Home 1 Туризм 1 Я сижу в болоте… Глава 1.

Я сижу в болоте… Глава 1.

Я сижу в болоте… Я не знаю, кто я… Я не знаю, где это… Я не знаю, сколько мне лет… Я сижу в болоте, и это всё, что я знаю о себе…

(Фотографии при клике увеличиваются и открываются в дополнительном окне. Весь цикл о Тверской области можно отслеживать по метке «Тверская область». Предыдущая часть «Центрально-Лесной заповедник»)

Я снова и снова вглядываюсь в болотные лужицы между кочками, поросшими густым мхом.

Темная болотная вода среди кочек похожа на черные глаза старой злой колдуньи, спрятавшиеся в глубоких впадинах между бугристым алкогольным носом (от постоянного употребления мухоморных настоек) и волосатыми бровями (которые никто не будет целовать). Наверное, это старая злая колдунья когда-то давно заколдовала меня, чтобы я ничего о себе не знал. Давно… я даже не знаю, как давно, и сколько мне сейчас лет.

Болотные лужицы между кочками черны и бездонны в своей непонятности, словно кусок полированного эбонита в костистых узловатых руках адепта деревенской магии. Черное зеркало!

Я снова вглядываюсь в темную болотную воду. Я уже сбился со счета, сколько раз я вглядывался. Там пусто. Там ничего не видно. Но я же есть! Я осознаю себя! Я не отражаюсь? Нет ответа. Я сижу в болоте, и это всё, что я знаю о себе. Наверное, любая болотная коряга знает о себе больше, чем я.

Ничего не знать о себе – это мучительно для мыслящего существа. Но я наблюдаю, и я познаю мир. Это отвлекает от грустных мыслей. Кое-что я уже знаю. Земля большая и круглая. Это я вижу своими глазами. И кто-то по этой земле ходит.

Да, здесь точно кто-то ходит, причем постоянно. Ведь кто-то проложил эти доски в моем болоте. Значит, ходит часто. Но не очень часто. Иначе бы доски не успевали зарастать.

Я сижу в болоте давно. Я никогда не видел того, кто ходит по этим доскам, или я его не помню? Нет ответа.

Но, тс-с-с! Шаги. Громкие шаги существ, которые ничего не боятся. Это от глупости и от заносчивости.

Прошлой осенью в трясину провалился огромный медведь. Как он ревел, пока черная липкая бездна медленно и неумолимо засасывала его в себя! Потом он замолк. Навсегда. Он и сейчас там лежит на глубине. Он не гниет, не пахнет, не разлагается. Лежит, словно навечно в берлогу забрался. Его смерть была не напрасна. Благодаря этому мертвому медведю я вспомнил. Женский визгливый голос на болоте когда-то давно рассказывал:

«Вот эти лохматые симпатяшки и есть сфагнум, или торфяной мох. Верхняя его часть растет, а нижняя часть отмирает. Этот мох очень гигроскопичен и поглощает влагу в огромных количествах, как гигантская губка. Этот симпатичный мох способствует очень быстрому заболачиванию лесной территории. Вода в сфагновых болотах кислая, очень бедная питательными веществами и с пониженным содержанием кислорода. Большинство живых существ в таких условиях жить не могут, в том числе, не живут и бактерии распада. Поэтому упавшие деревья не разлагаются и могут пролежать в торфе тысячи лет».

Я всегда подозревал, что мертвый медведь похож на старое корявое упавшее дерево. Значит, не разлагается в торфе… Сфагнум – красивое слово.

Я вспоминаю. Медленно, тяжело, но вспоминаю. Я человек? Не знаю. Меня не видно, как будто меня и нет. Но я понимаю человеческую речь. Почему меня не видно? Я по-прежнему не знаю, кто я, но я уже кое-что знаю о мире вокруг меня.

Шаги приближаются. Это люди. Сейчас я наконец-то увижу людей! Несколько человек. Они шумят. Они глупы и неосторожны. Они не знают, что болото сильнее. Если болото захочет, оно всегда победит. Даже огромный сильный медведь не смог выбраться. Болото всегда сильнее.

Но, тс-с-с! Люди совсем рядом. Они идут сюда по деревянным доскам. Они меня не замечают. Конечно, ведь даже я сам себя не вижу в отражениях черных болотных окон с водой. И если вдруг один из людей оступится… или я помогу ему оступиться… совсем чуть-чуть потяну за ногу в болотную трясину… Тогда на глубине в болоте будет лежать еще одно неразлагающееся мертвое тело, словно старое корявое дерево, но поменьше, чем тот мертвый медведь. И тогда я, возможно, еще что-нибудь вспомню. Смерть упавшего в болотную трясину будет не напрасна. Любая чужая смерть не напрасна. Я люблю чужую смерть. Смерть полезна. Но, тс-с-с! Они приближаются…

Голоса. Вслушиваюсь. Какой-то красивый женский голос что-то рассказывает. Это новая возможность узнать что-нибудь о себе. Я послушаю, прежде чем потянуть обладательницу этого красивого голоса за ногу в бездонную трясину. То, что она рассказывает, может быть мне интересно и полезно. Я успею ее убить. Смерть никогда не опаздывает. Смерть всегда приходит вовремя, даже если глупая жертва с этим не согласна.

Когда она будет лежать на глубине в болотной трясине рядом с мертвым медведем, она долго не будет гнить и разлагаться.

Я буду смотреть на нее, лежащую мертвой в болоте, и тогда я вспомню что-нибудь еще. Возможно, я вспомню или пойму, кто я такой. Мыслящему существу мучительно не знать, кто он такой. Я утяну ее в болото так, чтобы она лежала совсем рядом с мертвым медведем. Я буду смотреть на них обоих. На их мертвые, но широко открытые, залепленные болотной грязью глаза. На широко раскрытые рты, залепленные тиной, из которых сначала вырывался громкий, полный смертельного ужаса крик, а потом тихий последний предсмертный выдох цепочкой пузырьков воздуха поднимался на поверхность болота. Я буду смотреть долго. Ведь мертвое тело в болоте не пахнет, не гниет, не разлагается. Я буду смотреть на обоих: на медведя и на женщину. И тогда, возможно, мои мучения закончатся. Я вспомню, и я пойму, кто я такой.

Тише! Голос рассказывает:

«Болото во все времена, как притягивало, так и пугало людей. На болоте интересно, загадочно и таинственно, хотя одновременно страшно и опасно. Говорят, тут водится всякая нечисть, и происходят разные чудеса.

В народе сохранилось много легенд, преданий, сказок и поверий о болотах и о загадочных болотных обитателях. Старинные мифы и легенды предупреждают случайного путника, что на болотах водится много всякой нечистой силы, которая будет очень рада погубить случайного гостя. Ведь болото населено злыми духами: кикиморами, чертями в тихих омутах, а также на болоте живет его дух-хранитель — болотник со своей женой-утопленницей и многочисленными детишками. Сам болотник дозором по болоту ходит, свои владения охраняет, случайных путников в трясину заманивает, а там консервирует про запас на пропитание своей женушке-утопленнице и детишкам. А когда детишки подрастают, самые красивые дочки болотника становятся болотными нимфами. Ой, беда, если болотная нимфа встретится мужчине на болоте! А сыновья у болотника становятся болотным чертями и водяными. Тоже не подарок для случайного путника. Не зря говорят, что болото — это гиблое место, где земля может внезапно разверзнуться под ногами, и человек проваливается вниз и пропадает в болотной трясине навсегда».

Какая чушь! Я живу в этом болоте уже очень давно и еще ни разу не встречал ни болотника, ни его жену-утопленницу, ни болотных нимф, ни кикимор, ни чертей, ни водяных. И даже сам я, как главная болотная нечистая сила, путников на пропитание не убиваю. Я вообще никем не питаюсь. Я бесплотный дух. Я убиваю для познания. И я никого не консервирую. Болото само консервирует. Это всё торф и сфагнум. Кислая вода сфагновых болот с пониженным содержанием кислорода препятствует быстрому гниению и распаду. Я всего лишь помогаю болоту жить, убивая незваных гостей, попутно удовлетворяя свое личное научное любопытство. Ведь я никем не питаюсь. Я бесплотный дух. СТОП! Я понял! Я бесплотный дух. Ну, как болотник! Только болотника не существует, а я существую!

Эти люди наводят меня на интересные мысли. Пожалуй, я подожду их убивать. Смерть никогда не опаздывает. Смерть всегда приходит вовремя, даже если нетерпеливому убийце кажется, что смерть запаздывает.

Мужской голос: «Перед вами верховое болото Старосельский мох, которое находится в Центрально-Лесном заповеднике в Тверской области».

Я не люблю мужские голоса, они напоминают мне хрип старой жабы. Но плотность информации в мужском голосе, как правило, выше, чем в женском. Я с любопытством всматриваюсь в обладателя голоса. У него глаза болотника. Но болотника не существует, а этот мужчина существует, как и я. Мне кажется, он так же, как и я, не знает, кто он такой…

«Почему наше Старосельское болото в Тверской области называется верховым? Вообще, болота бывают низинные, переходные и верховые. Низинные болота, как правило, образуются в поймах рек. Мха на них нет, зато бурно растут осока и травы. В таких низинных болотах много воды.

Почва в низинном болоте очень богата минеральными веществами. Таких болот много в Западной Сибири. Постепенно в таком болоте начинают разрастаться мхи, и оно превращается в верховое болото (через переходную стадию).

В верховом болоте много торфа, сфагновых мхов и мало воды. Сфагнум очень гигроскопичен. Почва верхового болота изолирована от растений толстым, иногда многометровым слоем мха. Растительность на таком болоте скудная, т.к. питание она получает, в основном, из атмосферных осадков и слоя мха.

Верховым болото становится постепенно, начиная со своей середины. Середина болота становится выпуклой из-за разрастающегося мха и залежей торфа, а окраина болота может оставаться переходной или даже низинной. Вот почему принято говорить о торфяном куполе. В середине болота торфа много, а к краям слой торфа становится тоньше.

Наше Старосельское болото в Тверской области очень древнее, ему около десяти тысяч лет. Кроме того, здесь никогда не велась никакая хозяйственная деятельность. За тысячелетия сфагнум смог беспрепятственно разрастись. Вот почему наше Старосельское болото в Центрально-Лесном заповеднике в Тверской области сначала было низовым, а теперь верховое.

Старосельское верховое болото образовалось из низового примерно 6,5 тысяч лет назад. Максимальная толщина торфа доходит здесь примерно до семи метров. Т.е. Старосельское болото каждый год растет, правда всего на 1 мм, но растет. Каждый год болото может захватывать около 30 см прилегающей территории, а растет болото сразу в нескольких точках».

Вот это мне уже совершенно неинтересно. Время пришло. Я положу их рядом. Красивую блондинку в толще трясины слева от мертвого медведя, а мужчину с глазами болотника справа. Чужая смерть никогда не бывает бесполезной. Я буду долго смотреть на три мертвых тела, и тогда я окончательно пойму, кто я. Теперь я знаю, что я бесплотный дух, но этого мне недостаточно. Начну с мужчины, он сильнее, и с ним труднее справиться. Готовься, человече! Забирай свой сфагновый мох и готовься в последний путь!

Продолжение ГЛАВА 2.

Монолог бесплотного духа пересказали Игорь и Лариса Ширяевы.

Электронное СМИ «Интересный мир». 24.09.2013