Home 1 История 1 Кладбище надежд

Кладбище надежд

Предыдущая глава «Реки вокруг озера Эльтон»

Чугунное основание могильного креста одиноко стоит в бескрайней степи в месте, которое когда-то было кладбищем. Могилы сравнялись с землей. Мимо пройдешь – и не заметишь, что топчешь ногами чьи-то останки. Железяку эту увидишь – и не поймешь, что это основание креста. Крест давно выломан и украден. Где он сейчас? Валяется, брошенный в степи? Используется в хозяйстве вместо груза, чтобы капусту-огурчики в бочке засолить? Стоит на чьей-то чужой могиле?

Эльтон

Этот чугунный обломок – символ всей истории Приэльтонья. Заброшенное кладбище несбывшихся надежд. Христианские мученики могли рассчитывать хотя бы на людскую память и крест на могиле. Эльтонские страдальцы забыты потомками, а кресты разворованы. История эта начиналась пафосно, продолжалась трагично, а закончилась забвением.

Члены царской семьи Романовых полюбили эльтонскую соль. И красиво (соль была необычного розового цвета), и вкусно, и для здоровья полезно, а главное – за державу гордость. Наша, отечественная, российская соль, а не покупная иноземная! Такую соль и самому кушать приятно, и заморским гостям не стыдно предложить. Но было одно препятствие для царской приятности: калмыки приэльтонских степей.

После распада Золотой Орды в приэльтонских степях во всю хозяйничали калмыки из племени торгоутов – кочевники, бандиты и беспредельщики. У них не было никакого желания соблюдать российские законы, осесть где-нибудь на постоянное жительство и трудиться, как подобает оседлому народу. Калмыки любили свободу, охоту и были народом степным и диким. Воинственно настроенные калмыки-степняки частенько грабили российские поселения, убивали мужчин, насиловали женщин, уводили в плен детей. И всячески препятствовали, кому бы то ни было, вывозить соль из озера Эльтон. Выгоды от этого препятствия калмыкам никакой не было, но так они охраняли свою территорию и свою свободу.

При царе Петре 1 была снаряжена экспедиция в приэльтонские степи, русские регулярные войска с легкостью разгромили разрозненные банды калмыков и взяли военный контроль над территорией. Калмыцкий хан Аюка заключил мирный договор с русским царем, калмыки присягнули на верность России и поклялись не препятствовать добыче и вывозу эльтонской соли. В 1705 году Петром 1 был издан указ о государственной монополии на добычу и продажу соли. Теперь царский двор мог вкушать розовую эльтонскую соль и даже пытаться продавать ее в Европу. На этом пафосная часть истории закончилась.

Калмыки-кочевники, конечно, не соблюдали договор. Первый отряд безоружных тружеников (ломщиков соли и возчиков-чумаков) был полностью вырезан калмыцкой бандой. Неприятность заключалась в том, что груз эльтонской соли был полностью уничтожен калмыками, а новые ломщики и чумаки отказались ехать на верную гибель. Тогда по указу Петра 1 на берегу Эльтона, в месте предполагаемой добычи соли, силами регулярных войск срочно была сооружена земляная крепость, названная позже форпостом Петра 1. Также был оставлен немногочисленный гарнизон для защиты государственной собственности – эльтонской соли. Началась эпоха соледобычи на Эльтоне. Если раньше российские люди в приэльтонских степях гибли от набегов калмыцких банд десятками, то теперь счет шел на тысячи. Гибли от бандитов, от непосильного труда, от болезней, от голода, от хищных зверей. Гибли люди, лошади, волы. Приэльтонская степь была усеяна костями, которые никто не хоронил. Впрочем, почему была? Прошло 300 лет. Вот снимок 2008 года.

Эльтон

Рядом под ненадежной защитой пушек и гарнизона форпоста было заложено поселение Эльтон.

Эльтон

Самую большую площадь поселения занимало кладбище, т.к. число мертвых очень быстро превысило число живых.
Старый поселок Эльтон находился не там, где сейчас новый поселок Эльтон. Потомки не захотели жить на куче трупов. Если сейчас бродить по старому Эльтону и знать по старым рисункам его схему, то в небольших земляных буграх и развалинах можно опознать остатки старых домов, улицы, кладбищенскую ограду, могилы, фрагменты надгробий. А если не знать, так кроме степи и озера ничего не увидишь.

Форпост Петра 1 тоже узнаваем, если бродишь по степи с картами и документами в руках. Вот остатки самой земляной крепости. Размер по историческим документам 75 на 75 метров.

Эльтон

Крепость была окружена рвом и валом высотой около 1,5 метров. Остатки рва узнаваемы в степи.

Эльтон

Эльтон

Каждую весну тысячи украинских чумаков со своими волами приходили к берегам соленого озера. Украинские чумаки (малороссы) практически полностью вытеснили русских (великороссов), пользуясь особыми условиями, которые распространялись на малороссиян. Сенатом был издан указ, который разрешал: «Всем тем малороссиянам, кои там обретаются, и к возке соли обзаводились волами и всяким припасами, как при Саратову, так и при Дмитриевску, на луговой, а не на горной стороне быть, и скот свой пасти, лес незаповеданный рубить на починку их телег позволить». Источник.

Процесс добычи соли из Эльтонского озера заключался в ломке соли со дна озера и складировании ее на берегу. Ломкой соли, как правило, занимались «вольные» люди и помещичьи крестьяне из Пензенской, Рязанской и Нижегородской губерний, а также бедняки украинских слобод. Они пешком приходили на озеро, как-то обустраивались и работали наподобие строителей гастарбайтеров в Москве. С добычей необходимого количества соли вполне могли справляться 300-400 человек, но желающих ломать соль было гораздо больше, чем требовалось. В некоторые годы на озеро приходило до 3-4 тысяч ломщиков. Конкуренция была огромной, заработки мизерны.

Труд ломщиков был чрезвычайно тяжелым. Для выламывания соляных глыб со дна озера ломщики должны были постоянно находиться по пояс в крепком соляном растворе — рапе, которой было покрыто озеро на глубину 1-1,5 метра. Летом при невыносимой жаре горячий соляной раствор разъедал тело, кожа покрывалась язвами. Ситуация усугублялась тем, что пресной воды не хватало даже для питья. О том, чтобы смыть разъедающий тело концентрированный соляной раствор, речи не шло. Люди не мылись месяцами.

Тут же развивались тяжелые болезни. В степи было много волков, которые ночью подходили близко к поселку. При перегрузке соляных глыб ломщики получали увечья. Ломщики умирали, изнуренные тяжелыми трудом и не имея никакой медицинской помощи.

Эльтон
Источник фото.

Дождавшись соли и погрузив ее на повозки, рано утром чумаки отправлялись в путь. С началом жары чумаки распрягали волов, кормили и давали им отдых. После того как жара спадала, чумаки продолжали свой путь дальше, до тех пор, пока совсем не темнело. Шли исключительно босиком рядом с повозками, стараясь сберечь обувь и силы волов. Ночной отдых был недолгим, как и летняя ночь. С окончанием утреней зори все начиналось сначала. Осенью, когда становилось прохладней, груженые солью фуры двигались весь светлый день безостановочно. Неизменным правилом чумаков было давать отдых волам на вечернюю и утреннюю зорю, в это время и сами волы и их корм освежались от росы. Если же, это правило нарушалось, волы начинали тощать и слабеть, у животных начиналась так называемая «жестокая каменная болезнь», излечить которую чумаки не могли. В пути часто случались набеги калмыков, которым соль была не нужна, но налеты на караваны и истребление россиян были частью борьбы за свободу. Вырытые колодцы в степи часто пересыхали, и люди гибли еще и от жажды. Также возчиков косили эпидемии чумы. (Отсюда и название – чумаки.) И снова степь покрывалась костями. Так трагически развивалась история хозяйственного освоения Приэльтонья.

Эльтон

Со временем, ввиду дороговизны транспортировки и сложного химического состава Эльтонская розовая соль не выдержала конкуренции с Баскунчакской. Как только в Баскунчаке было налажена своя альтернативная соледобыча, проложены железнодорожные пути и построен порт на берегу Волги, добыча соли на Эльтоне прекратилась. Баскунчакская соль оказалась и дешевле, и в пищу более пригодна.

Ломщики соли и возчики-чумаки ушли из этих мест навсегда. Российское государство еще несколько раз пыталось приспособить эти территории для своих нужд.
Земледелие здесь поднять не удалось, т.к. огромные площади степей одновременно и засолены, и нуждаются в орошении. А это уже чрезмерные сложности.
Свободное животноводство в степях оказалось менее рентабельным, чем животноводство на ограниченных фермах, где площади меньше, а обслуживание проще.
Эльтонский дикий степной курорт не выдержал конкуренции с комфортабельными местами лечения и отдыха.
Перестройка добила эти места окончательно.
Наркотрафик из Афганистана через Казахстан сделал эти места опасными.
Крах социалистических ценностей уничтожил историю трудового и военного подвига людей, чьими костями усыпана бескрайняя степь. Так бесславно в забвении закончилась история, пафосно и с императорским размахом начатая великим Петром 1.

Что сейчас? Природу Приэльтонья пока испортить не удалось, несмотря на варварское к ней отношение малочисленных местных жителей и редких туристов. Человек, к счастью, пока слабее, чем степь. Эльтонские пустынные пейзажи до сих пор ничем не отличаются от тех первозданных видов, которые застали здесь первые поселенцы и соледобытчики более 300 лет назад. Даже не верится, что на этом месте стоял старый поселок Эльтон, и мы ходим ногами по их костям.

Подробная история соледобычи и чумацкого извоза на озере Эльтон здесь.

Эльтон

Эльтон

Эльтон

Эльтон

Авторы Игорь и Лариса Ширяевы, 2008 г.

Продолжение «Эльтон. Там, где растут меловые горы.»

Электронное СМИ «Интересный мир» от 22.03.2013