Home 1 Человек 1 Я хочу кого-нибудь зарезать

Я хочу кого-нибудь зарезать

Я хочу кого-нибудь зарезать

От редактора: Внимание! Данный текст предназначен исключительно для людей старше 18 лет. Это художественное произведение на тему психопатии личности, предназначенное для взрослых людей, увлеченных психологией, и профессиональных психологов. Всё описанное является художественным вымыслом, все совпадения случайны! В произведении присутствуют сцены секса, жестокости и насилия. Если вам меньше 18 лет или вы не готовы читать о сексе, жестокости и насилии, немедленно покиньте данную страницу! Данная статья является художественно-литературным исследованием и описанием психопатии. Статья не является провокацией или призывом к жестокости и насилию.

Тусклые фары, словно два слепых глаза с бельмами. Старенький двигатель, словно сердце инфарктника незадолго до смерти. Подвеска – в хлам, словно кости после множественных переломов. М-да… Зато жить нескучно…

Поздней ночью в дождь я возвращаюсь за рулем убитого УАЗика из интереснейшей журналистской поездки. Примерно в 400 км от Москвы нашли поселение. Несколько семей послали к черту нашу прекрасную цивилизацию с ее потрясающим прогрессом, ушли в глухие леса и топкие болота, и там в отрыве от сомнительного городского счастья прожили более пятнадцати лет. Жили общиной, собирали и выращивали всё, что получалось. Детей рожали и воспитывали. В общем, не «таежный тупик», но что-то вроде того.

Поймали их на воровстве куриц в ближайшей деревне. Мяса, видимо, не хватало. Вот так это поселение и обнаружили. Тут, конечно, набежали телевизионщики и прочая журналистская братия. Меня тоже послали. Вот привезу несколько фоточек, редактор напишет пару-тройку абзацев о том, что люди в лесах и болотах питались преимущественно астральной энергией, и поэтому они не старели, и у них никогда не было болезней. Наши эзотернутые читатели впадут в экстаз, и тогда рейтинги журнала взлетят, и мне выпишут премию. Долларов сто, наверное… И тогда моя жена не будет меня пилить. На сутки ее хватит, если мне повезет.

Телевизионщики – люди с размахом. Они привезли болотным поселенцам живую свинью. Видимо, чтобы те кур не воровали. Поселенцы оказались неумехами – никто из них свинью резать не умел. Я вызвался зарезать свинью.

Я тоже не умею резать свинью, но мне всегда было интересно, как это – кого-то зарезать? Я уже много лет хочу кого-нибудь зарезать. Жену нельзя – она мать моих детей. Редактора нельзя – он мне платит. Пишут, что такие как я, обычно режут проституток, но на проституток у меня денег нет. Вот такой я неудачник. И тут при виде свиньи я прямо почувствовал, что я хочу ее зарезать, и я вызвался.

Я никогда не слышал, чтобы так кричала свинья. Наверное, так дети кричат, когда их режут. Я специально долго перерезал свинье горло, чтобы подольше послушать этот крик. Меня забрызгало кровью. Телевизионщики снимали, и теперь я, наверное, попаду на центральный канал. Моя жена увидит меня по ящику и поймет, что я настоящий крутой мужик в крови, а не тряпка для вытирания ног. Я ведь всё могу! Я и зарезать могу!

… Неудобное сиденье УАЗика намяло мне спину и я останавливаюсь на ночной заправке, чтобы размяться и глотнуть кофе. Тех, кто придумал сиденье УАЗа, тоже было бы неплохо зарезать.

На выезде с заправки голосует девчонка. Три часа ночи. Интересно, она профессиональная проститутка или так, искательница приключений. Если проститутка, то захочет денег, а денег у меня нет. А вот если непрофессионалка, значит попросится до Москвы за минет.

Прыщавое совсем юное личико, бешеные от страха глаза, как у той свиньи. Ах да, у меня же лицо в крови. Я же после свиньи не отмылся до конца.

Так и есть – непрофессионалка. Наши интересы временно совпадают. Я ведь настоящий крутой мужик, даже если меня жена чморит, и денег на проститутку нет. Я мужик! Я недавно свинью зарезал!

Дождь. Он похож на вдовьи слезы. Серая лента дороги, как сама смерть. Это и есть смерть! Меня будит крик свиньи, которой я медленно перерезаю горло. Это кричит девчонка на сиденье рядом. Я просыпаюсь. Почему дети и свиньи кричат одинаково?!

Перед глазами черно-белая картинка: вокруг всё черное и ослепительно белый столб, к которому я приближаюсь. Я не думаю, руль круто влево. УАЗик раскачивается и скользит, как корабль в шторм, но выравнивается. Я снова на серой ленте, похожей на смерть.

Она кричит. Слова врываются в мой проснувшийся мозг. «Мы бы разбились! Я бы потеряла сознание! Меня бы ограбили! У меня последние сто долларов на лечение!»

Дура! Я бы убил тебя и себя об этот столб. Нельзя быть такой глупой и жадной. Это плохо для тебя кончится. А я даже не спросил твоего имени. Ты выглядишь такой юной. Я буду звать тебя Ребенок, даже если тебе лет двадцать. Мне так хочется.

Огни. Пригороды Москвы. Наконец-то освещенная дорога. Меня перестало трясти, и теперь я абсолютно спокоен. Я поворачиваю руль круто вправо и ныряю в первый попавшийся темный съезд с дороги. Резко торможу. Она улетает лбом в стекло. Я резко говорю ей: «Снимай трусы!»

Она испугалась. У нее были глаза свиньи. Ремень безопасности не оставлял ей никаких шансов быстро выскочить и убежать. Трясущимися руками она достала из сумочки сто долларов и умоляюще протянула мне. Я знал, что она так сделает. Нельзя быть такой глупой и жадной.

Я отвожу назад левое плечо, мысленно вымеряю траекторию, и с разворота впечатываю левый кулак в ее лицо. Неудачник и чмошник бил бы правой. А я бью неожиданно левой, сидя, с разворота. Это правильный удар сильного успешного человека. Раздается звонкое чавканье и хруст. Она выключилась. Если не захлебнется кровью, еще проживет некоторое время.

Я беру сто долларов. Они в крови. Последние сутки у меня всё в крови. Хватит терпеть! Я настоящий мужик! Еще будет много крови…

Я перетаскиваю ее на заднее сидение, стаскиваю с нее трусы. Там внизу она красивая, не то что лицо в прыщах. Моя жена когда-то была такой же. А потом она меня зачморила. Меня больше никто не будет чморить. Никогда. Хватит! Натерпелся! Больше я никому не позволю издеваться над сильным успешным человеком.

Член встает быстро. У меня такого уже очень давно не было. Я обильно плюю ей между ног, чтобы не ободраться насухую. Вставляю и жестко засаживаю. Она стонет и открывает глаза. Я нежно ее целую. Ты мой Ребенок, ты моя сладкая… Ты избранная свинья на заклание, ты даже не представляешь, как тебе повезло!

… Я испугался. Я не думал, что я испугаюсь. Я чмо! Я чмо! Я неудачник! Я просто оставил ее на обочине. Моя жена была права, я слюнтяй и неудачник. Я заезжаю в Макдоналдс. Тщательно отмываюсь в туалете и пью кофе. Смотрю на себя в зеркало. Внешне я красивый, сильный и успешный, но внутри я чмо и неудачник.

Дома заспанная жена раскрывает мне навстречу ярко-красные губы в нежном поцелуе. Она знала, что я вернусь и легла спать накрашенная. Я отдаю сто долларов. Она говорит: «Какой ты милый и добрый!» Красные зовущие губы соскучившейся женщины. Это всё так сложно. Вот столб был простым – белый столб на обочине серой дороги в окружении тьмы. Это просто. Это истинно. Там я сильный и успешный. Я хочу простоты. Я просто хочу кого-нибудь зарезать…

Ваш анонимный Доброжелатель

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи. Помочь можно ЗДЕСЬ.

При возможности мы помогаем людям побывать в интересных местах, описанных в нашем журнале. В первую очередь это относится к местам, в которых побывали мы сами. Открывайте раздел «Туризм», читайте и выбирайте! Для чего и как мы это делаем, написано в нашей статье «Живите интересно!».

Электронное СМИ «Интересный мир». 30.07.2015