Home 1 Туризм 1 Карачаевские мусульмане

Карачаевские мусульмане

Наверное, мы не писали бы эту статью в таком стиле, если бы не искусственное противостояние, раздуваемое политиками и СМИ в сфере отношений между христианами и мусульманами. Вот на это искусственное раздувание хочется ответить.

Ну, почему если российский маньяк-педофил совратил или изнасиловал ребенка в Юго-Восточной Азии, никто не вспоминает, что этот маньяк-педофил – представитель христианской культуры?! Почему если российский пьяный отморозок устроил стрельбу в московском супермаркете или поджег деревню, никто не раздувает из этого идею общего христианского беспредела?! Зато если конкретный представитель мусульманского мира с деформированной психикой устроил самоподрыв в общественном месте или другой конкретный мусульманин зарезал барашка в московском переулке, то это сразу раздувается, как общее негативное свойство всего мусульманского мира.

Разделять людей по национальному или религиозному признаку совершенно нормально и правильно. Это надо делать хотя бы для того, чтобы учитывать разные особенности культуры и менталитета. Если этого не делать, возникнут неизбежные межнациональные и межрелигиозные конфликты, т.к. традиции одной общности людей могут восприниматься другой общностью, как вызывающее или оскорбительное поведение. Но разделение не с целью взаимопонимания, а с целью принижения приводит к еще большим конфликтам, чем неразделение вообще. И тогда возникает цепная реакция негативной предубежденности, при которой любая москвичка в короткой юбке воспринимается в мусульманском мире, как падшая женщина, а любой мусульманин, режущий барана в московском переулке, воспринимается в московском христианском сообществе, как потенциальный террорист или угроза общественному спокойствию.

Основной вывод, который мы сделали, наблюдая за карачаевскими мусульманами, банален и прост: карачаевские мусульмане отличаются от московских христиан исключительно внешними воспитанными особенностями поведения. В абсолютном своем большинстве – это вполне адекватные люди, если воспринимать их непредвзято. Как психологи, мы не увидели в карачаевских мусульманах ничего несвойственного человеку, как Homo Sapiens.

Рецепт мира и взаимопонимания разных культур прост: относись с уважением к традициям народа, относись с пониманием к личным переживаниям каждого человека, люби природу и люби любого человека, как часть этой природы. А психическая и социальная патология встречаются в любом сообществе так же, как больные животные и ядовитые растения в природе.

В тексте далее будут фотографии, как режут барана. Кто не готов это видеть – дальше может не смотреть и не читать.

В Карачаево-Черкесии сильны традиции, но мусульманство не носит нарочито ортодоксального или экстремистского характера. Женщины носят или не носят хиджаб по желанию. Большинство мужчин имеют одну жену либо по убеждениям, либо по финансовым причинам.

Вот история, рассказанная нам одним человеком. В юности он подался в Москву на заработки и осел там в крохотной карачаевской диаспоре, помогая им делать какой-то мелкий бизнес. Никаких драматических проблем с адаптацией к московской специфике жизни он не помнит. Единственный случай конфликта относится к групповой драке пьяной молодежи в клубе, где карачаевские мусульмане продемонстрировали единство против москвичей. Но вряд ли этот конфликт отражает национальное, религиозное или культурное противостояние. Скорей всего, это была просто пьяная драка между двумя разными пацанскими компаниями. Примечательно, что приехавшая доблестная московская милиция наваляла тумаков и тем и другим.

Потом этот человек обзавелся в Москве постоянной девушкой и уже собирался остаться в столице навсегда. Но его родители в Карачаево-Черкесии узнали об этом. Мама считала всех московских девушек расчетливыми «цыганками» и именем Аллаха потребовала, чтобы сын вернулся на родину с целью демонстрации послушания родителям и женитьбы по их выбору. Ослушаться родителей в мусульманской традиции – серьезный проступок. Карачаевцев всего-то примерно 130-150 тысяч человек, и слух о проступке покрывает позором весь род. Ведь большинство знают друг друга лично или понаслышке. Он вернулся и женился по воле матери. Сейчас этот мужчина имеет карачаевскую жену, детей, но в горах проводит намного больше времени, чем со своей семьей. Сердцу не прикажешь. На наш взгляд, вполне обычная человеческая история, которая могла произойти в любой культуре, национальности, религии.

Другой парень воевал в Чечне, много пережил, вернулся в Карачаево-Черкесию. Про российских христиан говорит: «Они отличные ребята. Мы вместе воевали и стали братьями. Одного не пойму. Почему они позволяют своим женам и дочерям танцевать в трусах пьяными на столах в клубах или просто на вечеринках?»

Тема гостеприимства, мужского братства и женской чести очень сильна среди карачаевцев. У карачаевцев есть представление о себе, как о части большой семьи с общими правилами, традициями, целями. Это то самое единство, которого так не хватает людям в крупном мегаполисе.

Сидим поздно вечером усталые в горах под звездами. Подъезжает и останавливается УАЗик с людьми, которых в Москве при одном взгляде на них назвали бы бандюками. Непонятно зачем подъехали: выпить и отдохнуть, нас напугать или свои разборки, — Аллах их знает. Самый авторитетный из наших спутников-карачаевцев подходит к ним и говорит: «Братья, большая просьба, остановитесь где-нибудь в другом месте. Это наши гости, и мы не хотим, чтобы они почувствовали себя неуютно. Кроме того, с нами женщина, и мы в ответе за ее честь. Ведь потом наши гости будут рассказывать о нас, как обо всем карачаевском народе». Люди из УАЗика тут же уехали.

Гостеприимство неизбежно связано с тем, чтобы гостя накормить. Для этого публично режут барана. Надо сказать, что карачаевцы прекрасно понимают непривычность этого мероприятия для христианина из мегаполиса. Карачаевские мусульмане пытаются это как-то сгладить. Иногда это у них получается, а иногда нет. Вот забавная история.

Карачаевские мусульмане приехали в Москву на заработки и поселились в районе метро «Щелковская». Наступил праздник, позвали гостей, нужно резать барана. Барана в Москве нашли, но его нужно где-то зарезать. Купить уже зарезанного непонтово, т.к. резать барана – это тоже часть праздника. Ну, как у нас хоровод вокруг елки в Новый Год. Т.е. все-таки сначала подарки и хоровод, а только потом нажраться. Вот что-то вроде такой логики. Но не в квартире же барана резать. И вот небритые южные пацаны, со связанным орущим бараном на плечах, носятся по дворам в районе метро «Щелковская» в поиске укромного места, чтобы зарезать барана, не привлекая общественного внимания. Просто для того, чтобы соблюсти традиции и устроить праздник себе и гостям. Вот когда мы представили эту картину в красках, то согнулись пополам от хохота. Потому что подобная проблема была только что у нас самих, когда сидя верхом на карачаевской лошади женщине очень хочется писать, а вокруг мусульмане с их неотвязной заботой о гостях и представлениями о женской чести. И пописать женщине в пределах их видимости – это так же эпатажно, как зарезать барана на глазах у москвичей.

Наши карачаевские мусульмане чудом нашли укромное место во дворах. Конечно, спалились и вызвали негодование. Но выход был найден. Срочно послали гонца на рынок за продуктово-алкогольным подарком всем невольным зрителям-москвичам. Проблема как-то рассосалась. Теперь нам осталось придумать, что можно подарить карачаевцу, когда в следующий раз верхом на лошади женщине, не смотря на ее честь, очень захочется писать, а гостеприимство таково, что уединиться нет никакой возможности.

В мусульманской традиции резать барана – это как у нас в магазин за вкусненьким сходить. Как только ребенок начинает ходить, он при этом присутствует. Мы же берем своих детей в магазины. Лет с 14-15 мальчик-подросток помогает отцу резать барана. Как у нас подростки помогают нести сумку из магазина. Цели те же: воспитание и помощь. Когда глубоко погружаешься в мусульманскую культуру, это перестает казаться жестокостью. Это просто традиции и жизнь народа.

Проявляются ли в традиции зарезать барана у всех на глазах какие-то патологические наклонности к жестокости и садизму? Мы такого не заметили. Т.е. наверное, бывает, как например, мы знаем признаки патологической жестокости у одного московского хирурга. Но это случаи психиатрического клинического характера. Никакого отношения к традиции резать барана, равно как и к хирургии, они не имеют. Обычные карачаевские мусульмане, когда режут барана и после того, выглядят, как люди, выполняющие трудную, грязную, но необходимую работу.

Перед тем, как зарезать барана, читается молитва. Потом режется горло, и дают стечь крови. На некоторое время барана оставляют, «чтобы душа вышла». Место разреза, которого коснулся нож, считается нечистым. Его замывают водой и отдают собакам. Ноги барана тоже отрезаются и отдаются собакам.

Потом барана подвешивают и снимают шкуру.

Резать барана – работа грязная и физически трудная. Мужчины сменяют друг друга (женщины барана не режут), на их лицах сосредоточенность и усталость. Вообще, чем крупнее скотина, тем труд тяжелей физически и эмоционально. Однажды, когда к концу похода продукты стали заканчиваться, наши карачаевские мусульмане-спутники решили нас подкормить. Один из них отправились к хозяину стада коров, которое паслось неподалеку. Хозяин согласился поделиться мясом, но в обмен на то, чтобы ему помогли зарезать корову. Когда наш спутник вернулся с заработанным мясом, он устало воткнул окровавленный топор, отдал нам завязанный кусок полиэтилена с окровавленным мясом и сказал: «Ради Аллаха, порежьте и приготовьте сами. Я уже не могу».

Обычно, когда режут барана, вокруг бегают дети и собаки. И те и другие ждут вкусненького. В нашем случае детей вокруг не было, только пастушеские собаки.

Ни одна пастушеская собака не возьмет мясо без спроса и, тем более, сама не убьет барана. Она знает, что расплата за проступок будет крайне жесткой. Скорей всего, смерть. Запах мяса и крови привлекает собак, и они жмутся поближе в ожидании еды.

А вот ролик, как резали барана.

Авторы Игорь и Лариса Ширяевы

Электронное СМИ «Интересный мир». Выпуск №46 от 25.02.2012

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Мастеркард 5469400010332547 Ширяев Игорь Евгеньевич.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.