Home 1 Общество 1 Роды в роддоме

Роды в роддоме

Первого ноября 2010 г. нас выписали из роддома.

Стоял не свойственный ноябрю теплый осенний день, а из окна машины был виден нереальной красоты закат. Слева от дороги снова горел лес, напоминая о летних пожарах.

Все 9 месяцев  беременности у меня не было не малейшего страха перед родами. Ничего, после 7-го появится, —  сказала, как-то мне подруга. Страх не появился ни на 8-м, ни на 9-м месяце. Более того, я была убеждена, что боль и страх при родах  — следствие средневекового религиозного взгляда на грех и рождение, и с истинной природой вещей мало сочетаются. Все дело в подсознании. На последних беременных месяцах я брала камеру, все необходимые документы (на случай внезапных схваток) и в машине отправлялась в фотопутешествия по городам,  чтобы получить позитивный заряд.  К началу 40-й недели беременности с поездками было завязано. Но 22 октября в срок поставленных врачами родов, так ничего и не произошло.

Прошло еще три дня, шла уже 41-я неделя беременности, но дело с мертвой точки не сдвигалось. 25 октября в день моего рождения у меня начала отходить родовая пробка. Я позвонила заведующей роддома, с которой договорилась заранее о родах, та сказала: «Думаю, до утра доживешь, а утром приезжай, я тебя положу».  Вечером первый раз за все время появился страх. Живот был напряженный. Утром я приехала в роддом, но заведующая заболела. Меня принял ее заместитель, осмотрел и сказал: «Шейка созревает и только начала открываться, этот процесс может растянуться на несколько дней, езжай-ка ты домой девонька и отдыхай там до пятницы, вряд ли раньше, что-то будет». Я расслабилась, вернулась домой, накачала с торрентов  фильмов, насмотрелась на ночь и спокойно легла спать.

Утром 27 октября меня разбудили боли внизу живота. Очень хотелось спать. Фигня, подумала я, перевалилась на другой бок и провалилась в сон. Вначале одиннадцатого дня спать стало невмоготу. Я встала, позавтракала и наконец, начала осознавать, что это не Брекстоны (ложные схватки),  а реальные. К 12 часам дня я стала замечать время, схватки повторялись каждые 20 минут по 2 минуты в среднем. Я начала дышать (как рекомендуют) и петь песни. Пришла мама. Я рассказала, как обстоят дела. Ой, ну это тебе долго  еще, — сказала она, полагаясь на свой опыт. А я стала сразу вспоминать истории, как с такими схватками, как у меня порой отправляют домой, типа рано. Колебалась, звонить, не звонить в роддом. Около часу дня сомнения отпали, когда появилась кровь.

Врач должен был быть на месте в половине третьего. В два часа дня я еще сидела на кухне с ноутбуком и ела бульон, что собственно и удивило потом народ. Только что была он-лайн — и вот родила. Вначале четвертого часа меня уже осматривал врач. Вопрос: «А когда это у тебя воды отошли, у тебя пузырь пустой», — поверг меня в шок. «Чего?» — переспросила я, откуда я знаю, не было ничего. Врач вышел и сунул мне пеленку. Зачем это, – успела подумать я и обнаружила, что «по уши» в крови. За стеной послышалось: «Срочно оформляй ее в предродовую!»

Меня стали оформлять, задавая обычные дурацкие вопросы, не болела ли коклюшем, свинкой и прочей дрянью, возраст, роды по счету и т.д. Затем выдали страшный халатик, забрали вещи, кроме бутылки с водой и телефона, который заставили отключить.  Померили давление, оно подпрыгнуло до 130 на 90. Провели еще часть экзекуций, в том числе, вставили традиционную клизму и привели в белую комнату с белыми кроватями и суднами. Схватки усиливались. Попробовала, как учили, облокотиться об перила кровати и повертеть задницей. Результат оказался нулевой. Минут через 10 пришла акушерка, представилась и сказала, что я должна ее слушаться. Я мотнула головой в знак согласия. Акушерка рассказала, как надо дышать (вот только это я без нее уже научилась) и поставила капельницу с окситоцином со словами: «Ждать больше нельзя, так как воды отошли», посчитала время между схваток, теперь уже 2-3 минуты, и ушла с концами.

Сначала было ничего, я дышала, вроде как помогало. Но потом начался кошмар. Боль усиливалась, перерывов между схватками, чтобы прийти в себя не хватало, время тянулось мучительно долго, никого рядом не было, только белые наводящие тоску стены. Я металась по кровати, дыхание уже не помогало, мозг шел к чертям. Я кусала ногти и рвала больничную подушку и, кажется, укусила себя за руку, потому, что там образовался синяк. Потом пришел врач.

— Ты как?

— Как-как!? БОЛЬНО!

— А ты что думала, это как в носу поковыряться? — цинично заявил доктор и пошел что-то писать при этом, задавая мне опять какие-то вопросы, на которые я даже в состоянии агонии, как ни странно могла отвечать.

Сначала я себя сдерживала, потом просто сорвалась с тормозов, стала пищать и стонать.  А в какой-то момент мне стало не хватать воздуха и кидать в жар. То, что у меня было повышенное давление, похоже, мало кого заботило. Вот сейчас помру,  — подумала я. Пришла акушерка. К тому времени я уже была мало вменяема. Акушерка осмотрела шейку матки, она оказалась свернута влево. Она стала руками мне ее править, и я чуть не сдохла от боли.

— Вколи ей реланиум, — сказал доктор, зевая, — а то я смотрю, она уже на пределе.

После укола я отключилась. Я чувствовала при этом схватки, но мне было плевать.

— Наташа! Наташа!

Я слабо открыла слипающиеся глаза.

— Боли меньше стали?

— Не-а.

— Но как так, тебе же обезболивающие лекарства вместе с реланиумом ввели!? Ты же дремала?

— Ну и что? Мне просто пофиг стало.

Врачу стало смешно:

— Что, пьяная совсем? Ну, трезвей давай, сейчас на финальный этап пойдем.

Потом меня заставили тужиться еще в предродовой. Я не знаю, как я с этим справилась, потому что голова была в тумане от стресса, пережитого болевого шока и реланиума.

В шесть часов вечера меня привели в родовую комнату, где пришлось включить последние резервы мозга, чтобы перебороть реланиум и начать потуги. Мне казалось, я не справляюсь и делаю все не так. Голова кружилась, труд был тяжелым, не всегда все получалось правильно. Какого же было мое удивление, когда я вскоре увидела головку младенца, а потом вытащили спящего с реланиума пацана.

-Это что, всё!? — спросила я, когда обрезали пуповину.

-Ну, как… еще плаценту выгнать надо.

-Ой, да это мелочь!

Акушерка посмотрела на меня обалдевшими глазами. На «финальном этапе» я управилась меньше, чем за полчаса. Медперсонал был удивлен.

В семь пятнадцать я уже звонила, писала смс и включила аську на смартфоне: «Это такой треш, такой треш!» Рядом в роддомовской люльке лежал самый лучший малыш на свете и смотрел на меня.

В заключение хочу сказать, что хотя я не в восторге от наших роддомов, в том числе, от этого, но все же не могу не отдать ему должного уважения. Во-первых, я выбрала его сама, т.к. он считается одним из лучших в Подмосковье. Во-вторых, там применяют современный подход, т.е. стремятся к естественной природе в некоторых вещах. А именно, никого не кесарят без острой на то необходимости, даже сорокалетних первородящих. Прикладывают дитя к груди матери в первые 30 минут после родов, и главное, ребенок все время пребывания, все 24 часа в сутки находится рядом с мамой, его никуда не увозят после родов, ни сразу, ни в последующие дни, разве что на 10 минут сделать прививки или взвесить.

Автор Наталья Санталова, специально для «Интересного мира».

Рекомендуем почитать:

Домашние роды

«Тема сисег» с точки зрения консультанта по грудному вскармливанию

Медицина о домашних родах

Наши домашние роды – как это было

Роды дома: как это, почему и «что делать?»

«Подводные камни» материнства

Электронное СМИ «Интересный мир». Выпуск №78 от 14.06.2012

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Мастеркард 5469400010332547 Ширяев Игорь Евгеньевич.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.