Home 1 Туризм 1 Непопулярная Африка. Эль моло.

Непопулярная Африка. Эль моло.

Наверное это будет самый грустный и печальный из здешних рассказов за всю историю созданной мною чукотки. Написанный как обычно от руки, на глазок и под свист ветра в голове, он не порадует вас квадратными чукоцкими прибаутками, теми, что застревают обычно где-то на полпути к пониманию… Поэтому если с вами сейчас случился аванс, именины, свадьба, проводы в армию, гусь в духовке или вы просто только-что-из-ванной, и вообще полны самых светлых и трогательных предчувствий, то продолжайте своё время в том же направлении…

Но в том, что может вам показаться, я никогда не виноват. Я изо всех сил несу ответственность только за то, что показываю и рассказываю здесь сам, полностью отвечая отсутствующей репутацией за своё словоблудие. К тому же вы в любой момент можете вернуться к себе домой, покинув эту страничку. В конце концов это же интернет, а не Энваитенет.
Кажется, что последний африканский раз я оставил вас где-то здесь, влюблённых и удивлённых одновременно.

Понятно, что после такого рассказа любой ментально уравновешенный человек может быть только ещё больше влюблён в свой диван-холодильник и предсказуемый ужин. А удивлён… Ну хотя бы тому, что люди живут и здесь, на берегу Нефритового Моря.

Ну это у меня обычное, да. Монотонно-вступительное… Не обижайтесь. )
Уже в первое моё туркана-утро я занял себя поисками красивого и белого моторного бота. А как иначе? До Невозвратного как раз час ходу только в одну сторону, и то, только если вы не забыли взять с собой удачу и хороший двигатель.
Слушайте, а может тут кто-то не в теме? Что за остров, и зачем остров?
Так ведь вон он, темнеет в десятке километров отсюда… Энваитенет. На туркана это означает «невозвратный».

Давайте-ка я включу вам фонограмму, а сам пойду чайку попью, пока вы это читаете…
Гордые и смелые, совершенно эбонитовые на все части тела туркана, относятся к этому клочку суши посреди южной части озера крайне подозрительно. И, более того, трепещут. Проклят остров, говорят…
Жила когда-то одна туркана-семейка на острове, неплохо люди жили, кушали исключительных своей свежестью крокодилов, да ещё и на зиму запасали. И в гости ездили, в Лоянгалани, а как же… К родственникам. И именно родственники подняли тревогу по всем параметрам, когда три выходных подряд не дождались их с гостинцами. Приехали на остров — и что же? Хата прибрана, двор подметён, самовар на столе… Никого нет. Искали. Кричали. В барабаны били.
Никого нет.
Но ещё долго-долго после этого случая, сидя на берегу озера чёрными ветренными вечерами, можно было наблюдать огни на острове. Они вспыхивали, горели и перемещались в разных частях острова.
Но туркана знали — на острове никого нет.
Но это только присказка, говорю я вам, и доливаю в чай ещё немного коньячку…
Вообще-то, первый европеец встретился с Туркана-озером не так уж давно, в 1888 году, всего 122 года назад. Это было последнее открытое европейцами крупное африканское озеро. Этим первым европейцем были два австро-венгра, Телеки с Хенелем. Именно они придумали озеру такое оригинальное название — имени Рудольфа (Принца). Ну хоть Новым Балатоном не назвали, и на том спасибо. Первооткрыватели…
Но более-менее основательно за остров взялись, конечно же, британоподданные. Именно Вивиан Фуш, географ, геолог и можно просто сэр, открыл для всего человечества в 1934 году эль моло-племя, о котором собственно и пост. Но подданных у британской короны хватало, а полезных ископаемых нет. И вот, продолжая в составе экспедиции геологические и прочие изыскания, он отправляет на шлюпке двух своих друзей, Мартина Шэфлиса и Билла Дайсона, исследовать южный остров озера Рудольф на предмет какой-нибудь пользы. Было условлено, что они пробудут на острове 10 дней, подавая каждые два дня световые сигналы. По прибытию и спустя два дня «островитяне» сделали это. Всё о’кей. А потом… Потом сигналы прекратились.
Прождав 15 дней, и полный нехороших чувств, Вивиан Фуш отправляет на поиски трёх англичан на плоту… Поиски ничего не дают.
На острове никого нет.
Тогда сэр Вивиан Фуш вызывает из Марсабита самолёт, который два дня делает облёты острова и надо ли говорить вам, что…
На острове никого нет.
В крайнем отчаянии, сэр, географ и геолог Вивиан Фуш, собирает сотни две аборигенов, и пообещав им много радостей, на плотах отправляет на поиски своих друзей. Те прочёсывают весь остров, заглядывают под каждую травинку, но надо ли говорить вам, что под травинками пусто… Ибо…
На острове никого нет.
Впрочем, удалось найти пару консервных банок и (!) два шлюпочных весла. И ещё шляпу Дайсона, но позже и не здесь… А километрах в ста к северу от острова, на западном берегу озера. Стоит ли говорить, что шлюпка с двумя 4-х галлоновыми баками для плавучести так и не была найдена.
И задумчиво заливая остатки чая коньяком, я хочу сказать вам, что и это ещё не всё.
Спустя два года остров вновь оживает. Новоселье справили несколько семей эль моло, человек, наверное, тридцать. И хоть кокос и не растёт, зато крокодил прекрасно ловится. Но самое главное, что к эль моло на острове никто не пристаёт и не обижает, и не отбирает мелочь для завтрака. Припеваючи живущие островитяне даже заводят торговые связи на другой стороне озера. И казалось бы, всё есть для счастья, когда однажды история — ага! — повторяется… С острова никто не приезжает и не привозит сушеных крокодилов и бегемотов.
С некоторой опаской посланные туда на плотах граждане обнаруживают все избушки при полном параде, сытые козы хрумкают свежей колючкой, змеи греются на лавовых полянках, крокодилы весело фыркают в озере…
Но на острове больше никого нет.
С тех пор на острове Южный, он же Энваитенет, никто не живёт. Прекрасно расплодились одичавшие беспризорные козы, в избытке змей и тысячи крокодилов. Из-за крокодилов этот остров даже объявлен Парком Культуры и Отдыха Национальным Парком.
Согласитесь, что достопримечательность с такой репутацией просто обязана привлекать к себе внимание толп чукоцких туристов.

*******

Ну что же, получилось громоздко, зато тщательно…
Только вот рыбакам из местного колхоза не было никакого дела до моих душевных позывов. Они просто сказали, что в случае такого ветра остров называется Недосягаемый. Мол, вас, чукчей, сейчас много развелось, а бот у нас один на всю деревню. Люб́ите приключения издали…
Да, в тот момент я был в очень растрёпанных чувствах, но если бы я навсегда, подобно великим М.Шэфлису и Б.Дайсону, остался на Невозвратном, то кто бы сейчас жаловался в жежешечке на рыболовный кооператив Лоянгалани? Моя шляпа?

А бот я нашёл. Красивый и как положено белый, он призывно покачивался в тихой бухте у деревни народа эль моло, что в 10 километрах к северу от Лоянгалани.

И пусть нас не ждёт стадо крокодилов на Невозвратном, но зато готов встретить хоть и маленький, но народ на крошечном острове, отделённом от берега проливом в пару километров ширины.

Встреча цивилизаций прошла в тёплой и дружественной атмосфере. Хрупкие косточки эль моло бросились мне навстречу, приветливо хрустнув в моих чукоцких объятиях…

Три килограмма раковых шеек и барбарисок с успехом растлевали юное поколение.

На некоторое время я даже потерял в себе чукчу, став мультяшным Бонифацием, попав в такое окружение.

Очаровательный каменистый островок Моло уже был готов воссоединиться с Россией, войдя в неё. Целиком, вместе с козами, козлами, козлятами и недвижимостью о сорока дворах. Островок просто не догадывался, что у нас и своих козлов хватает.

Поэтому политическая воля и здравый смысл победили и мы скромно попросились переночевать на этом чудесном островке.

Однако повествовать хочу. И чтобы покрашено это было хоть и бледно, но историей с этнографией, а не мутными прибаутками…
Дорогие мои, племя эль моло, о котором узнали 76 лет назад, легко рассказывается тремя главами — «Вымирали», «Вымирают», «Вымрут».

Когда известный уже вам Вивиан Фуш познакомился с этим маленьким негордым народом, он увидел горстку людей, чей быт в 20-м веке называли обычно первобытно-общинным. Нет социального расслоения, нет товарно-денежных отношений, нет земледелия и нет скотоводства. Есть только охота и только рыболовство с использованием практически только подручного материала — камня, кости и тростника. Это и есть изюм для этнографа-исследователя. Почему только одно, да и то маленькое, племя жило и продолжает жить тем, что даёт это огромное (6500 кв. км.) озеро, не пытаясь брать пример с пришлых соседей, разводя скот или даже полезные растения, как в долине реки Омо. Даже те несколько коров и верблюдов, что есть у них сейчас в деревне на побережье, подарены государством.
А соседи… Туркана только в последние 50 лет научились ловить и есть рыбу, а самбуру до сих пор относятся к рыбной диете с презрением, предпочитая кровь и молоко. Поэтому запасы рыбы в Туркана живут даже ненадкусанными, и они огромны, как и сама рыба. Да, бывало, что нильского окуня в частном рыболовном клубе Лоянгалани брали весом на 150 килограммов!
Но повторяю, что ни клуб, ни одинокие рыболовные кооперативы, ни три сотни эль моло не в состоянии испортить праздник Туркана-рыбе. К счастью, не в состоянии…
А 70 лет назад на озере ещё и в изобилии водились крокодилы-бегемоты. Эль моло били их гарпунами с деревянных плотов, пока в этих краях не появились люди с винтовками. И вот уже во времена Сергея Кулика, 40 лет назад, эль моло доедали последних бегемотов. И нильский крокодил встречался поблизости всё реже и реже… Лишь репутация и удалённость Центрального и Южного островов сохранила этих милейших улыбчивых-во-всю-пасть созданий. Причём учёные, насчитав до 15 000 штук на обеих небольших островах быстренько превратили их в национальные парки. Вместе с их тайнами… Да здравствует наука.
Но вернёмся к людям…

Загнанных суровыми самбуру, боран и туркана на бесплодные лавовые равнины, какими богата местность вокруг озера и презрительно называемых «рыбными людьми», эль моло оставалось меньше сотни к 1962 году… И вот в грозный для всего народа час мужчины племени приняли единственно верное решение — взяться за ум и жениться. И брать в жёны женщин самбуру. Или туркана. Я не знаю, что они пели и танцевали, предлагая гордым красавицам свои сердца и руки, но факт свершённый — население племени сейчас никак не меньше трёх сотен человек.

И думаю, что это ещё не всё.

И чтобы вы окончательно не поняли этих отважных женщин, немного бытовых подробностей.

Эль моло так и остались людьми, живущими только за счёт озера. Да, на острове Моло есть запас свежей козлятины, но кто попробует назвать его стратегическим…

И пусть крокодила и черепаху теперь добывают только по большим национальным праздникам, зато оставшиеся здесь дни — рыбные.
Рыбу, как и прежде бьют копьями-гарпунами…

…за рыбой по-прежнему ходят на двух-трёх связанных между собой брёвнах пальмы дум, теряясь из виду уже через двести метров.

Впрочем кенийское правительство щедро одарило племя двумя моторными лодками, на одной из которых мы и переправились на остров.

Не знаю, плетут ли ещё люди эль моло корзины из тростника, описанные Сергеем Куликом, но обычные сети они плести уже научились. Но даже устройство «леска-крючок-наживка» здесь не остаётся без внимания какой-нибудь тиляпии.

Всё пойманное готовится тут же, у шалашей, на закопчёных очагах-в-три-камня. И источник огня в этих местах может быть только один — кизяк.

Ровно два запаха живут в деревне эль моло.
Запах рыбы… Кажется, что здесь даже колючки, камни и козлы воняют рыбой. Куда бы вы ни шли, как бы крепко вы бы не спали, этот запах будет нежно обнимать вас, оставаясь рядом, и нашёптывая что-то пронзительно-влюблённое прямо в ноздри. Рыбные люди…
Кости рыб, давно засохшие, острые и крепкие как стальные иглы, рассыпаные везде между шалашей, легко втыкаются в вибрамовскую подошву. А ведь почти все дети здесь живут босиком.
Есть ведь одно простое рыбацкое правило — когда рыбку кушаешь, не сори костями ни на стоянке, ни на пляже, пригодится…
Или здесь рассчитывают на чаек?

И запах кизячьего дыма… Резкий, едкий, чуть кисловатый, он вместе с вами встречает рассвет и провожает закат. Но рассветы-закаты чуть ниже, а сюда внимательный взгляд глаз, покрасневших от кизячьего дыма.
Нет, он не пишет ночами посты в жуже. Точно.

И если вы считаете, что всё это очень грустно, то вы ошибаетесь…
Грустно будет сейчас.
У эль моло не хватает нормальной еды. Я люблю рыбу, рыбу любит большинство из вас, но кто-нибудь пробовал кушать только рыбу, закусывать только рыбой, перекусывать только рыбой, намазывая рыбу на другой ломоть рыбы? И так всю жизнь?
У эль моло нет нормальной питьевой воды. Ближайшая скважина и источник в Лоянгалани. В озере вода хоть и пресная, но чувствительно солоноватая. Пить постоянно можно… Если хотите сделать свою жизнь слегка короче.
У эль моло нет денег, чтобы купить и первое, и второе. Правительство подарило лодки и моторы, но не дарит бензин. Можно было бы продать рыбу, но кому? Самбуру?
У эль моло нет нормальной возможности выпасать то небольшое стадо подаренных им коров, которое они держат в деревне на берегу. Да, породнившись и с самбуру и с туркана, они избавились от нападений с их стороны. Но овладеть пастбищами где-нибудь в районе горы Кулал… Они слишком бедные родственники.
У эль моло нет лекарств, чтобы лечить себя и своих детей. Пятнадцатилетний здесь выглядит на двадцать пять, тридцатилетний на пятьдесят, а пятидесятилетний уже старик-глубже-некуда… Хочешь выглядеть взрослее? Спроси у эль моло, как…

Асцит, квашиоркор, рахит…

Почти всё это с детства, и почти всё последствия рыбно-солевой диеты.

Но самое страшное всё-таки не это, ибо всё это как-то лечится.
У эль моло больше нет своего языка. И это неизлечимо. Последний говоривший на нём умер лет пятнадцать назад. Сейчас все они говорят на самбуру, и некоторые — на туркана. Быть может, единственным условием, по которому красавицы самбуру соглашались переехать к эль моло, была возможность говорить на родном языке, и только на нём?
Эль моло больше нет?
Но сами они так не считают. И их соседи тоже…
По-крайней мере эти октябрята играют в старинную народную накастрюльную игру бао.

Но ближайшая школа на другом берегу, в 10 километрах.

Наблюдая как весь день бушевавшее здесь солнышко, наконец-то успокоившись и остывая, быстро падает на западный берег Туркана, мы и думать забыли, что нужно разбить палатки…

…и приготовить ужин. Ага, конечно же свежая тиляпия, а не какая-то там тушёнка.

*******

И вот она, чёрная ночь и чёрное небо. Где-то посреди Африки, с неспокойным и странным озером вокруг… Тент не наброшен на палатку, зачем… Потому что крупные, живые и близкие брызги звёзд по всему небосводу. Потому что они вокруг, они совсем рядом, они над нами, они между нами. Потому что засыпая, я уже знаю, что это просто случился взрыв света где-то по ту сторону черноты, здорово испортив её своими осколками…

*******

Близкий рассвет предупреждает о своём появлении включённым на всю громкость ветром. Выбираюсь из палатки, иду на высокий каменистый холм, встречаться…
Сонный Кулал нехотя зашевелился, заворочал наброшенным на него на ночь покрывалом из облаков, но рассвет уже близок и неумолим. Эль моло тоже уже знают об этом…) В такой ещё утренней тишине гулко стукнуло железом ведро, замекала нетерпеливо и глупо чья-то коза и потянуло первым утренним дымком… Кизячьим, ага.)

Первый, пробный мазок розовым… Крик чайки.

И поджечь наконец-то этот клок тёмно-серой ваты…

И новое утро, и уходящий от нас на сотни километров берег…

А вот и деревня. Общий план. При желании можно разглядеть наши палатки. Невозможно разглядеть электричество и другие неизвестные на этом острове вещи. Увы, но кровати и унитазы я не смогу показать вам в этом рассказе.

Спросите — а как же, а куда жеж? В кусты. Ну и всегда бесплатный обширный пляж… С крупной галькой.

Уезжая, мы оставили эль моло не только кусочек себя… Кроме кусочка здесь остались овощи, кое-какие продукты, хлеб, который нам пекли в Лоянгалани, даже пустые пластиковые бутылки… Здесь очень нужны лекарства. Часть аптечек тоже осталась здесь. Джона я зауважал ещё более тысячекратно, когда увидел, как прощаясь, он передал лодочнику канистру с бензином. Безвозмездно. Купленную фактически за свои деньги.
Ещё было групповое фото на память, и дедушка, который долго жал мне руку своей мягкой и длинной, совершенно тряпичной ладонью…
Я не знаю, сколько вас дожило до этих строчек. Комменты как всегда всё покажут. Но что хочу сказать оставшимся…
Конечно же везде хватает проблем, и в такой стране как Россия, тем более совсем не обязательно рыдать над показанными мною картинками. Но поездка к эль моло это прежде всего моё личное переживание, мой личный опыт, который навсегда останется со мной, что бы мне не пришлось увидеть, а главное, почувствовать ещё.
А ещё мне очень хочется туда вернуться. Чтобы пережить этот закат ещё раз.

И чтобы привезти народу эль моло много-много полезных вещей. У меня их теперь целый список.

P. S. Но уже приходится признать, что в эту, ближайшую африканскую поездку, я не попадаю на Туркана. Эй, кто-нибудь, если собираетесь в те края, захватите от меня посылочку для эль моло. Буду вам очень признателен…

Автор: Влад Караваев. Взято отсюда.
Участник «Конкурса репортажа 2012″. Голосуйте, кликая на звездочки внизу (5-ти балльная система).
Об условиях конкурса ЗДЕСЬ.

Электронное СМИ «Интересный мир». Выпуск №31 от 17.01.2012

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Мастеркард 5469400010332547 Ширяев Игорь Евгеньевич.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.