Home 1 История 1 Персия при Наср-эд-Дин-шахе. Очерк 6.

Персия при Наср-эд-Дин-шахе. Очерк 6.

Да простит мне читатель, как прощает Аллах своего верного раба, за неполноту моих очерков, которые я писал по заметкам в моих записных книжках, сделанным много лет тому назад, вследствие чего очень понятно, что многое забылось мною. Написать эти очерки воодушевили меня две причины: во-первых, то, что в нынешнем году, блаженной памяти Наср-Эдин, Шахиншах (т. е. царь царей), под сенью которого я шесть лет сидел на ковре его милостей и счастья, должен бы был праздновать, если бы не был убит злодеем, со своим правоверным народом, благополучное пятидесятилетие своего царствования, и во-вторых, расспросы о Персии любопытных, из которых я убедился, что о Персии всюду имеют очень смутное понятие. Поэтому я и рискую в предлагаемых очерках познакомить читателя с Персией, за время моего там пребывания, с 1882 по 1888 год. Благодаря милостям Шаха (да будет душа его в раю с Магометом), я уже награжден его звездами и наградою, почему мне нет уже цели льстить Персии в моих очерках, как делали многие для получения звезд, и я постараюсь только изложить читателю всю сущую правду о том, что я видел и слышал за шесть лет в Персии. — В этих очерках говорится о Наср-Эдин-шахе как о живом, так как они были еще написаны до его смерти.

Мисль-Рустем.

Предыдущий ОЧЕРК V-й

ОЧЕРК VI
Воцарение шаха Наср-Эдина. — Его сыновья: Зили-султан, Музафер-Эдин-мирза и Наибе-Султане. — Случай с Зили-султаном. — Шахские жены. — Фаворитки. — Женитьба шаха. — Жизнь в шахском эндеруне. — Праздники в эндеруне. — Евнухи. — Помещение эндеруна.


Наср-эд-Дин-шах со своими евнухами. Фото А. Севрюгина.

Первоначально повелители Ирана, или Персии, были из сеидов, т. е. потомков пророка, но Ага-Магомет, родом из каджаров, взял престол в 1792 году от сеидов силою, и, таким образом, нынешний повелитель персов, Наср-Эдин, уже не сеид (потомок пророка), а каджарец. До воцарения каджарцев, имя этого племени считалось ругательным. До своего воцарения шах жил далеко от столицы Персии, в городе Тавриз, где живут всегда наследники персидского престола (говорят, их держат там из боязни, чтобы они раньше времени не свергали царствующих повелителей). Наследником престола Наср-Эдин-шах был, по Туркманчайскому договору, утвержден Россией, а когда его отец Магомет-шах умер в 1846 году, то дали тотчас же знать в Тавриз русскому консулу Аничкову, чтобы он немедленно доставил Наср-Эдина в Тегеран для возведения на освободившийся престол из опасения, чтобы дядя Наср-Эдина не воцарился раньше. Русский консул, как рассказывают, разбудил Наср-Эдина ночью, поздравил его шахом и предложил немедленно с ним ехать в Тегеран для воцарения. По дороге через город Казвин их не хотели пропустить, но Наср-Эдин, заняв у русского консула золота, подкупил казвинцев; что у Наср-Эдина не было в то время денег, свидетельствует, как говорят, неуплаченный документ (расписка), сохраняемый до сих пор в Императорской миссии в Тегеране. Таким образом шах приехал в Тегеран и, после маленьких смут со стороны дяди, был воцарен повелителем Ирана.


Наср-эд-Дин-шах у собственного монумента. 1888.
Фото А. Севрюгина.

До 1888 года у шаха было всего 4 сына и, как говорят, 11 дочерей. Старший сын — Зили-султан, что в буквальном переводе обозначает «тень шаха», состоял губернатором Исфагани, был человек в летах, с косиной на один глаз, отчего имел отталкивающую физиономию: враг русских, приверженец англичан, деспот и жесток со всеми; о нем подробнее расскажу кое-что дальше. Второй сын, Музафер-Эдин-мирза, родился в 1850 г., — «валиат», т. е. наследник престола.


Сын шаха Музаффар-эд-Дин-мирза

Зили-султан не был признан Россией («валиатом»), которая утверждает их по Туркманчайскому договору, потому что его мать была из крестьянок, рабынь, но признан был Музафер, так как мать его была из шах-заде, т. е. княжон. Он состоит до воцарения губернатором, как и все наследники престола, в Адрабеджане, живет очень бедно в Тавризе, является приверженцем духовенства и добр. Третей сын шаха, Наибе-Султане, красив, хитер, но ничего не смыслит в военном деле, хотя и военный министр. Четвертый сын еще маленький и, право, не знаю, как его имя. Все сыновья не получили никакого европейского образования. Зили-султан знает только болтать по-английски: он очень богат, держит свои капиталы в Англии и мечтает достичь престола, которого лишен из-за происхождения своей матери, надеясь на поддержку простого народа и на свои капиталы. Музафер, наследник, исключая персидского языка, никакого не знает. Он редко, раз в три года, приезжает в Тегеран с поклоном к отцу и, конечно, с подарками. Наибе-Султане плохо болтает по-французски, знает несколько фраз по-немецки и очень любит, когда его величают «Kaiserliche Hoheit».

Сын шаха Зели-султан в австрийской военной форме.
Фото Д. Ермакова.

С Зили-султаном был интересный случай, о котором, конечно, многие и не слыхали. Вот что о нем рассказывают. Англичане, которые находят его обиженным будто бы Россией и поддерживают в нем надежду, что возведут когда-нибудь и его на престол, — прислали ему в 1886 году орден Индийской Звезды, который дается ими своим вассалам в Индии. Кое-кто обратил внимание шаха на то, что валиат Музафер, т. е. наследник его, не имеет ордена от англичан, тогда как Зили-султан его уже получил, и при этом добавили, что по Персидскому заливу он получил также от англичан тайно несколько тысяч ружей, и что это может грозить бедой самому шаху. Шах сейчас же вызвал его из Исфагани в Тегеран и арестовал в его же дворце, отобрав все оружие, невзирая на то, что Зили-султан представил ему с поклоном много золота. В его же губернаторство были посланы надежные люди, которые действительно нашли до 3000 тайно от шаха полученных Зили-султаном скорострельных ружей, и к тому же на клинке дорогой шашки Зили-султана была сделана из алмазов надпись: «Кто войдет на престол, будет зарублен этой шашкой». Все боялись шахской грозы над Зили-султаном, который между тем заявил шаху через приближенных, что он себя сожжет во дворце из-за позора быть арестованным, или чтобы шах отпустил его жить в Англию. Но ни того, ни другого не случилось, а, благодаря проискам эндеруна (женщин), главное же матери Зили-султана, все прошло мирно. Через месяц Зили-султан объяснил нахождение у него ружей тем, что он хотел их преподнести сюрпризом шаху, почему шах, поняв все-таки замысел, выпустил его, но лишил его правления над многими областями, сделав только губернатором Исфагани без права иметь свои войска, за исключением собственного конвоя. Слышно было, что у Зили-султана войска были лучше, чем у самого шаха в столице, хоти я и сомневаюсь: часть их я видал, и нашел таких же недисциплинированных солдат, как в Тегеране у шаха. Богатство нажил себе Зили-султан, как говорят, прямо варварством и насилием: он вешал без церемонии всех богатых ханов у себя в провинции, если они не несли ему своих богатств, чем и чванился между простым народом.


Женщины шахского гарема

Исключая трех жен, матерей вышесказанных сыновей, у шаха в эндеруне (женском отделении), много еще жен. В 1888 году считалось настоящих жен до 52, из них четыре законных, а остальные сиге, т. е. временного брака, легче расторгаемого, причем дети, однако, от сиге считаются равноправными с детьми от законных жен. Между женами одна, Анисе-Давле, любимица шаха, ее называют фавориткой, и она всегда исполняет роль les homages de la maison при приемах в эндеруне. Она красива, высокого роста, стройна, брюнетка с усиками, но с толстыми губами. Говорят, очень умна, хотя простого происхождения, дочь мельника. Шах часто пользуется ее советами. Затем у него есть еще одна старая жена, Эмин-Акдас, которой шах больше доверяет; она хранит его драгоценный алмаз, когда он его снимает, и подает всегда шаху кофе. Между женами нет европеек: была когда-то одна, временная, француженка, но, говорят, шах отправил ее на родину. Все жены — азиатки, из них одна турчанка, рыжая, и другая грузинка. Между ними имеются очень хорошенькие и молоденькие, но большею частью в персидском вкусе, с плоскими лицами, начерченными бровями, нарумяненными и набеленными лицами и сильно откормленные.


Анис-эд-Доуле (сиге), одна из любимейших жен шаха

Женится шах очень быстро и просто. Увидит где-нибудь при своем проезде в селении или городе хорошенькую девушку (все женщины обязаны при его проезде открываться) или, когда ему станет скучно, устроит одна из старых жен обед знатным персидским девицам для утешения шаха, вернее, для сводничества, — он в том и другом случае махнет только платочком на понравившуюся особу евнуху, и дело сделано. Летят сейчас же сваты шахские к родителям за согласием и для заключения брачного контракта, а девушку уже не пустят домой. Конечно, родители не смеют отказывать шаху, да в большая часть из них рада породниться с его величеством, а что девушка может любить кого другого, то до этого никому дела нет.


Фото А. Севрюгина

Все жены почти безграмотны, за исключением единичных случаев; ни одна по-европейски не образована и не знает никаких языков. Между ними есть и из княжон, и из крестьянок. Так, есть дочь каменщика, строившего шахский дворец, который теперь, после 20 лет, сделался одним из первых лиц в Персии, хотя сам до сих пор безграмотен и глуп так же, как, говорят, был в раньше. Был такой интересный случай с другим таким же каменщиком: через жен шаха он добился представить его величеству свою дочь, надеясь соблазнить его ее красотой и самому сделаться тоже знаменитостью. Для представления он одел дочь в очень дорогую одежду и повесил на нее драгоценностей тысяч на 60. Дело, однако, сорвалось: шах, после осмотра во дворце, не прельстился красотой его дочери, велел ей убраться домой, но за свое внимание приказал оставить во дворце все драгоценности, надетые на девушке.

Между женами заведено, если можно так выразиться, чинопочитание, старшинство. Молодые жены кланяются старшей, и все заискивают у фаворитки шаха как его приближенной во всякое время дня и ночи.


Фото А. Севрюгина

Одеваются жены шаха богато, в особенности к его приходу и на праздниках. О женском костюме вообще я говорил выше. Обвешиваться драгоценностями — это их высшее наслаждение. Драгоценности у них зачастую казенные, родовые, т. е. переходящие потом к женам наследника престола, и такие, которые принадлежат лично женам как подарок шаха, и которые они могут сохранить в свою собственность и по смерти его. Иногда шах дарит женам целые имения.


Одна из жен шаха (снимок сделан самим Наср-эд-Дином)

Жизнь в эндеруне жены шаха проводят в полном бездействии: говорят друг другу любезности, точно у нас знакомые между собою дамы, курят кальян, едят сладости, рассказывают сказки, танцуют под звуки азиатской музыки, состоящей из хора слепцов, или слушают их песни, гуляют в цветнике эндеруна или нежат свое тело в банях, а летом — в бассейнах. От подобной жизни они все брюзгнут и жиреют. Когда шах приходит в эндерун, то все жены окружают его и стараются заискать его внимание. Иногда шах занимается с ними невинными развлечениями, как например: заставляет их всех купаться в бассейне, а сам любуется. У жен шаха бывают с визитами европейские дамы, но они обязаны раньше уведомить об этом эндерун. Из мужчин, исключая шаха, да «полумужчин» евнухов, бывает только изредка старый шахский доктор, француз Толозан, и иногда Амине-Давле (старший визирь), в том лишь случае, когда бывает позван шахом к себе в эндерун, — больше никто. Сыновей воспитывают в эндеруне до 8 лет, а затем их уже берут на мужскую половину и дают каждому особого дядьку для ухода. В хорошую погоду на прогулку в летние дворцы за город всех жен вывозят в огромных каретах, счетом от 10 до 30, напоминающих наши извозчичьи кареты, нанимаемые для похорон. В каретах жены следуют по старшинству: впереди едет старшая, одна, а за нею, в других — младшие, сидя иногда по 6 в каждой карете.


Лошадь из шахских конюшен. Фото А. Севрюгина.

Впереди карет, сзади и с боков скачут конвойные и евнухи, все с хворостинами; криком «Гетчен!» они всем встречным приказывают повернуться спиной к каретам и закрыть глаза. Это необязательно только для европейцев, хотя нахалы-евнухи кричат и на них, почему и выходили недоразумения, о которых скажу дальше. Хотя жены сидят в каретах и с закрытыми лицами, но зачастую, увидав европейца, приподымают покрывала, чтобы показать своя начерченные красивые глаза. Для выезда шахских жен имеются целый конюшни с массой лошадей, но большею частью все клячи; эти же лошади возят и артиллерию, так как у последней своих лошадей не полагается, что должно поражать европейца.


Портерт европейской дамы в чадре и с кальяном.
Фото А. Севрюгина.

Раз в год, в марте месяце, в день Фатьмы, европейские дамы получают приглашения, изображенные золотыми буквами, явиться в эндерун для представления шаху и для угощений. Когда все дамы собрались и представились старшей жене, выходит к ним сам его величество шах, которому фаворитка с переводчицей, так как ни одна из жен не говорит по-европейски, представляет всех дам по очереди, а шах наделяет их по золотому со своим портретом, стоющему около 7 руб. Это обозначает тонкое пожелание на Новый год счастья и богатства (у них Новый год Навруз 9 марта). При представлении дам шах иногда делает довольно азиатские замечания. Так, одну даму, жену одного из служащих в дипломатии, он спросил, настоящие ли у нее груди. Это была очень низенькая и полная дама, и даже потрепал ее по нарумяненным щекам. Другой он заметил, что, должно быть, муж плохо ее кормит, что она так худа и т. д. Вообще, с дамами он привык мало церемониться. Однажды, усадив нескольких дам у окна, он стал перед ними есть зеленый миндаль и без церемонии выкидывал шелуху за окно через их головы. По уходе шаха дам угощают чаем, сладостями, кальяном, шербетом и фруктами. Разговором при этом занимаются мало, хотя все жены очень любезны и предупредительны с европейскими дамами. В этот день обыкновенно жены бывают набелены и нарумянены елико возможно, одеты в богатые платья и с массой драгоценностей, чтобы шикнуть перед европейками; ныне, в последнее время, стали они носить цветное трико на ногах: зеленое, голубое или розовое при приемах, чтобы не показывать своего оголения чуть ли не до пояса, считая снизу, а не по-европейски сверху.

Вообще, можно сказать, эндерун играет значительную роль в управлении Персии. Через него делается масса дел, и немалое количество драгоценностей отправляется туда, в «бешкеш», т. е. для подарков, чтобы выгорало какое-нибудь дело у шаха, чтобы получить, например, в управление губернию, или что-нибудь подобное. Нужно знать, что в эндеруне, исключая жен шаха, есть еще до 500 женщин, рабынь у шахских жен. Каждая из них имеет, конечно, родственников, которым и старается через жен оказать протекцию у шаха.

Многие меня спрашивают, имеют ли жены шаха амурные интриги, т. е. любовников? На это я должен сказать, что в течение шести лет не слыхал о таковых, но знаю, что большая часть жен имеет кой-кого в виду, большей частью из своих же родственников, на случай смерти шаха, с которыми ведут переговоры через других женщин, допускаемых в эндерун. Да и понятно: как же им быть в случае его смерти? Наследник сейчас же выгонит их из дворца, у него будет свой эндерун, тогда ведь нужно же будет им куда-нибудь скрыться, а не оставаться же на улице. Жены шаха, имеющие взрослых сыновей, как матери Зили-султана, Наибе-Султане и валиата (наследника), и теперь живут уже при своих сыновьях, а не в общем эндеруне. Иногда бывает, что жена наскучит шаху и он, желая отделаться, жалует ее какому-нибудь генералу или приближенному, который от такого счастья не смеет отказаться; бывает и так, говорят, что надоевшую жену иногда отправляют на тот свет, к Аллаху, но за этот слух я не ручаюсь, а знаю, что одну из своих злых жен шах подарил сначала бывшему министру юстиции, Якья-хану, а потом министру иностранных дел.


Женщины шахского гарема с евнухом

Для услуг, надзора и порядка в шахском эндеруне содержится целый штат евнухов, более сотни, которые все подчиняются старшему евнуху, сартипу, т. е. генералу, хаджи-баши, с физиономией чернее сапога, и вообще, с зверским выражением лица. Этого евнуха сам шах побаивается. Мне пришлось самому слышать, как он дерзко говорил с шахом, а шах его ласково уговаривал; потом, обратись к нам, сказал: «Ин дивуне ест», «он сумасшедший». Евнухи те же скопцы. По цвету кожи встречаются как белые, так и черные евнухи. Они покупаются благочестивыми правоверными в Мекке и Аравии, и обыкновенная цена на них бывает от 20 туманов (65 р.) и дороже. За старшими евнухами все жены ухаживают и говорят им любезности, так как от них многое зависит в эндеруне. Для замены умерших, всегда держат в эндеруне до 15 мальчиков-евнухов.


Гаремная фантазия. Фото А. Севрюгина.

Самое помещение шахского эндеруна занимает целый квартал, окруженный двумя высокими стенами. С одной стороны он примыкает ко дворцу. Вокруг стены стоят пехотные часовые. Заглянув за стены, вы видите огромный распланированный цветник, с фонтаном посредине. Вокруг этого цветника идет здание с массой комнаток, — это отдельные квартиры, вернее, комнаты для каждой из жен и ее рабынь. Поднявшись на лесенку с одной стороны, вы входите во внутренние апартаменты самого Его Величества шаха, т. е., вернее, в опочивальню шаха, перед которой, в отдельной комнатке, стоят всегда телохранители шаха, из племени каджаров. Этот караул обязан при крике евнуха, что в опочивальню шаха идет одна из жен, становиться на колени, обернувшись задом к проходу, закрыть глаза, уткнуться лбом в землю, делать то же самое по возгласу евнуха при выходе жены от шаха, и вставать только по новому возгласу о том, что жена прошла. Обстановка комнат — богатая, восточная, в смеси с европейской, но всюду видна — безвкусица. У шаха имеется кровать; но, говорят, он отдается в объятия Морфея чаще на тюфяках и мутаках, разостланных на полу.

Содержание эндеруна стоит громадных денег, почти треть всего бюджета Персии.

Следующий ОЧЕРК VII.

Автор Мисль-Рустем. Персия при Наср-Эдин-шахе с 1882 по 1888 г. — СПб., 1897. (Мисль-Рустем — псевдоним Меняева, одного из инструкторов Персидской казачьей бригады). Фото А. Севрюгина. Составитель rus-turk. Источник.

Электронное СМИ «Интересный мир». 21.11.2013