Home 1 Культура 1 Традиционные типы домов на Руси. Часть 4.

Традиционные типы домов на Руси. Часть 4.

Предыдущая ЧАСТЬ 3.

Половецкий (кыпчакский) тип домов.

Дом, в котором родился Сергей Есенин в Рязанской области. Крыша дома четырехскатная, крытая соломой, стропила укреплены непосредственно на стенах, и крыша нависает над ними. Карниза у дома нет.

Дом на Украине с аистом на крыше, он построен в типично половецком стиле. Дом принадлежит явно состоятельному крестьянину. Дом крыт соломой.

Традиционная украинская хата, крытая соломой с четырехскатной крышей.

Изба на Украине в Харьковской области.

Еще одна украинская хата в Харьковской области.

Сельский дом в Словакии.

Дом в республике Башкортостан с четырехскатной крышей. Сруб пятистенный, бревенчатый, но тип крыши половецкий (кыпчакский).

Богатый украинский дом с четырехскатной соломенной крышей.

Этот дом в Калужской области тоже построен в традиционном для этих мест стиле. Кровля не соломенная.

Стены домов могут быть глинобитные, деревянные, кирпичные, но характер крыши остается типично половецким (кыпчакским).

Республика Мэри-Эл. Дома деревянные, но крыши у них четырехскатные. Сказывается кыпчакское (половецкое) влияние.

Такие дома строят в городе Одоеве на юге России. Типичные кыпчакские дома. Некоторые из них четырехстенные, а некоторые пятистенные, но у всех крыши четырехскатные. Обратите внимание на глухие заборы вокруг домов.

Дом с четырехскатной крышей в Орловской области.

Так выглядела орловская деревня в XIX веке. Четырехскатные крыши, крытые соломой были бревенчатыми или саманными.

Дом с четырехскатной крышей в селе Всехсвятское на севере Ярославской области. Этот огромный шестистенный дом принадлежал семье священников с фамилией Донские (их родовой дом). Странная смесь русского стиля с кыпчакским. Крыша установлена на выставленных за стены стропилах, как у домов русского типа, имеется карниз и светелка.

Бревенчатый дом в Тульской области с четырехскатной крышей, покрытой железом. Дом обнесен глухим забором.

Большой двухэтажный деревянный дом в селе Семеновское на севере Ярославской области под четырехскатной крышей. Прослеживается некоторое влияние тюркской (кыпчакской) традиции. Кстати, это тоже родовой дом священников семеновской церкви. А христианство, как известно, в наши края пришло с юга, из Кыева, а фамилия у священников была Донские.

Город Тула. Большой двухэтажный дом с четырехскатной крышей, напоминающий дома кыпчакского (половецкого) типа.

Украина. Большой глинобитный дом с четырехскатной крышей, крытой соломой. Наверное, в таком доме жил Тарас Бульба.

Украина. Современный дом состоятельного хозяина, расположенный за глухим забором. Дом кирпичный, но крыша на нем традиционная кыпчакская четырехскатная.

Станица Глубоковская на Дону. Казачий дом с четырехскатной крышей.

Хутор Яворский на Дону. Дом кыпчакского типа.

Старый казачий дом на Дону. Сколь сильно это строение отличается от домов в русском стиле…

Город Серафимович на Дону. Обратите внимание на то, как много четырехскатных крыш. Как видим, традиции сохраняются даже в урбанизированной среде.

А этот дом расположен на хуторе в долине реки Хопер. Крыша типична для кыпчаксих (половецких) жилищ.

Дом в бассейне реки Хопер с четырехскатной крышей.

Хутор Лучновский на Хопре. Население южной части России влилось в русский суперэтнос в XVII-XVIII веках, родным языком стал русский, а вот устройство дома, стиль крыши, прикладное искусство почти не изменились, так и остались кыпчакскими (половецкими). А мы все думаем, куда половцы подевались?

Дом проф. Протопопова в станице Зотовская на Хопре.

Надеюсь, что этих примеров домов, построенных в половецком (кыпчакском) стиле вполне достаточно для того, чтобы доказать, что такой стиль действительно существует и имеет определенный ареал распространения, включающий не только юг России, но и значительную часть Украины. Думаю, что каждый тип дома приспособлен к определенным климатическим условиям. На севере много лесов, там холодно, вот и строят жители огромные дома в русском или угро-финском стиле, в которых и люди живут, и скот, и скарб хранится. Леса хватает и для стен, и для дров. В степи же леса нет, в лесостепи его мало, поэтому жителям и приходится дома делать глинобитные, маленькие. Большой дом здесь и не нужен. Скот можно держать в загоне летом и зимой, инвентарь можно хранить и на улице под навесом. Человек в степной зоне больше времени проводит на улице под открытым небом, чем в хате. Так-то оно так, но вот и в пойме Дона, и особенно Хопра есть лес, из которого можно было бы построить хату и покрепче и побольше, и крышу сделать конем, и на чердаке светелку устроить. Так нет же, крышу делают в традиционном стиле — четырехскатную, так глазу привычнее. Почему? А такая крыша устойчивее к ветрам, а ветра в степи гораздо сильнее бывают. Крышу конем здесь запросто сдует при очередном буране. К тому же четырехскатную крышу соломой крыть сподручнее, а солома на юге России и на Украине — это традиционный и недорогой кровельный материал. Правда, соломой свои дома крыли бедняки и в средней полосе России, даже на севере Ярославской области на моей родине. В детстве я еще видел в Всехсвятском старые дома, крытые соломой. Но те, кто побогаче, дома крыли дранкой или тесом, а самые богатые — кровельным железом. Мне самому довелось под руководством отца крыть наш новый дом и дом старенькой соседки дранкой. Сегодня в деревнях эту технологию уже не используют, все перешли на шифер, ондулин, металлочерепицу и прочие новые технологии.

С помощью анализа традиционных типов домов, которые были распространены в России еще совсем недавно, мне удалось выявить четыре основных этно-культурных корня, из которых вырос великорусский этнос. Дочерних этносов, слившихся в этнос великороссов, наверняка было больше, так как мы видим, что один и тот же тип домов был характерен для двух, а иногда и для трех родственных этносов, живших в сходных природных условиях. Наверняка в каждом типе традиционных домов можно выделить подтипы и связать их с конкретными этносами. Дома в Карелии, например, несколько отличаются от домов в Коми. А дома русского типа в Ярославской области строили чуть иначе, чем дома того же типа на Северной Двине. Люди всегда стремились к выражению своей индивидуальности, в том числе и в устройстве и украшении своего жилища. Во все времена находились те, кто пытался изменить или улучшить традиции. Но исключения только подчеркивают правила, — это всем хорошо известно.

Я буду считать, что написал эту статью не зря, если в России меньше будут строить нелепых коттеджей в никаком стиле, если кто-то захочет построить свой новый дом в одном из традиционных ститей: русском, словенском, угро-финском или половецком. Все они сегодня стали общероссийскими, и мы обязаны сохранять их. Этно-культурный инвариант — это основа всякого этноса, пожалуй, поважнее языка. Уничтожим его — и наш этнос деградирует и исчезнет. Видел, как наши соотечественники, эмигрировавшие в США, цепляются за этно-культурные традиции. У них даже изготовление котлет превращается в некий ритуал, который помогает им ощущать, что они россияне. Патриоты не только те, кто ложится под танки со связками гранат, но и те, кто предпочитают российский стиль домов, российские валенки, щи и борщи, квас и т.д.

В книге коллектива авторов под редакцией И.В. Власова и В.А. Тишкова «Русские: история и этнография», вышедшей в 1997 г. в издательстве «Наука», есть очень интересная глава о сельской жилой и хозяйственной застройке в России в XII — XVII веках. Но авторы главы Л.Н. Чижикова и О.Р. Рудина почему-то очень мало внимания уделили домам русского типа с трехскатной крышей и светелкой на чердаке. Они рассматривают их в одной группе с домами словенского типа с двухскатной крышей, нависающей на боковые стены.

Однако объяснить, как дома русского типа появились на берегах Белого моря и почему их нет в окрестностях Новгорода на Ильмене, исходя из традиционной концепции (утверждающей, что Беломорье контролировали новгородцы с Ильменя), невозможно. Наверное, поэтому историки и этнографы не обращают внимание на дома русского типа, — их нет в Новгороде. В книге М. Семеновой «Мы — славяне!», изданной в 2008 г. в Санкт-Петербурге в издательстве «Азбука-классика», есть хороший материал об эволюции дома словенского типа.

Согласно концепции М. Семеновой, первоначальным жилищем ильменских словен была полуземлянка, почти полностью углубленная в землю. Над поверхностью возвышалась только слабо двухскатная крыша, покрытая жердями, на которые укладывался толстый слой дерна. Стены такой землянки были бревенчатыми. Внутри были лавки, стол, лежак для сна. Позднее в полуземлянке появилась глинобитная печь, которая топилась по-черному, — дым шел в землянку и выходил через дверь. После изобретения печи в жилище стало тепло и зимой, можно было уже в землю не закапываться. Дом словен «стал вылезать» из земли на поверхность. Появился пол из тесанных бревен или из плах. В таком доме стало чище и светлее. Со стен и с потолка не сыпалась земля, не надо было сгибаться в три погибели, можно было сделать более высокую дверь.

Думаю, что процесс превращения полуземлянки в дом с двухскатной крышей проходил многие столетия. Но и сегодня словенская изба несет некоторые черты древней полуземлянки, по крайней мере форма крыши осталась двухскатная.

Так выглядел дом новгородских словен в VIII-IX веках. На слеги крыши укладывали слой коры, чаще всего бересты, и на него укладывали дерн: крыша напоминала крышу полуземлянки.

А это уже XII век. Усадьба в Новгороде. От современных домов словенского типа эти дома отличаются только размерами окон. Но тогда стекла не знали, а дома сидели вечером при лучине или свечах. А днем хватало и маленького оконца, затянутого бычьим пузырем.

Средневековый дом словенского типа на жилой подклети (по сути двухэтажный). Нередко на первом этаже был хлев — помещение для скота.

Предполагаю, что наиболее древним типом дома, сложившимся несомненно на севере, был русский тип. Дома этого типа более сложны по устройству крыши: она трехскатная, с карнизом, с очень устойчивым положением стропил, со светелкой, обогреваемой дымоходом. В таких домах дымоход на чердаке делал изгиб длиной около двух метров. Этот изгиб трубы образно и точно называется «боров», на таком борове в нашем доме в Всехсвятском, например, зимой грелись кошки, от него и на чердаке было тепло. В доме русского типа никакой связи с полуземлянкой нет. Скорее всего, такие дома придумали еще кельты, которые проникли на Белое море не менее 2 тысяч лет назад. Возможно, на Белом море и в бассейне Северной Двины, Сухоны, Ваги, Онеги и верхней Волги жили потомки тех ариев, часть которых ушла в Индию, Иран и в Тибет. Вопрос этот остается открытым, и вопрос этот о том, кто мы, русские, — пришельцы или настоящие аборигены? Когда знаток древнего языка Индии санскрита попал в вологодскую гостиницу и прислушался к говору женщин, то был очень удивлен тем, что вологжанки говорили на каком-то испорченном санскрите, — настолько русский язык оказался похож на санскрит.

Дома словенского типа возникли в результате трансформации полуземлянки по мере продвижения ильменских словен на север. При этом многое (в том числе, и некоторые способы постройки домов) словене переняли у карел и вепсов, с кем неизбежно вступали в контакт. Но с севера пришли варяги русь, раздвинули угро-финские племена и создали свое государство: сначала Северо-Восточную Русь, а потом и Киевскую Русь, перенеся столицу в более теплые края, потеснив при этом хазар.

Но те древние государства в VIII — XIII веках не имели четких границ: те, кто платил князю дань, тот и считался принадлежащим этому государству. Князья и их дружины кормились, грабя население. По нашим меркам, они были обычными рэкетирами. Думаю, что население частенько переходило от одного такого рэкетира-государя к другому, а в ряде случаев население «кормило» сразу нескольких таких «государей». Постоянные стычки между князьями и атаманами, постоянный грабеж населения в те времена были обычнейшим делом. Самым прогрессивным явлением в ту эпоху было подчинение одним государем всех мелких князей и атаманчиков, подавление их свободы и обложение населения твердым налогом. Таким спасением для русских, угро-финов, кривичей и словен было включение их в состав Золотой Орды. К сожалению, наша официальная история строится на летописях и письменных документах, составленных князьями или под их непосредственным руководством. А им — князьям — подчиняться верховной власти золотоордынского царя было «хуже горькой редьки». Вот и обозвали они это время игом.

Автор А.В. Галанин. Источник.

Электронное СМИ «Интересный мир». 01.10.2013