «я хочу», но… процесс слишком тяжелый и неблагодарный!

Может ли что-то сделать дочь? Может: «отпустить» маму! Вовремя отойти от нее на достаточную эмоциональную дистанцию. Причем это одинаково важно и в случаях, когда мать «давит», и когда дочери не хватает любви мамы – корни, как мы говорили, в обоих случаях одни и те же. Идеален вариант, когда взрослые дети становятся друзьями, точнее даже – новым «социальным контактом». Только более теплым, чем другие.

Это надо успеть сделать до смерти мамы: выстроить дистанцию и пожить в ней! Пока мама жива, дочка все равно надеется на невозможное: что мама «исправится» — будет больше любить или, наоборот, признает дочкину взрослость и независимость. Если мама умерла, а ребенок, особенно дочка, так и не выстроил с ней новых, «взрослых» отношений — наступает очень сложный момент в психике: к боли потери добавляется боль от потери ожиданий и невозможности уже что-либо исправить! Мамы давно нет, а человек потом всю жизнь живет с чувством вины. И – обиды! Есть примеры, когда со смертью родителя взрослые дети начинали болеть и умирали – не хотели жить одни без мамочки. Кончился смысл жизни. Из состояния ребенка обязательно надо выйти при жизни родителей!

Кстати, во многих культурах этот вопрос однозначно решен на уровне традиций, зафиксированных ими социальных ролей. Человек считается ребенком до определенного возраста. Потом он проходит ту или иную инициацию – принимается в мир взрослых, получает новый статус, соответствующие его возрасту и полу права и обязанности. Как ко взрослому к нему «по умолчанию» теперь относятся все члены рода… И точно также когда-нибудь он получит статус старика – его права и привилегии. Их надо заслужить, и им придется соответствовать – иначе он окажется вне статуса, не получит положенного старику уважения и почета. Там, где традиции до сих пор сильны, на Кавказе, например – это работает! И представители этих народов, при всем уважении к старикам – его там обязательно следует демонстрировать, иначе, опять же, «выпадешь» из своей статусной ниши! – очень дистантны от родителей.

У нас же, особенно в условиях мегаполиса, традиции размыты, происходит смешение ролей — и возрастных, и половых. Но, тем не менее, если человек хочет действительно решить свои застарелые конфликты, подобные проблеме «дочки-матери» — над этим придется работать. В том числе, и обращаясь за помощью к специалистам, если ситуацию невозможно «разрулить» самостоятельно.

 

С психологами Игорем и Ларисой ШИРЯЕВЫМИ беседовала журналист Ольга ИЛЬИНА.

Электронное СМИ «Интересный мир». Выпуск №1 от 06.09.2011

Консультация психолога, помощь психолога — быстро и эффективно!

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Мастеркард 5469400010332547 Ширяев Игорь Евгеньевич.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.