Home 1 История 1 Остров

Остров

Остров

Предыдущая глава «Отец Михаил». Всю серию репортажей о поездке по Выксунской епархии можно отслеживать по метке «Нижегородская область». Фотографии при клике увеличиваются и открываются в отдельном окне.

Считается, что Свято-Троицкий Островоезерский монастырь основан в 1588 году на самом большом острове Ворсменского озера, хотя и до этого времени здесь было монашеское поселение. Сейчас здесь рядом город Ворсма Нижегородской области. Автомобильной дороги к монастырю нет, только узкий пешеходный мостик через озеро. Относительно недавно в монастыре появилось электричество. Островоезерский монастырь неоднократно сжигался и растаскивался местными жителями на кирпичи. Но он выживает, и он каждый раз восстанавливается. Просто одни люди разрушают монастыри, а другие восстанавливают.

Когда идешь к Островоезерскому монастырю по узкому полукилометровому мостику над свинцового цвета водой через Ворсменское озеро, в голову приходит ассоциация с незабываемым фильмом Павла Лунгина «Остров». Пронизывающий осенний ветер, возрождающийся из руин Островоезерский монастырь и настоятельница монастыря монахиня мать Епистимья в черных одеждах до земли, — всё это врезается в память, как имя первой любимой девушки, которое ты когда-то вырезал на коре большого дерева около родительского дома.

Название местности Ворсма, вероятно, нерусского происхождения. Оно упоминается в древних документах на рубеже XIV- XV веков. Некоторые исследователи считают, что название Ворсма финно-угорского происхождения и означает «лесная земля», другие полагают, что слово Ворсма восходит к мордовскому «земля на воде», а третьи рассказывают легенду: якобы, в старину в этой местности жили воры, и когда к одной местной бабке-воровке в дом залезла молодая соседка-воровка, возмущенная и перепуганная старушенция заголосила на всю округу: «Вор сама!» — соседи-воры услышали, посмеялись и запомнили – так это место сначала в шутку, а потом всерьез стали звать Ворсма. Самое забавное, что после посещения Ворсмы, все три версии не вызывают у нас протеста – все три имеют шансы на достоверность. Изрезанная протоками и заросшая лесами болотистая земля приютила монастырь, который неоднократно разграблялся местными лихими людьми. Вот такая она Ворсма…

Через Ворсму и Островоезерский монастырь на Ворсменском озере прокатилось колесо Российской истории. Места здесь глухие, болотистые и, кажется, располагающие к непростым историческим сюжетам. Почти 700 лет прошло, как Ворсма была впервые упомянута в исторических документах в связи с местной рекой под названием Воросьма. Самому Островоезерскому монастырю недавно исполнилось 425 лет со дня основания.

После внезапной смерти Анастасии Романовны – первой жены царя Ивана Грозного — царь женился во второй раз. Кстати, историки отмечают, что именно после смерти любимой Анастасии у царя Ивана IV резко испортился характер, и он стал тем страдающим тираном – Иваном Грозным – которого мы так хорошо знаем по учебникам истории, и которого не очень удачно в фильме «Царь» сыграл Петр Мамонов, до этого блестяще сыгравший у того же Лунгина роль монаха Анатолия в фильме «Остров».

Так вот через год после смерти Анастасии Романовны женой Ивана Грозного становится Мария Темрюковна, происходившая из рода кабардинских князей. Вообще-то, царь собирался жениться на некоей Екатерине, сестре польского короля, но польский государь неверно рассчитал свои шансы на успех и потребовал от Ивана Грозного в обмен за сестру (страшно представить!) три русских города: Псков, Смоленск и Новгород. Слава Богу, женитьба не состоялась, и города остались русскими.

«Невестой-дублером» выступила кабардинская княжна Кученей – Мария Темрюковна. Кабардинцы умело распорядились случаем и приблизились ко двору русского царя. Так в России появился новый княжеский род Черкасских – в прошлом род кабардинских князей и военачальников.

Новому княжескому роду надо было что-то даровать хотя бы для приличия. Царь Иван Грозный дарит князьям Черкасским земли вокруг Ворсмы – болотистые, заросшие непроходимыми лесами, с вороватым населением и практически с отсутствием дорог. Не Псков, Смоленск и Новгород, конечно, но лучше, чем ничего. Спасибо Марии Темрюковне, а без нее и этого бы не было!

Тут князьям Черкасским во второй раз улыбается удача: в Ворсме находят залежи болотистой железной руды. Местные лихие люди с удовольствием осваивают искусство изготовления качественного холодного оружия – и на продажу выгодно, и самому темной ночью пригодится. Болотистая Ворсма расцветает (кто бы мог подумать!), а князья Черкасские вписали свое имя в Российскую историю уже не только благодаря достоинствам и прелестям Марии Темрюковны. И вот тут-то мы приближаемся к истории Островоезерского монастыря на Ворсменском озере.

«Монастырь был основан во второй половине XVI века в Горбатовском уезде Нижегородской епархии, при селе Ворсме, в 58 верстах от Нижнего Новгорода. Монастырь стоит на острове посреди Ворсменского озера, отчего и получил название Островоезерского. С восточной его стороны протекает река Доскинская, с западной — река Кишма, с южной и северной обходит Ворсменское озеро, состоящее из многих островков, поросших кустарником, тростником и травою.

История основания обители связана с именем князя Бориса Камбулатовича Черкасского. По преданию, вначале на одном из островов поселился пустынник Макарий, веригоносец, который ходатайствовал об основании обители перед князем Борисом. Черкасский дал ему своё согласие. Чуть позже, при обозрении своих вотчин, которые включали многие сёла и деревни по обе стороны Оки, князь Борис вручил монаху Макарию привезённую из Москвы икону Казанской Матери Божией и указал место на острове для возведения деревянного храма.

По другой версии, князь Борис Черкасский с дозволения царя Иоанна Грозного, в 1570 году распорядился выстроить на берегу озера сначала деревянную церковь «в честь своего Ангела Бориса и Глеба», а затем кельи и ограду. Построенная обитель стала называться Борисоглебской.

В 1579 году в Казани произошло явление иконы Казанской Матери Божией. Князь Борис «снимает копию с новоявленной Чудотворной иконы и вскоре прибывает в обитель. Там он вручает икону пустыннику Макарию, даёт распоряжение перевести монастырь на остров, а церковь во имя святых Бориса и Глеба обратить в приходскую. С этого времени поселение при Ворсменском озере стало называться не сельцом Ворсмой, а «присёлок при церкви-жатвенным Борисоглебским погостом.»

Уже в 1580 году на острове были деревянные братские кельи и храм с двумя престолами: вверху в честь Святой Троицы, внизу во имя Казанской Матери Божией. В XVI веке возводился ещё один храм во имя преподобного Михаила Малеина, небесного покровителя первого русского царя из рода Романовых — Михаила Фёдоровича.

Каменное строительство обители началось в конце XVI века при князе Михаиле Яковлевиче Черкасском. По благославению митрополита Нижегородского и Арзамасского Павла в 1688 году князь повелел: «А строить в лето церковь с трапезою и келий»». (Источник)

Существует неподтвержденная историческая легенда, что в Смутное время, когда Россию раздирали длительные междоусобицы, монахи Островоезерского монастыря прятали у себя Михаила Федоровича – будущего царя и основоположника династии Романовых. Версия выглядит вполне вероятной. Вспомним, что тогдашний патриарх Филарет приложил руку к избранию своего сына Михаила на престол. Здесь личные интересы патриарха однозначно совпадали с государственными, т.к. в Смутное время слияние светской и духовной власти выглядело в перспективе намного лучше, чем бесконечное кровопролитие. Свято-Троицкий Островоезерский монастырь, находясь в ведении патриарха Филарета, вполне подходил для этих целей: монастырь находился в глухих лесах, на болотах, остров был изолирован от большой земли, и подходы к нему хорошо просматривались.

Пережив Смутное время (прекращение династии Рюриковичей и воцарение Романовых), Свято-Троицкий Островоезерский монастырь был упразднен в 1930-е (через 300 с лишним лет) и постепенно разобран на кирпичи местными жителями. Были практически полностью разрушены монастырская ограда и два храма: Троицкий и Казанский. Полуразрушенными сохранились братский корпус (кельи монахов), надвратная церковь Михаила Малеина (небесного покровителя рода царей Романовых) и незначительные фрагменты ограды. Во второй половине 2000-х стали собирать государство, как когда-то это делал патриарх Филарет. Укрепление духовных традиций пришлось, как нельзя, кстати. Островоезерский монастырь стали восстанавливать, правда, уже как женский монастырь. Ворсменской земле опять повезло.

Когда идешь по деревянным мосткам, ведущим к Островоезерскому монастырю, когда смотришь вниз на свинцовую воду, и вверх на тусклое небо, когда осенний холодный ветер пробирает до костей, а впереди, словно рисунок углем, возвышается монастырь, — вот тогда ассоциация с фильмом «Остров» Павла Лунгина становится совсем живой и реальной. Кажется, появится сейчас черный монах, везущий по мосткам на тачке уголь, и появится сейчас юродивый грешник и бунтарь монах Анатолий, и вот это чудесное явление и будет самым важным из того, что произошло в твоей запутанной жизни.

У начала моста, ведущего к монастырю, табличка.

Все кирпичи до единого перенесены руками приходящих сюда людей. Добровольцы помогают восстановлению монастыря. Есть надежда…

Настоятельница монастыря мать Епистимья фотографироваться отказалась. Сказала, что в прошлой мирской жизни она была журналисткой, а теперь все эти фотографирования для нее так – мирское. Другой у нее теперь духовный путь. А потом взяла и спела нам песню журналистов под завывание холодного ветра над Ворсменским озером:

«Трое суток шагать, трое суток не спать
Ради нескольких строчек в газете.
Если снова начать, я бы выбрал опять
Бесконечные хлопоты эти».

А потом сказала: «Всё, той жизни для меня больше нет, она в прошлом».

Мы побродили по монастырю, пофотографировали виды с колокольни, посмотрели иконы и убранство храмов.

Свято-Троицкий Островоезерский монастырь на Ворсменском озере оставил экзистенциальное ощущение. Существует местная легенда о черном монахе, который выходит прямо из воды и является человеку в самые трудные его дни, чтобы поддержать и помочь выбрать верный путь в жизни. И в этот момент, якобы, колокола Островоезерского монастыря начинают звонить сами. Когда по узкому проходу колокольни, обвешанные фотокамерами и рюкзаками, тяжело дыша, мы вылезли наверх на продуваемую всеми ветрами площадку, то мы невольно зацепили рюкзаками веревки, натянутые к колоколам. Над озером раздался звон, и, показалось, что где-то сбоку промелькнула тень черного монаха.

«Ты сиял драгоценной россыпью
И крестами был осенен,
Монастырь над прозрачным озером –
Вне твердынь, вне страстей и времен.

Над глубинами, вверх разверстыми,
И под высью, что вглубь легла,
Монастырь на застывшем острове –
Суть твоя, как рассвет, светла.

Хоть разломан земными грозами
В темноте беспощадных лет,
Но на острове по-над озером
Ты плывешь, как вселенский свет».

Поэт Николай Пчелин, г. Богородск.

Авторы Игорь и Лариса Ширяевы.

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи. Помочь можно ЗДЕСЬ.

Электронное СМИ «Интересный мир». 04.11.2013