Home 1 Общество 1 Заметки о толерантности

Заметки о толерантности

Толерантность стала модной и резонансной темой. В многочисленных дискуссиях о толерантности упоминаются геи и лесбиянки, педофилы и садисты, лица «кавказской национальности» и экстремистские группировки. Хотя, казалось бы, какая связь…

Как правило, любой разговор о толерантности поднимает «температуру» дискуссии до точки кипения. Заявив о своей толерантности, можно получить ярлык скрытого гомосексуалиста, пособника вражеской идеологии, развратника, педофила, шпиона… Заявив о своей нетолерантности, можно тут же получить ярлык узколобого «ватника», душителя свободы и демократии, агрессора, националиста и даже старого импотента. Логическая связь, опять же, прослеживается с трудом…

Заявление о том, что тебе все эти разговоры неинтересны, как правило, вызывают враждебное недоумение с обеих сторон: «Как можно быть настолько равнодушным к таким возмутительным и опасным социальным явлениям?! И вообще… Кто не с нами – тот против нас!»

Так вот, разговоры о толерантности, в большинстве своем, действительно неинтересны. Хотя толерантность (также как и нетолерантность) и общественный резонанс на эти понятия вызывают большую озабоченность. Ведь от этого общественного резонанса зависит то, каким становится мир, и как мы будем в нем жить. Вследствие такой личной озабоченности и появились эти небольшие:

Заметки о толерантности

«Мода» на разговоры о толерантности вызывает у меня неприятные чувства самим фактом своего существования. Для меня эта «мода» неестественна, как, например, мода на разговоры о вежливости или о неравнодушии.

Что тут разговаривать?! Если человек вежлив, он улыбается и здоровается независимо от того, кто перед ним: ребенок, бабушка-соседка, ветеран войны, алкоголик или гей. Если человек неравнодушен, он будет вступаться за слабых и несправедливо обиженных: брошенных стариков и инвалидов, оскорбляемых женщин, избиваемых геев. Если человек этого не делает, он либо дурно воспитан, либо психически болен, либо ему задурили башку, например: «Не вступайся за нее – она же шлюха, она сама виновата!», «Не подходи и не здоровайся с ним – он же алкоголик, он не человек!», «Не улыбайся ему – он же гей!»

Вежливость, неравнодушие, толерантность к одним явлениям и нетолерантность к другим, — всё это естественно существует у психически нормального и хорошо воспитанного человека, даже если он никогда не слышал слова «толерантность». Для взрослого человека разговоры об этом бессмысленны, как разговоры о совести: она либо есть, либо ее уже никогда не будет.

И тогда возникает вопрос: почему люди всё время об этом говорят? Почему толерантность вдруг стала модной и резонансной темой? Наше общество дурно воспитано, некоторые люди психически больны или им просто задурили голову? Возможно, и то, и другое, и третье…

Исторически сложившаяся политическая изоляция поколений советских людей и соответствующее воспитание их нынешних детей и внуков неизбежно привели к формированию враждебности и ограниченность кругозора. «Мы хорошие – они плохие! Они чужие, и от них исходит тлетворное влияние. Они плохо влияют на наших детей!» Всё это очень похоже на дурное воспитание.

Представитель «креативного класса» с тремя высшими образованиями, публично на улице оскорбил и ударил свою жену. Несовершеннолетняя девочка оказывает платные интим-услуги под прикрытием своего отца. Старика лишают заботы и медицинской помощи, чтобы он поскорей умер и освободил жилплощадь. Это случаи из жизни.

Во всех этих случаях полиция ничего не смогла или не захотела сделать, окружающие не замечали или делали вид, что не замечают. Позиция социального окружения была очень спокойной: это их внутренние семейные дела! Зато стоит парням поцеловаться на эскалаторе или запустить радужные шарики на площади, общество тут же демонстрирует «неравнодушие». Люди, вам что, больше заняться нечем?! Вы все свои остальные проблемы уже решили? Или вы искренне считаете, что геи и лесбиянки социально более опасны, чем мужчина, бьющий свою жену, чем отец-сутенер своей несовершеннолетней дочери, чем взрослые дети, сживающие со свету старика ради московской квартиры? Если вы действительно так думаете, у меня есть сомнения в вашей адекватности и даже психической нормальности.

Однако вряд ли дурное воспитание и отдельные случаи психических расстройств в обществе привели бы к такой массовой популярности темы толерантности-нетолерантности. Всё-таки, большинству людей есть, чем заняться в жизни.

Взвинченный интерес к этой теме подогревается заинтересованными социальными структурами и группами. Подобное уже было, например, движение черносотенцев в начале XX века накануне трех революций. И даже деньги на это движение тогда нашлись… Как будто в России начала XX века не было голодных, больных и бездомных, кому эти деньги помогли бы выжить или просто лучше жить. Но деньги шли на красивую форму черносотенцев и организацию «нетолерантного поведения». Некоторым людям это было политически более выгодно, чем накормить голодных и вылечить больных.

Дурная «мода» и повышенный общественный резонанс на темы толерантности-нетолерантности пройдут, как прошла «мода» на черносотенное движение и повышенный резонанс на революционные идеи в начале XX века. Но к тому времени, когда это пройдет, возможно, пройдет и наша с вами жизнь. И в этом ракурсе рассмотрения, мне очень жалко людей: как одураченных, дурно воспитанных агрессоров, так и замученных душевно и физически жертв. Жертв жалко больше. Но в любом случае, у обеих категорий этих людей жизнь складывается не лучшим образом. Жаль…

Игорь Ширяев

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи. Помочь можно ЗДЕСЬ.

Электронное СМИ «Интересный мир». 04.07.2015