Home 1 Человек 1 Психолог и клиент. Инструкция по применению. Часть 4.

Психолог и клиент. Инструкция по применению. Часть 4.

Это предпоследняя часть небольшого цикла о неформальных правилах взаимодействия психолога и клиента на психологической консультации, во время процедуры психологической помощи или помогающего психологического тренинга. Прежде, чем читать эту страницу, рекомендуем вам прочитать ЧАСТЬ 1, ЧАСТЬ 2 и ЧАСТЬ 3. Тогда вам станет понятно, почему возникла тема каких-то «инструкций» для психолога и клиента. А сейчас мы поговорим о примерных правилах для психологов. Все написанное ниже является нашим частным мнением и не претендует на абсолютную истину. Это просто личный профессиональный опыт двух людей, которые много лет почти ежедневно ведут психологические консультации, оказывают практическую психологическую помощь, проводят тренинги. Возможно, что-то из этого опыта окажется вам полезным.

Итак, примерные правила для психолога.

4. Правило умения делать выводы, ставить диагнозы и давать рекомендации. Когда мы в ЧАСТИ 2 этого цикла писали о правилах для клиента психолога, мы в пункте 5 упомянули о необходимости клиенту на психологической консультации рассказывать психологу факты, а не свои эмоциональные интерпретации этих фактов. Для чего нужны факты? Для того, чтобы психолог мог поставить верный психологический диагноз и дать оптимальные рекомендации. Проблема в том, что многие психологи не приучены это адекватно делать. Они впадают в крайности.

Либо психолог становится в роль гуру, занимаясь ни чем иным, как проекцией (см ЧАСТЬ 3, пункт 1), либо психолог впадает в другую крайность – он не ставит никаких диагнозов и не дает рекомендаций, становясь почти бесполезным для клиента. Почему? Мы попытались дать ответ в наших предыдущих статьях, и сейчас просто процитируем самих себя:

Статья «Я не ставлю диагнозов! Нельзя вешать ярлык на человека»:

«Размышления профессиональных психологов о психологах и психодиагностике.

Фраза, вынесенная в заголовок, стала расхожим штампом у психологов, которые считают себя гуманистами. Как люди, прошедшие всю систему образования психологов – сначала в качестве студентов факультета психологии, а потом и в качестве преподавателей психологии в ВУЗе – мы хорошо знаем, откуда взялся этот псевдогуманистический штамп.

Первый посыл дали сами преподаватели психологии. «Введение в специальность» и «История психологии» — одни из первых дисциплин, они изучаются с самого начала обучения психологов в ВУЗе. Рассказывая студентам об ортодоксальной психиатрии (которая, не будем скрывать, иногда была карательной) преподаватели-энтузиасты всячески подчеркивали, что мы, психологи, — иные! Мы не вешаем ярлык на человека – а психиатрический диагноз в истории часто становился поводом для социального принижения человека – мы относимся к человеку, как к полноценному и здоровому, мы даем человеку шансы справиться со своим своеобразием и жить полноценной личной и социальной жизнью.

Большинство студентов на факультете психологии – женщины, склонные к искреннему сочувствию и сопереживанию. Если мужчины, то тревожные невротики. Абсолютное большинство пришли в психологию, чтобы сначала решить свои внутренние проблемы и только потом дорасти до того, чтобы помогать другим людям. Многие впечатлительны. Многие сами настрадались от своей внутренней психологической непохожести на остальное большинство человечества. Слова о том, что мы, психологи, — иные, и что не надо принижать человека за его психологическое своеобразие, тут же примериваются на себя, музыкой звучат в душе и запоминаются на всю оставшуюся жизнь.

Потом на старших курсах идут другие предметы. Рассказывают об альтернативной психиатрии, которая сочетает жесткую диагностическую позицию с гуманистическим (часто даже немедикаментозным) лечением. Позже идет огромный серьезный курс психодиагностики. И еще более строгий и серьезный курс экспериментальной психологии. Поздно! Психолог запомнил: я добрый! Я иной! Мы гуманисты, нельзя вешать ярлык на человека! Нельзя говорить о плохом, надо верить в хорошее!

Результат? К концу обучения в ВУЗе профессиональный психолог по строгости мышления недалеко ушел от целителя-экстрасенса, верящего в свою избранность и особые нетрадиционные методы помощи. Впрочем, невелика беда! Из 60 человек, одновременно окончивших с нами факультет психологии, в профессиональной практической помогающей психологии кроме нас двоих остались… еще двое. Остальные вышли замуж, ушли в науку или преподавание, сменили сферу деятельности.

Что делать тем, кто остался в психологии и, действительно, стал практикующим психологом? Путь элементарен, но тяжел. Избавляться от своего своеобразия, как от фактора, мешающего помогать другим людям. Учиться и доучиваться практически всю жизнь. Изменять свое мышление на строгое, не теряя доброты и гуманизма.

На совести практикующих психологов, которые вовремя не проработали не только свои проблемы (это само собой!), но и свое образование, свой стиль мышления – десятки и сотни непоставленных или поставленных неправильно психологических диагнозов. На совести таких психологов бесконечные курсы и тренинги личностного развития, длительные психотерапевтические сессии с разговорами о детстве клиента, а в результате – потерянное время жизни клиента, пропущенные серьезные диагнозы, некомпетентная помощь не от того, чем страдает человек, — а в итоге часто ухудшение состояния обратившегося человека и развитие реального психического расстройства. Почему? Специалист продолбал! По причине своих субъективных неправильных представлений о жизни и профессии. По причине псевдогуманизма.

Психологический диагноз – это не ярлык. Никто не призывает как-то социально или личностно принижать человека. Никто не призывает всех стричь под одну гребенку. Каждый человек, несомненно, индивидуален и уникален. Но именно потому, что все люди разные, и чтобы как-то мочь этих разных людей различать, систематизировать и помогать им – именно для этого и придумали замечательную науку психодиагностику. И кстати, она входит в государственный стандарт образования психологов.

Врач, если это не скоровспомощной случай, начинает с анализов. Это правильно. В большинстве случаев невозможно по внешнему виду человека поставить безошибочный диагноз. В психологии так же. Существует устойчивый миф, что хороший психолог видит человека насквозь. Чушь! У нас у одного 20 лет, а у другого 25 лет профессионального стажа. И мы оба хорошие психологи, без всякого там скромного опускания глаз и шарканья ножкой. И вот мы вам говорим: не видит психолог сразу человека насквозь! Постепенно начинает понимать, чувствовать и знать глубоко, но в результате кропотливой работы – психодиагностики, в первую очередь! Поэтому первое, что очень желательно делать психологу после первичной консультации, это психодиагностическое обследование своего клиента. Полученный точный (в цифрах!) психологический диагноз позволит обоснованно ответить на кучу вопросов. Что произошло с клиентом? Что к этому привело? Где норма, а где патология? Что врожденно, а что приобретено? Что дальше делать? Какие методы помощи будут самыми эффективными? И еще много-много всяких деталей и частностей. Исключение составляют случаи, когда клиент приходит в настолько остром состоянии (например, патологический аффект), что психолог уподобляется врачу скорой помощи – диагноз ставится приблизительно «на глазок», и далее принимаются срочные меры по выведению клиента из острого состояния.

А потом, если клиент не умер и не перестал ходить к психологу, все равно, психодиагностика! И вот здесь в полный рост встает проблема качества самой психодиагностической процедуры. Оболваненные собственными иллюзиями о псевдогуманизме психологи, изучали строгую науку психодиагностику кое-как, без души и старательности. Хуже всего в профессии это не знать, забыть и не любить одновременно. Очень часто такие психологи не делают сбалансированную целевую батарею тестов из многих взаимодополняющих методик. Не отсеивают любительские тесты от профессиональных. Не сочетают строгие методы и проективные методики. Не соблюдают условий тестирования. Трактуют полученные данные либо слишком стандартно либо очень субъективно. Не проверяют достоверность полученных результатов. Результат – либо отсутствие психологического диагноза, либо высосанный из пальца психологический диагноз.

Кстати, да! Психологи еще во время учебы привыкают высасывать данные из пальца. А вы разве не знали? Абсолютное большинство курсовых и дипломных работ, предполагающих обследование и исследование реальных людей, наполнено придуманными сырыми данными. А потом эти данные обрабатываются строгими математическими методами и с умным видом трактуются, как достоверный экспериментальный результат. Все на факультете психологии об этом знают. А кто не знает, тот догадывается. После такого воспитания специалиста в ВУЗе, психологу высосать их пальца диагноз клиента – фигня вопросов! У него за плечами привычка и опыт безнаказанно фальсифицировать результаты. Ему же за это преподаватели пятерки ставили!

Нет смысла продолжать… Не обращаться к психологу – не вариант. Большинство людей обращается к психологу не потому, что некуда девать время и деньги, а потому, что вынуждены, потому что есть суровая жизненная необходимость, есть желание жить лучше. Не обращаться к психологу – это лишить себя еще одного шанса на счастливую жизнь, на личное счастье, на психологический комфорт. Этих шансов и так не очень много в нашем реальном мире.

Обращаться к абы какому психологу – это очень большие шансы потерять время, деньги, надежды. И что самое плохое – человек после такого обращения перестает верить и в возможность улучшить свою жизнь и в любых психологов вообще.

Остается не так много вариантов. Самопомощь со всеми издержками собственного субъективизма и профессиональной некомпетентности. Или поиск хорошего психолога, а это долго, трудно и дорого, если только не произошло счастливого совпадения.

И еще, гуманизм психолога заключается в профессионализме, в готовности и умении помочь, а вовсе не в боязни «повесить ярлык» на человека. Вот такие у нас сегодня вышли размышления о психологах и о психологической диагностике…»

Статья «Я не даю советов!»:

««Я не даю советов!» — как попугаи, повторяет большинство психологов.

Их так учили. Многие психологи боятся давать советы. А вдруг это будет насилием над психикой клиента? А вдруг совет окажется неверным, и за него придется нести моральную и психологическую ответственность? А вдруг клиент после совета психолога покончит жизнь самоубийством? Страшно! В психологи часто идут тревожные люди. И кстати, хорошие психологи, в большинстве своем, тревожные и добрые. Правда не всегда умные, но это уже совсем другая тема.

Проблема только в одном. Запутавшийся в своей ситуации клиент приходит к психологу именно за тем, чтобы ему дали совет, что делать дальше. А психолог начинает юлить: «Я советов не даю. Правда могу дать рекомендацию…», «Вы сами должны найти решение, я буду только создавать условия, чтобы вы его нашли…», «Это сложная психотерапевтическая проблема. Чтобы вам ее решить нужна длительная психотерапевтическая сессия, много-много сеансов…»

Психолог должен уметь давать адекватные советы, когда клиент этого требует. Психолог должен уметь нести ответственность за свои советы перед собой и клиентом. Работа психолога немного похожа на работу адвоката. Психолог отстаивает интересы клиента, какие бы глупости и ошибки не натворил в жизни перед этим человек, пришедший к психологу. Вы когда-нибудь слышали об адвокатах, которые боятся давать советы? Зачем вообще нужны такие адвокаты?

Иногда хочется, чтобы психологов привлекали к ответственности за пустую болтовню и неоказание помощи в трудной для клиента ситуации. Как капитана корабля за оставление людей в критической ситуации.

Зачем психологи так себя ведут? Ответы простые: от трусости, от глупости, и от желания развести клиента на длительную психотерапевтическую сессию.

1. Тревожный психолог (а большинство психологов тревожны!) боится ответственности.

2. Не очень умный человек («Психологи – интеллектуальные отбросы общества!» — как-то в отчаянии произнес наш преподаватель в ВУЗе) тупо повторяет то, что сказали до него еще во времена Фрейда. Тогда не только в литературе и политике был принят эзопов язык, но и в психологическом консультировании. Но времена изменились. На прямые вопросы нужно уметь давать конкретные ответы и уметь за них отвечать своей профессиональной репутацией.

3. Расчётливый психолог с позицией трусливого менеджера, а не специалиста-психолога, лоббирует, что только объемные психотерапевтические сессии или бесконечные многоступенчатые тренинги являются эффективной помощью клиенту, а всё остальное как бы неэффективно. И попробуй только честный психолог утверждать обратное! На профессиональных форумах тебя «с говном съедят»!

Действительно, есть клиенты, которым необходима такая объемная психотерапевтическая помощь. Но их не так много. Нас не окружают сплошь психбольные и неадекватные люди. Большинство обычных клиентов психолога вполне нормальны и пришли именно за советом, как поступить в той или иной жизненной ситуации. И этот вовремя поступивший компетентный совет может направить жизнь клиента совсем по новому руслу. Иногда можно изменить жизнь человека в лучшую сторону одной вовремя сказанной верной фразой. Проверено нами на собственном профессиональном опыте!

Ведь ходили же раньше люди к мудрецам. Ходили и ходят к священникам. Ходят к адвокатам. Никто из этих специалистов, как правило, не впаривает клиентам многомесячные сессии, тренинги, курсы. Человек приходит за помощью – и уходит, получив эту помощь. И это правильно. Мы не рождены для того, чтобы бесконечно ходить к психологу. Есть в жизни занятия поинтереснее и поважнее!

Психологи – тоже люди. Они бывают неадекватны. У них может быть некачественное образование. У них могут быть ошибочные взгляды на жизнь и профессию. Это на сегодняшний день факт, и с этим фактом приходится считаться потребителю – человеку, который обращается за помощью к психологу.»

Статья «Я не даю советов! Ответы на вопросы»:

«Наша предыдущая статья Психолог: «Я не даю советов!» вызвала противоречивые отклики. Мы не поленились и дали эту статью почитать самым разным людям. Некоторые из них далеки от психологии, от блогосферы и даже от Интернета. Некоторые наоборот буквально живут в этом.

Люди поделились примерно на две группы:

1. Потребители услуг. Их мнение однозначно: «Я плачу за услугу и хочу получить результат этой услуги: правильный совет, как жить дальше, и (или) облегчение своего некомфортного психологического состояния».

Эти люди нам глубоко симпатичны. Они ориентированы на результат. Они хотят в разумные сроки изменить свою жизнь к лучшему, а не заниматься разговорами с психологом до глубокой старости вместо того, чтобы жить и радоваться жизни. Они хотят психологически комфортно жить без психолога, но в результате эффективной работы с психологом.

2. Многие учащиеся и работающие психологи, а также некоторые близкие к теме психологии неспециалисты. Их мнение примерно таково: «Советы давать страшно. А вдруг клиенту станет хуже? Советы давать неправильно. Существуют методы консультирования, когда клиент сам в себе находит ответ».

Попробуем ответить. Да страшно! У одного из нас 20 лет стажа работы практикующим психологом, а у другого почти 25. Вы даже не представляете, сколько раз нам было страшно! Ты ни о чем больше думать не можешь, ты с близким человеком о своей работе говоришь вместо отдыха и секса, ты ночами не спишь, и воображается тебе твой суициднувшийся клиент. В профессию психолог идут в большинстве своем тревожные запуганные невротики. И пока ты этот страх и невротизм из себя не выбьешь, ты не можешь эффективно работать. Потому что не можешь взять на себя ответственность за жизнь, психическое здоровье и счастье клиента. А если не ты, то кто? Если бы в окружении клиента были такие люди, он бы к тебе за помощью не пришел! Он бы без психолога разобрался!

А если клиент потом предъявит претензию, что в результате советов психолога ему стало хуже? Вот и будем разбираться, почему стало хуже. Если клиент накосячил, сам виноват. Ну, что ж… будем дальше помогать и вытаскивать из беды. Если психолог накосячил, пусть исправляет свою работу бесплатно или возвращает деньги. Это нормальная цивилизованная традиция. Именно так работают любые сервисы по ремонту любого оборудования. Душа – тоже оборудование, только очень-очень сложное и деликатное!

А чтобы было цивилизованно и хорошо для клиента, психолог должен иметь официальную регистрацию. Тогда будет ответственность. Тогда не спрячешься. А то у нас в стране есть, как минимум, две профессии, которые не отвечают за здоровье клиента потому, что этих профессий как бы и нет – это незарегистрированные уличные проститутки и незарегистрированные практикующие психологи надомники.

А еще, дамы и господа психологи, честно скажите, у вас есть фонд возврата денег? У абсолютного большинства нет. А психолог, как автомобильный или любой другой сервис, должен быть зарегистрированным и отвечать деньгами и репутацией за свою работу. Не готовы? Тогда будьте просто милыми психологами для себя и своей семьи. Это тоже прекрасно.

Вот еще, что нам пишут: «Страна советов… Совершенно не обязательно раздавать советы, чтобы помочь человеку найти верное решение. Можно задавать вопросы, например. Эвристические беседы никто не отменял. Решение, которое человек принял сам — наиболее ценное и правильное. А те, кто приходит за советом, зачастую просто пытаются свалить на психолога ответственность за принятие решения.”

Отвечаем: И сколько на это уйдет времени? Штучная ювелирная длительная работа. А человеку сегодня-завтра решение принимать, от которого вся его жизнь зависит. Типичный случай: у клиентки муж в супружескую постель другую женщину привел. И она их застукала. И ей сегодня с ним в эту постель ложится. И таких людей много: десятки, сотни. А психологов, которые могут дать компетентный совет и нести за него ответственность мало. Большинство психологов именно такие, как мы описали. За 20 лет практики насмотрелись мы на психологов. А страны советов давно нет. Есть страна, в которой на тебя всем наплевать и посоветовать некому.

И вот здесь ключевым становится вопрос качественного образования и практической компетентности психологов. Например, мы недавно наткнулись на сайт, где 23-летняя психологиня пишет: «Я помогаю людям на основе своего богатого жизненного опыта». Люди! Будьте бдительны! Это называется феномен проекции. Об этом еще на первом курсе факультета психологии говорят. Психолог не должен переносить свой личный жизненный опыт на клиента. Тем более в 23 года. Это называется помогать другим от своих собственных проблем. Нельзя, чтобы такие психологи «давали советы». Уж они надают…

И вообще, компетентный совет – это результат глубочайшего анализа клиента и его ситуации, а вовсе не результат субъективизма и личных переживаний психолога! Вот это главное!

А вот еще интереснейший диалог в комментариях. Позволим себе процитировать вопросы и наши ответы:

— В трудной жизненной ситуации, клиент запросто может полностью положиться на авторитет психолога и слепо последовать совету. И тогда хорошо, если психолог успел уловить, как будет лучше для этого конкретного человека, а если нет?

— Вот именно этого категорически и не должен допускать честный компетентный психолог. Поэтому консультация — это диалог двух умных заинтересованных в результате людей: клиента и психолога.

— А если человек под влиянием стресса находится, он же не всегда способен адекватно мыслить?

— Если психолог-консультант видит, что клиент находится именно в таком серьезном стрессе, он обязан не консультировать и давать советы, а отправить клиента к психотерапевту. В остром случае к психиатру.

— То есть в тяжелых случаях уже надо выше по инстанциям? А депрессия? С депрессией разве не обращаются к психологу? Или все в каждом конкретном случае решается?

— Есть два вида депрессии.

Эндогенная (психиатрическая) депрессия вызвана внутренними причинами: химия и физиология мозга. Доминирующее лечение должен проводить психиатр, а психолог играет вспомогательную роль.

Реактивная психологическая депрессия — реакция человека на некомфортные условия жизни и надуманные (когнитивно ошибочные) переживания. Этим занимается преимущественно психолог.

Любой специалист: психолог или психиатр — способен определить вид депрессии на основе строгих методов психодиагностики. Честный специалист отправит к другому, если это не его случай. Нечестный или некомпетентный будет помогать и брать за это деньги.

В заключение хочется сказать, что мы не претендуем на истину в последней инстанции. Просто мы именно так работаем и считаем это правильным. Если вы клиент, и вам это не нравится или не подходит, вы можете обратиться к более подходящему для вас психологу. А если вы психолог, вы можете работать так, как вам нравится. Никто ведь не запрещает.»

В общем, мы достаточно четко выразили свою человеческую и профессиональную позицию. Психолог должен уметь делать выводы, ставить диагнозы и давать рекомендации. Это его работа, это сфера его профессиональной компетенции и это зона человеческой ответственности психолога.

Авторы психологи Игорь и Лариса Ширяевы. Источник: Частная психологическая мастерская  «Успешные мозги».

Продолжение ЧАСТЬ 5.

Электронное СМИ «Интересный мир» от 18.04.2013