Home 1 Туризм 1 Интервью с человеком, побывавшим в иракской тюрьме

Интервью с человеком, побывавшим в иракской тюрьме

Ирак – страна, в которую нечасто попадает обычный турист. Насколько целесообразно ехать туристу в Ирак, это вопрос дискуссионный. Но в любом случае, человек, сумевший организовать себе туризм в Ираке и благополучно вернуться обратно, сотворил маленькое чудо, хотя бы в масштабах своей собственной жизни. Увидеть Париж и… Увидеть Ирак – и не умереть!

Путешественник Александр Козловский уже сделал и планирует еще сделать несколько чудес.
Он поехал в Ирак самостоятельным туристом без каких-либо турфирм, не потратив при этом больших денег.
Он побывал в одном из самых опасных городов мира – иракском городе Мосул.
Он посидел в иракской тюрьме.
Он благополучно освободился из этой тюрьмы.
Он написал интереснейшую книгу «Настоящий Ирак» (фрагменты книги «Настоящий Ирак» опубликованы у нас в журнале «Интересный мир», и их можно найти по метке Ирак).
Он планирует новое путешествие в Ирак. (Видимо, неймется не только «битому», в соответствии с русской поговоркой, но и посидевшему в Ираке.)
И наконец, Александр Козловский собирается развивать российский туризм в Ираке и писать путеводитель.

Читайте интервью с человеком, который уже сделал несколько чудес и собирается их продолжать. Семь чудес Александра Козловского.

Александр Козловский

«Интересный мир»:

— Ирак… Необычный выбор страны для туризма. Саша, почему вы поехали в Ирак?

Александр Козловский:

— Всё началось с моего увлечения компьютерными играми. Была такая игра «Эпоха Империй», где можно было управлять разными цивилизациями: шумеры, вавилоняне, ассирийцы – эти народы когда-то заселяли современный Ирак. Так что поездка в эту страну – это просто продолжение игры, так сказать, переход от виртуального интереса к этой стране (с ее историей и культурой) к познанию реальности. Этакий прыжок из виртуальности в реальность. Но стержневая тема – Ирак – это тема потрясающей древней и завораживающей истории, культуры, архитектуры. Эта тема возникла из декораций к компьютерной игре. А потом мне очень захотелось увидеть это не на экране компьютера, а в реальности.

«ИМ»:

— Неожиданный аргумент в пользу компьютерных игр и путешествия в Ирак… Чем еще интересен Ирак, кроме его присутствия в компьютерных играх?

А.К.:

— Тем, что эта земля – колыбель мировой культуры. Это территория Междуречья в долине между реками Тигр и Евфрат, здесь зарождались Вавилонское царство и могущественная Ассирия, загадочное государство шумеров. Предположительно, колесо изобрели где-то на территории современного Ирака. Древняя письменность зародилась на этой же земле. И самый древний музыкальный инструмент археологи нашли на территории современного Ирака. Одна из первых настольных игр была придумана здесь же. Изобрели письменность, деление часов и минут на 60 частей — шумеры, древние народы, заселявшие территорию современного Ирака приблизительно в IV—III тысячелетиях до н. э. Современный календарь и знаки зодиака, между прочим, тоже они изобрели. Для меня лично земля Ирака была и остается загадочной территорией, благодаря которой планета Земля обрела огромное количество своих научных и культурных сокровищ.  А вы задумывались, что даже Алладин и Синбад-мореход – это выходцы из Ирака? Какие еще нужны аргументы?!

«ИМ»:

— Похоже, что никаких… А почему в своих путешествиях (и по Ираку тоже) вы передвигаетесь автостопом? Вы хотите сэкономить деньги? Вы ищете опасных приключений?

А.К.:

— Некоторые передвигаются автостопом исключительно с целью экономии денег. Но у меня основной мотив другой. Я так языки изучаю. Я по образованию лингвист. В том числе, благодаря автостопу, я могу объясниться на восьми языках. Я люблю языки, мне они легко даются, и автостоп доставляет мне огромное лингвистическое удовольствие. И только во вторую очередь экономия. Занимаясь автостопом, я точно не ищу драйва и опасных приключений. Иногда они случаются помимо моего желания, но по мне было бы лучше проехать спокойно весь Ирак, посмотреть неспешно на достопримечательности и написать хороший путеводитель. В общем, именно поэтому я и собираюсь вернуться в Ирак еще раз. А вовсе не потому, что я ищу опасных приключений.

«ИМ»:

— Но иногда эти приключения сами вас находят. Саша, страшно было ехать в Ирак?

А.К.:

— Нет. Ни один человек не может заранее знать, что его ждет не только в другой стране, но и даже завтра во дворе своего дома. Незачем коллекционировать свои страхи, лучше коллекционировать впечатления и встречи с интересными людьми. Это не означает, что я бесстрашный фаталист. Но просто мне кажется, что я умею чувствовать опасность. Я заранее чувствовал, что с Ираком у меня всё сложится хорошо.

«ИМ»:

— Саша, в Ираке вы попали в тюрьму. Интуиция подвела?

А.К.:

— Почему подвела?! Я же не только попал в тюрьму, но и благополучно из нее освободился. А знаете, какие в иракской тюрьме мне повстречались позитивные люди? Эх, вам не понять…

«ИМ»:

— Саша, а как вы попали в иракскую тюрьму?

А.К.:

— Я не нарушил ни одного закона. Я фотографировал только то, что разрешено. Причина в другом.

Если бы я въехал в Ирак через столицу Багдад, ничего бы не случилось. Но я, въехав через Курдистан, (а у Курдистана с арабской частью Ирака непростые отношения), решил побродить по приграничному городу Мосул, в котором 12 лет не было туристов. Я бродил и фотографировал лишь те места, где не было полиции, или предварительно спрашивал разрешения у постовых. Хотя у меня была иракская виза, и я старался соблюдать все правила, но всё равно мое появление и мое любопытство вызвало закономерную настороженность полиции. А дальше… от тюрьмы и от сумы не зарекайся… меня задержали, судили и, признав ни в чем невиновным, посадили в тюрьму.

Полицию вполне можно понять. Мосул долгое время считался самым опасным городом мира, он занимал первое место по количеству убийств. А тут я в абсолютно нетуристическом месте брожу по городу в качестве самостоятельного туриста и фотографирую. Подозрительно же… Ну, а дальше просто никто не захотел брать на себя ответственность за мое быстрое освобождение. Судья решил, что спокойнее меня подержать в тюрьме до прояснения обстоятельств. Учитывая обстановку в Мосуле, его мотив можно понять. Я в суде до последнего момента думал, что все недоразумения благополучно разрешились. Все улыбались, хлопали в ладоши, охрана фотографировалась со мной. А потом… потом мне сказали снять пояс и проследовать в помещение, которое оказалось камерой заключения. Вот тогда я по-настоящему разволновался…

Ирак. Александр Козловский.

«ИМ»:

— Здесь есть смысл отослать нашего читателя к вашим потрясающим воспоминаниям, опубликованным у нас в журнале «Интересный мир» — «Настоящий Ирак. Часть 1.» — и далее все семь частей вашего волнующего повествования. Так читателю будет интересней. Саша, как вам удалось освободиться из иракской тюрьмы?

А.К.:

— У меня на теле было спрятано три мобильных телефона. Интуиция подсказала сделать это заранее. Я же говорил, что я не являюсь бесстрашным фаталистом. (Смеется) Я отправил SMS отцу, он обратился в посольство России в Ираке, и дипломаты способствовали моему скорому освобождению. Пользуясь случаем, хочу сказать своему отцу и заведующему консульским отделом посольства России в Багдаде Джамшеду Болтаеву огромное спасибо. Эта помощь была очень кстати в иракской тюрьме.

«ИМ»:

— Саша, читая ваши волнующие записки о пребывании в иракской тюрьме, в голове навязчиво вертелась русская поговорка «кому тюрьма, а кому дом родной». Вы так позитивно описали иракскую тюрьму, заключенных в ней и тюремный быт, что некоторым, возможно, захочется туда попасть просто для того, чтобы жить лучше, чем здесь на свободе в Москве. Так как на самом деле живется в «иракском зиндане»?

А.К.:

— Ну, я никогда не мечтал оказаться в иракской тюрьме. По мне бы проехать спокойно Ирак и написать путеводитель. Но вместо этого я угодил в тюрьму. Я там вполне благополучно провел время. Ведь при том, что формально я находился в заключении, окончательного решения о моей судьбе не было принято. Поэтому я был там в качестве такого своеобразного заключенного-гостя.

«ИМ»:

— Заключенный-гость… замечательная формулировка!

А.К.:

— Ко мне относились доброжелательно, но ограничили свободу. Нужно еще учитывать особенности иракского менталитета. Все улыбались, были очень вежливы, старались выполнять все мои просьбы и желания, насколько это не противоречило тюремному распорядку. Мне кажется, что если бы даже меня повели на расстрел,  мне сказали бы: «Ты не мог бы пройти сюда и постоять немного у стенки…» — а потом бы улыбнулись, пожали бы мне руку, пожелали бы всего хорошего… и расстреляли. Мне так иногда кажется. (Смеется)

Особенности иракского менталитета таковы, что когда ситуация обостряется, тебе никто не дает понять, что это так. Все по-прежнему улыбаются. Тебе дают понять, что ты продолжаешь оставаться гостем. Ну, действительно, почему бы не угостить гостя и не выполнить его простые желания, даже если он преступник, и даже если его завтра расстреляют. Но при этом тебя очень хорошо охраняют люди с оружием. Совершенно очевидно, что попытка бежать может привести к тому, что тебя могут застрелить раньше запланированного и даже не успеют покормить. (Смеется) Иракская тюрьма, по крайней мере, в моем конкретном случае – это совсем не то, что мы себе тут представляем в фантазиях.

«ИМ»:

— Нам уже начинает хотеться в иракскую тюрьму в отпуск. А как вели себя с вами заключенные? Они вас унижали или избивали?

А.К.:

— Со мной сидели люди, заключенные за неопасные преступления – всего восемь человек в камере. Самое опасное преступление было у одного человека, который ударил полицейского. У остальных – мелкие правонарушения. Все заключенные прекрасно ко мне относились: меня подкармливали своей едой, мне помогали изучать иракский язык. Ко мне относились, как к гостю. Я им деньги предлагал за еду, а они не взяли.

«ИМ»:

— Откуда у заключенных своя еда?

А.К.:

— Им жены из дома приносили – свежая теплая домашняя еда. Учитывая, что мусульманство позволяет иметь гарем, это удобно в случае попадания в тюрьму. Утром одна жена приносит завтрак, а вечером другая жена приносит ужин. Есть в этом свои прелести. (Смеется)

«ИМ»:

— Да, мы уже поняли, что вы, Саша, неплохо сэкономили деньги на гостинице и еде, попав в иракскую тюрьму. Однако мы не рискнем рекомендовать нашим читателям повторять ваш опыт. И чтобы не разрушать интригу, мы отсылаем наших читателей к вашей книге «Настоящий Ирак. Часть 1.» — и далее все части. Ну, а мы надеемся еще не раз с вами побеседовать в редакции журнала «Интересный мир».

Александр Козловский.

В гостях у журнала «Интересный мир» был путешественник и лингвист Александр Козловский. Спрашивали Игорь и Лариса Ширяевы.

Электронное СМИ «Интересный мир». 08.06.2013