Home 1 Туризм 1 Пашупатинатх. Конец земной жизни. Часть 14.

Пашупатинатх. Конец земной жизни. Часть 14.

Предыдущая ЧАСТЬ 13. Всю тему о храмовом индуистском комплексе Пашупатинатх в столице Непала Катманду, а также о ритуале публичного сожжения трупов в храмовом комплексе Пашупатинатх на берегу священной реки Багмати можно отслеживать по метке (тэгу) Пашупатинатх.

(18+ Внимание! Данная статья предназначена для людей старше 18 лет. Если вам меньше 18 лет, немедленно покиньте страницу!)

Пашупатинатх. Искатели истины.

Пашупатинатх неизбежно притягивает искателей истины и просветления. Эзотерически настроенные туристы и артистически играющие на потребу туристам ряженые садху (см. «Садху») – это наименее интересные персонажи. Ожидающие своей участи старики, прямо по соседству с погребальными кострами (см. «Дом престарелых») оставляют очень сильное впечатление, но они, похоже, уже ничего не ищут, кроме легкой смерти и благополучного перерождения. Мы же пошли вверх по течению Багмати, прочь от популярных людных мест, вдоль скал с пещерами отшельников и аскетов. В глубине души мы надеялись найти «поедателей трупов» — последователей учения Агхора (см «Агхора – темная сторона Бога»), но не в индийской, а в непальской версии. Ведь если в индийском Ганге после ритуального сожжения встречаются недогоревшие останки человеческих трупов, которые являются пищей для представителей некоторых направлений индуизма, то и здесь в непальской Багмати такое теоретически могло бы существовать. Значит, здесь могут быть и «поедатели трупов» Агхора. Вот мы и решили предпринять свое маленькое исследование священной реки Багмати в окрестностях индуистского храмового комплекса Пашупатинатх.

(Фотографии при клике увеличиваются и открываются в отдельном окне.)


173. Прощальный взгляд вниз по течению священной реки Багмати. На этом каменном постаменте – гхате – только что сожгли труп человека, а угли с останками скинули вниз в священную для каждого индуиста реку Багмати. Впрочем, сжигают довольно тщательно, и вниз скидывают, в основном, золу. Вдали виднеются кварталы Катманду.


174. Это не представители Агхора ищут недогоревшие останки трупов себе на обед. Это всего лишь местные мальчишки в поисках одежды и мелких безделушек, снятых с трупов и выкинутых в Багмати перед сожжением. Среди мальчишек встречаются обезьяны.


175. Обезьянам, частенько роющимся в мелководной Багмати, не нужна одежда с трупов, чтобы перепродать соплеменникам или прикрыть свое собственное волосатое тело, обезьяны собирают погребальные лепешки и шкурки от бананов себе на пропитание. Особенно колоритно выглядят обезьяны, случайно испачкавшиеся в красной ритуальной краске.


176. Это не кровь с трупа на носилках, как иногда думают некоторые впечатлительные туристы, это та самая ритуальная краска. Если обезьяна, коих в храмовом комплексе Пашупатинатх великое множество, случайно изваляется в этой краске, то вид у нее становится очень колоритный. Представьте, красная, в порошковой растительной краске большая обезьяна – зрелище одновременно комичное и зловещее: не то труп, вставший с погребальных носилок, не то палач в красной мантии, не то клоун с голой задницей, прикрытой хвостом.


177. Немного общей информации:

«Пашупатинатх — крупный храмовый комплекс индуизма, расположенный по обе стороны реки Багмати на восточной окраине Катманду, столицы Непала. Пашупатинатх считается самым важным в мире святым храмом Шивы (Пашупати, царя животных, или иначе господина живых существ). Каждый день к Пашупатинатху сходятся тысячи паломников со всего мира, преимущественно из Непала и Индии. В феврале-марте празднуется Маха-Шиваратри — ночь Шивы, когда к этому храму сходятся десятки тысяч верующих на праздничные церемонии.

Местные жители также очень почитают Пашупатинатх, множество непальцев каждый день посещают этот храм ранним утром и получают благословение Шивы.

На западном берегу реки стоят основные храмы, в большой храмовый двор вход закрыт для неиндусов, но комплекс хорошо просматривается с другого берега реки, и можно наблюдать погребальные церемонии. Вдоль реки расположены постаменты для погребальных костров. У храмов — дом ожидающих смерти, куда приходят старики, и живут там последние недели под присмотром астрологов, точно определяющих момент их смерти. К северу от моста сжигают представителей высших каст, специальный постамент — для членов королевского рода. К югу от моста — постаменты для низких каст.

Погребальный ритуал довольно сложен, правильное его исполнение способствует хорошему перерождению в следующей реинкарнации. После сожжения прах пускают вниз по реке. В Багмати, как в Ганге, купаются для ритуального очищения. Там же омывают мёртвых перед погребением. По реке пускают вещи, которые ниже вылавливают йоги.

За кострами — пещеры для отшельников. К пещерам подходят женщины и приносят еду.

По другую сторону от храмов — приют, организованный Матерью Терезой, в котором получают еду нищие и бездомные. При приюте несколько шикар — индийских храмов в виде свечек.

За главным — место, где Агари-баба и его ученики каждый день кормят животных.

Пашупатинатх — излюбленное место, где собираются садху — странствующие йоги.

На другой стороне реки — 11 маленьких храмов Шивы с лингамами, за которыми стоят галереи шиваистских лингамов и йони. Всего в комплексе 108 лингамов. По ступеням поднимаешься в обезьяний парк, где сотни обезьян прыгают и висят на ветках. Пашупати — покровитель животных, поэтому обезьянам уютно у храмов комплекса.

В глубине парка на холме — Гокарнатский храм, охраняемый полицией, запрещающей туристам отступать от тропы вправо и влево, далее к реке за поворотом — большой комплекс Гухъешвари (храм влагалища, куда ходят мужчины. У лингамов молятся обычно женщины), а в другую сторону храм Вишварут. При входе в парк на террасах сидят садху (йоги). Шиваистские садху — обычно с горизонтальными линиями на лбу, носят трезубец в руках. Садху не стремятся к лучшим перерождениям, а стремятся постичь высшие миры. Их не сжигают на кострах, как других. Они обычно одеты в чистую одежду броско-оранжевого цвета. Одни демонстрируют асаны и собирают деньги с туристов, другие спокойно слушают магнитофон с шиваистскими гимнами, третьи дымят наркотическим куревом и летают в астрале.

Напротив террас — площадка, где обычно сидит Милхи-баба, святой старец, питающийся только молоком. Над ним — табличка на английском языке «Здесь сидит великий святой Милхи-баба» с краткой биографией». Источник.

А вот ЗДЕСЬ можно посмотреть карту, хотя она и не дает представления о размерах и разнообразии территории храмового комплекса Пашупатинатх.


178. Поднимаемся вверх по течению Багмати. Русло реки прорезано в складчатой гористой местности.


179. Эта вода священна для индуиста. В ней омывают трупы, моются живые, мамы здесь подмывают детей, отсюда люди пьют и едят. Местные индуисты верят в то, что заразиться здесь в Багмати невозможно, по тем же божественным причинам, по которым наши христиане верят, что купание в проруби в праздник Крещения не приведет к простуде. Впрочем, большинство людей во что-то верит. Вот мы верили, что увидим в своей жизни Эверест, и сбылось – увидели и повстречались. А кто-то верит, что воды священной реки Багмати очищают.


180. Хозяйственные постройки и жилища храмового комплекса Пашупатинатх. Это не запустение. Это стиль и уровень жизни.


181. Помещения для занятий медитацией. В Пашупатинатх приезжают искатели истины и просветления со всего мира. Они не всегда готовы жить и осуществлять духовные поиски в условиях, к которым привыкли местные жители. Так что на фото выше, можно сказать, привилегированные апартаменты. Не бесплатно, пожертвования на храм подразумеваются.


182. Здесь живут и проводят время в духовных размышлениях и медитации. В основном, приезжие и, по меркам Непала, небедные люди.


183. Приезжают из Европы, из США… и даже из России. Для многих приехавших это просто этап жизни, но некоторых затягивает навсегда. И тогда есть шансы, что в центральной части храмового комплекса Пашупатинатх появится новый святой или ряженый аниматор(?) в обличие садху, говорящий по-французски, по-русски, по-испански…


184. По сути, храмовый комплекс Пашупатинатх расположен на участке тропического леса на высоких холмах над городом Катманду. Красиво, если бы не было так грязно. Очень экзотично.


185. Местные искатели истины и просветления живут здесь намного скромней, чем приезжие.


186. Поспал, посмотрел на нас сонным взглядом, дошел несколько шагов до священной реки Багмати, прилюдно справил нужду, потом зачерпнул оттуда же ладонями воды, чтобы напиться, и снова отправился спать. Жарко. А может быть, это такая медитация…


187. Это явно небедная искательница духовной истины: бутилированная вода, цивилизованный коврик для медитации, чистая одежда, незатуманенный наркотиками взгляд.


188. Словно декорации к приключенческому фильму про колониальные страны.


189. Конечно, здесь тоже живут и молятся люди.


190. Молитвенные флажки. Да-да, в индуистском храмовом комплексе есть место и для буддистов. На задворках, но есть. Вот вы можете себе представить, чтобы, например, в Троице-Сергиевой лавре сделали уголок для мусульман, или чтобы в Московской Соборной мечети сделали уголок для христиан? Ну, проходил мимо иноверец, решил помолиться – Бог-то един, пусть человек помолится! Нет, такое мы представить не можем, а вот в Катманду увидели своими глазами.


191. Кто как хочет, тот так и молится…


192.


193. Ущелье священной Багмати.


194. И хотя вода здесь чище, по берегам мусор, мусор, мусор…


195. Естественно собаки тоже здесь у Багмати подкармливаются.


196. О непростом отношении к собакам в индуизме можно почитать в статье «Собака в Индии и индуизме».


197. Грязь или чистота? Для индуиста так вопрос не стоит. Священная река, божественное очищение…


198. В поисках «поедателей трупов» Агхора мы карабкаемся всё выше и выше по ущелью Багмати. Местные смотрят на нас с любопытством и удивлением – чужие сюда заходят редко.


199. Тропический лес и постройки образуют единый ансамбль.


200. Наверху совсем уединенное жилище. Решаем зайти в гости без приглашения. Последователи Агхора поедают только трупы, а мы пока еще живые. Пока карабкаемся вверх в неизвестность по осыпающемуся склону, мы обмениваемся предположениями, чем для нас может обернуться это небольшое приключение.


201.


202. Да здесь чистенько и уютно!


203. А вот и хозяин. Свободно говорит по-английски. Учился в каком-то университете, но потом поссорился и расстался с любимой девушкой. Бросил университет и уехал сюда в Пашупатинатх залечивать сердечные раны. Живет здесь около года. Собирается прожить еще год и вернуться к обычным людям – учиться, работать. Говорит, что душа его уже стала успокаиваться. Благодарен судьбе за этот духовный опыт.


204. Здесь он молится и медитирует. Нет, последователей Агхора он здесь не встречал. Здесь все живут довольно уединенно, и не принято вторгаться в чужую жизнь. Но он рад, что мы зашли. Вот он увидел семейную пару, и сердце его осталось спокойным. Он думает, что это хороший знак. Значит, через год он уже сможет без душевной боли вернуться к обычной мирской жизни. Так сказал этот парень.


205. Отсюда из кельи над ущельем Багмати отличные виды.


206.


207.


208. Наш новый знакомый показывает нам ритуал намазывания алтаря водой с глиной. Он делает это каждый день. Это часть религиозного обряда. За водой он спускается вниз по ущелью к Багмати.


209.


210.


211. Судя по огню и знакам на алтаре, наш гостеприимный хозяин может быть последователем Агни-йоги. Но он точно не Агхора.


212.


213. Мы покидаем нашего гостеприимного хозяина и отправляемся дальше вверх по течению Багмати.


214. Запах горелого человеческого мяса сюда почти не доносится. Но мы настолько им надышались за двое суток, потраченных на изучение храмового комплекса Пашупатинатх и ритуалов сожжения трупов, что запах, кажется, поселился в наших легких. Двое суток жизни у костров с трупами. Выдыхаешь воздух – вот он запах горелой человечины! От него слегка мутит, и он не доставляет удовольствия.


215. Ритуальные постройки с лингами и йони – символами мужского и женского начал. Где-то здесь, по рассказам, должен быть храм влагалища.


216. Мы долго искали храм влагалища. В этой части территории безлюдно, и спросить было не у кого. Предположительно, это он.


217. Усталость и голод стали сказываться. Вода давно закончилась, а пить из Багмати мы не решились. Надежда найти последователей учения Агхора и лично посмотреть и сфотографировать «поедателей трупов», поговорить с ними, понаблюдать их экстремальные для непосвященного ритуалы, — всё это придает нам силы. Мы продолжаем карабкаться вверх по ущелию Багмати, продираясь сквозь тропическую растительность.


218.


219. Увы, это не Агхора. Здесь живут обычные бедные непальцы.


220. Нехитрое хозяйство.


221. Мы вышли к дальним окраинам Катманду. Далеко внизу в ущелье Багмати сжигают трупы и ищут просветления. А здесь начинается обычная жизнь. Граница между разными мирами. Странное дерево в металле, словно пограничный столб между мирами. Последователей Агхора мы не обнаружили.

Продолжение следует…

Авторы Игорь и Лариса Ширяевы.

Всю тему о храмовом индуистском комплексе Пашупатинатх и о ритуале публичного сожжения трупов можно отслеживать по метке (тэгу) Пашупатинатх.

Непал, Катманду, Тамель, Пашупатинатх, Гималаи, Эверест – читайте обо всём этом в «Интересном мире» по меткам (тегам): Непал, непальские дневники, Гималаи, Катманду, Пашупатинатх.

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи. Помочь можно ЗДЕСЬ.

При возможности мы помогаем людям побывать в интересных местах, описанных в нашем журнале. В первую очередь это относится к местам, в которых побывали мы сами. Открывайте раздел «Туризм», читайте и выбирайте! Для чего и как мы это делаем, написано в нашей статье «Живите интересно!».

Электронное СМИ «Интересный мир». 20.12.2013