Home 1 Туризм 1 Настоящий Ирак. Часть 4.

Настоящий Ирак. Часть 4.

Предыдущая Часть 3 «Утренние гости»

Часть 4. Время идет, скучать надоело, и тянет поговорить

Разделавшись с остатками вчерашней курицы, мы запили её газировкой, произведенной в Саудовской Аравии, и разбрелись по своим местам. Мохаммед, как и вчера, уставился в одну точку на стене и погрузился в свои мысли. Честное слово, меня иногда это сильно пугало. Соседи накрылись с головой пледами, что означало, что они собирались спать. А между тем было еще только десять утра. Весь день мы проводили без движения, нас не выводили на улицу, мы почти не видели солнца, неудивительно, что это влияло на биоритмы — постоянно хотелось спать. Время от времени я поднимался и прохаживался по комнате: пять шагов вперед, пять шагов назад, и так несколько раз, затем успокаивался и ложился на плед. К тому же всю прошлую ночь и сегодняшний день по крыше барабанил дождь, и это был не просто дождь, а настоящий ливень. Фактически, если бы я остался в Мосуле на свободе, то этот день мне целиком пришлось бы провести в гостинице. Ливень не прекращался двое суток.

— Мута́р, мута́р (дождь), — подтвердил Мохаммед.

Весь день я посвятил чтению путеводителя «Лоунли Плэнит», в каждой книге есть историческая справка о стране. Я узнал, что последние тридцать лет эта замечательная страна была недоступна для туристов из-за многочисленных войн и конфликтов, который постоянно затевал Саддам Хуссейн.

В 1980 году началась Ирано-Иракская война, длившаяся 8 лет и унесшая жизни около полумиллиона человек с обеих сторон. В ходе этой войны Ирак неоднократно применял химическое оружие, что подтверждается многими авторами и организациями, а также активно применял химическое оружие на своей территории против непокорных курдов, которые хоть и пассивно, но помогали Ирану.

Самой крупной трагедией считается химическая атака курдского городка Халабджа на севере Ирака, где по некоторым данным погибло около 5000 мирных жителей и десятки тысяч остались инвалидами. США и многие европейские страны тогда не признали, что атаку произвел Ирак, так как они его активно поддерживали и поставляли оружие. Основными продавцами были Советский Союз, Франция и Германия, хотя участие в вооружении Ирака принимали все страны запада, в том числе США.

Чтобы не портить отношения с Багдадом, в применении химического оружия США тогда официально обвинили в Иран, хотя во время войны тайно поставляли оружие и ему. Из-за этого в конце 1986 года разразился громкий скандал, вошедший в историю под названием «Иран-контрас» («Ирангейт»), в ходе расследования которого было доказано, что США тайно вмешивались в Ирано-Иракский вооружённый конфликт, поставляя оружие и запасные части к боевой технике Ирану.

Ирано-Иракская война привела к появлению у Ирака значительной задолженности ряду арабских стран. В частности, долг Ирака Кувейту превысил 14 млрд. долларов, что явилось одной из причин, подтолкнувших Саддама Хусейна в 1990 году к решению вторгнуться в Кувейт. В ходе военной операции за два дня кувейтская армия была полностью разгромлена, а территория страны была взята под контроль иракскими войсками. В Кувейте было установлено «временное правительство», которое обратилось к Ираку с просьбой включить Кувейт в свой состав. Совет революционного командования Ирака так заявил: «Свободное временное кувейстское правительство решило просить соплеменников в Ираке, руководимых рыцарем арабов и вождем их похода президентом фельдмаршалом Саддамом Хусейном, о принятии их, как сыновей, в их большую семью, о возврате Кувейта в состав великого Ирака, родины-матери, и об обеспечении полного единства Ирака и Кувейта». Часть территории страны была присоединена к иракской провинции Басра, а оставшаяся территория провозглашена 19-й провинцией Ирака под названием «Аль-Саддамия».

Против аннексии Кувейта выступили арабские государства и силы коалиции американцев, и вторжение переросло в военный конфликт, который длился 7 месяцев и привёл к войне в Персидском заливе (17 января — 28 февраля 1991).

С 2003 по 2011 гг. длилась война в Ираке, начавшаяся, вопреки резолюции ООН, с вторжения сил США и их союзников в Ирак с целью поиска оружия массового поражения, но фактически для свержения режима Саддама Хусейна и получения контроля над иракской нефтью. Затем страна погрузилась в хаос партизанской войны, мародерства и насилия. Музеи, хранящие бесценные археологические ценности, были разграблены, а многие памятники архитектуры, такие как, например, мечеть Мечеть Аль-Аскари, были разрушены или сильно повреждены в результате террористических актов.

И вот в декабре 2012 года, спустя ровно год после того, как американцы покинули Ирак, я приехал в эту страну в качестве туриста, чтобы осмотреть археологические памятники. И вместо счастливой жизни застал военную разруху и перебои с электричеством и водой, хорошо, что не застал террористические акты. Но они регулярно случались до и после моего приезда. Не хочется искать виновных, а лишь хочется пожелать Ираку мира, чтобы он стал вновь расцветающей страной.

— Кстати о Саддаме, — подумал я. — Интересно узнать мнение о нем у простых иракцев. Конечно, по Мосулу не станешь ходить и спрашивать, хороший был Саддам или нет, этим можно привлечь к себе внимание и полиции, и террористов. Представьте, ходит иностранец, и хотя не говорит по-арабски, спрашивает про Саддама. По крайней мере, это выглядело бы странно. По той же причине, я не стал спрашивать о нём в гостинице, едва в нее заселившись. Конечно, было бы интересно расспросить о бывшем президенте Ирака у полицейских и солдат, которые меня охраняли, но их было бессмысленно спрашивать. Раньше они воевали с США, выполняя свой долг перед Саддамом, затем сотрудничали с США, выполняя свой долг перед временным правительством, так что их мнение во многом зависело лишь от точки приложения.

Я отложил книгу и обратился к своим сокамерникам.

— Кта́аб (книга), таариикх (история), Ираак, — сказал я, имея в виду, что читаю книгу об истории Ирака, — а затем спросил, — Саддам Хуссейн – зейн? (хороший).

— Зейн, хуаайя зейн! (хороший, очень хороший), – почти сразу ответил Мохаммед.

Ашраф и Ассем, проснувшись от таких странных вопросов, вынырнули из-под пледов и подключились к дискуссии: Зейн! (хороший). Еще оставались трое, но они воздержались от ответа.

— Леиш зейн? (почему хороший)? Война! Иран, Кувейт, Америка!

Мохаммед ответил на арабском, но в целом было понятно. Работа при Саддаме у него была, деньги получал, купил или получил дом, двух жен мог позволить себе обеспечивать. Основные военные действия с Ираном проходили всего несколько лет, а война с Кувейтом длилась 3 дня. Подытожив, он махнул рукой, что должно было означать, в этих войнах не было ничего страшного. Я упомянул об операции «Анфаль» по борьбе с курдским населением Северного Ирака и один из его эпизодов – атаку, т.е. эпизод с применением химического оружия против мирных жителей в городе Халабджа.

— Ноу Халабджа, ноу (нет, Халабджы не было), — повторял Мохаммед.

То есть, вот так… Не было геноцида курдов, не было газовой атаки на мирных жителей, не было Халабджи, не было «Анфаль» и на этом точка.

— Саддам Хуссей зейн, — подтвердил он ещё раз, — Амрика – Али Ба́ба. Баанзин – Али Ба́ба.

В смысле, освободители повели себя как Али́-Баба́, персонаж арабского (иракского) фольклора из сборника «1001 ночь», и вывезли все добро себе домой.

— Так был ли Саддам Хуссейн на самом деле герой и гениальный руководитель или диктатор и тиран? На этот вопрос теперь каждому иракцу придется ответить самостоятельно, — подумал я.

Этот вопрос очень актуален, учитывая, например, что в России тоже хотят вернуть Сталину славное имя народного героя, а Волгограду – «историческое» имя Сталинград. При этом сами инициаторы таких перемен просят не учитывать мнение миллионов жертв сталинских репрессий, а лишь вспомнить о том, что СССР в годы его правления был Великой Империей: запустил первый спутник в космос, построил ядерную бомбу и все в таком же духе: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек». Саддам Хуссейн, в отличие от Сталина, не успел запустить спутник в космос и построить ядерную бомбу, он лишь успел закупить ядерные реакторы у Франции, которая ему их любезно построила и переправила.

И все-таки, почему Хуссейн – «зейн» (хороший)? Без должного знания языка, оперируя лишь словами «хороший» и «плохой», невозможно разобраться в этом вопросе. Хотя на самом деле у меня уже был готов ответ. И он заключался в следующем: при Саддаме простые люди не боялись ходить по улицам в страхе, что их возьмут в заложники, взорвут вместе с припаркованным рядом автомобилем или расстреляют во время молитвы в мечети. Неугодных власти людей уничтожали другими способами, и простые люди об этом ничего не знали и не хотели знать об изощренных пытках и массовых казнях, практиковавшихся во время правления Саддама Хусейна в тюрьме Абу-Грейб и многих других. Как и в СССР, простым иракским жителям не было никакого дела до тех людей, за которыми приезжали посреди ночи черные воронки.

Видя мое непонимание, Мохаммед постарался объяснить свою позицию, тем самым подтвердив мои мысли:

— Мосул – террорист, Багдад – террорист, Ирак – кхатар (опасно).

То есть, для простых жителей Ирака Саддам Хусейн ассоциировался со стабильной и безопасной жизнью, вот почему «Саддам – зейн». Кстати, в разговорнике г-на Алкалеси в словаре нет слова «война», и оно ни разу не употребляется в диалогах. Как будто к тому времени, к моменту выхода книги не была в разгаре иракская война, как будто до этого не было войны с Кувейтом и Ираном. А вот раздел «Обыск Дома», который проводят американские военные и при этом ищут членов партии Баас (стр 137), в книге присутствует, так как она была выпущена спустя год после начала военных действий в Ираке.

Автор Александр Козловский. Источник.

Продолжение ЧАСТЬ 5.

Электронное СМИ «Интересный мир». 28.03.2013