Home 1 Общество 1 Существуют ли национально-культурно-религиозные конфликты?

Существуют ли национально-культурно-религиозные конфликты?

Каждый раз, когда мы задумываемся о национальных, культурных и религиозных конфликтах, наше личное субъективное видение мира, говорит нам, что этих конфликтов в реальности не существует. Эти конфликты выдумали люди, хотящие власти, денег, славы и чужих ресурсов. Причем здесь национально-религиозно-культурные противоречия? Властность и агрессивность – универсальные понятия. Просто кое-кому хочется чужого и на халяву. Нет никаких национальных, культурных и религиозных конфликтов. Есть трагическая вовлеченность других людей в чужие амбиции.

Когда мы путешествовали по Нагорному Карабаху, наши взаимоотношения с людьми определялись вовсе не чьей-то индивидуальной национальностью, религией и культурой. Они определялись человеческим фактором. Доброжелательностью, порядочностью, уважением, внутренней нравственностью… Да много чем еще! Это какие-то глубинные общечеловеческие понятия, которые трудно выразить словами.

Не имело никакого значения, что удивительный священник Тер-Григор (статья «Удивительный священник») — убежденный христианин, а мы оба очень светские люди. И даже если бы мы были христиане, ну и что? Все равно Русская Православная церковь не тождественна Армянской Апостольской церкви. Ну, и что? Независимо от наших светских взглядов на жизнь, нам обоим до сих пор хочется поклониться Тер-Григору в ноги. За его человеческие качества, за величие духа. Какой тут может быть религиозный конфликт?

Когда в джунглях на острове Борнео мы общались с некоторыми людьми, то мы знали, что если не они, то их близкие родственники точно пробовали человеческое мясо. Когда наш проводник Лайон помогал нам выжить в джунглях, а мы потом помогали его семье продуктами, нас всех абсолютно не ссорило, культурное противоречие между каннибалами и вегетарианцами. И руки мы друг другу протягивали в горах без всякой задней мысли.

А потом выяснилось, что у Лайона не только каннибалы в роду, но он еще и браконьер, и мусульманин. И что нам теперь руки мыть? Или православным крестом махать? Или ему нужно жалеть, что он нас не сожрал вместе с нашими камуфляжными штанами? Тогда наши отношения определялись вовсе не внешними культурными различиями. Когда ночью в джунглях Лайон не спал, охраняя наш сон своим браконьерским ножиком, длиною в полметра, наши отношения определялись вовсе не культурным конфликтом между русским и малайским народами…

Когда в селе Зуар в Нагорном Карабахе мы с местными пили тутовку, закусывая горным медом, разговаривали на трех языках (английский, армянский, русский), то мы прекрасно понимали друг друга. И ни один из нас не был ни чистокровным армянином, ни чистокровным русским. Иногда не хватало слов, чтобы выразит переполнявшие нас эмоции. Но национального конфликта не было. И языкового барьера не было. Наши отношения определялись тем, что мы – люди! И вести себя, как нелюди, мы не можем и не хотим! (статья «Карабахский драйв»)

И когда мы все вместе спасали Ниву, которую мы же сами и утопили в горной реке по пьяни, нам было абсолютно все равно, кто здесь армянин, а кто русский. Кто хозяин, а кто гость. Кто водитель, а кто пассажир. Мера взаимопомощи определялась личными представлениями о порядочности и взаимовыручке. А вовсе не национальностью.

Когда на границе с Казахстаном в знойных степях Эльтона мы поняли, что вляпались в проблему с машиной, и воды на всех может не хватить, нам всем было абсолютно все равно, кто из нас казах, а кто нет. И воспоминания о кочевых набегах казахов на русский военный гарнизон на Эльтоне, абсолютно не влияли на наши человеческие отношения. (статья «Переоценка ценностей»)

И когда позже мы сидели в юрте в гостях у казаха Смагула , бережно сохранившего и казахские традиции, и русские – нам всем было искренне все равно, кто какой национальности. Смагул вызвал у нас чисто человеческую симпатию. И отношения определялись именно этим.

Когда в нашу последнюю поездку в Карачаево-Черкесию мы сидели под чинарой, и травили байки о сексе, национальных традициях и легендах карачаевцев , то мы все одинаково смеялись над смешным и возмущались несправедливостью. И представления о смешном и о несправедливости у нас были, если и не одинаковые, то вполне понимаемые. И не делили мы друг друга, на «черножопиков» и «беложопиков». И понимали и принимали друг друга, даже если не согласны. И пойди пойми по этой фотографии, кто из нас тут больший «черножопик»!

Мы все были просто усталыми небритыми пацанами после тяжелого конного похода. И как себя человек повел в этом походе, имело куда большее значение, чем культура, религия, национальность…

И вот когда в мире кто-то пытается раздуть культурно-религиозно-национальные конфликты, нам обоим очень хочется сказать, что это провокация! Нет никаких культурно-религиозно-национальных конфликтов! Есть другие конфликты – конфликты политических и финансовых интересов. Они возникают и трагически вовлекают в себя целые народы, когда кому-то опять захотелось власти, денег и сомнительной славы.

Авторы Игорь и Лариса Ширяевы.

Электронное СМИ «Интересный мир». Выпуск №44 от 20.02.2012

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Мастеркард 5469400010332547 Ширяев Игорь Евгеньевич.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.