Home 1 История 1 Габсбурги. Красная эрцгерцогиня. Часть 2.

Габсбурги. Красная эрцгерцогиня. Часть 2.

Окончание. Начало ЧАСТЬ 1.

86-летний кайзер умер в ноябре 1916 года. Вслед за ним вскоре пошла ко дну и 700-летняя эпоха правления Габсбургов…На горизонте запылала новая эра…Ввиду революционной ситуации молодой кайзер Карл был вынужден отречься от престола и тайно бежать из страны вместе с семьей. Парламент молодой австрийской республики принял «Закон о Габсбургах», по которому имущество Габсбургов конфисковывалось в пользу республики, а те члены императорской семьи, которые не признали республику, изгонялись из страны. Но все это больше не касалось Элизабет, которая официально вышла из состава семьи, вступив в брак с Отто.

Главной ее проблемой теперь был развод с Отто. Теперь, когда деда больше не было в живых, можно отбросить последние рамки приличий. Перепалка ненавидящих друг друга супругов шла теперь на двух фронтах – в прессе и в залах суда. Любая портниха и любой булочник могли прочитать пикантные детали из личной жизни высоких особ… Спор шел не только о разделе солидного состояния, но и о праве воспитывать четверых совместных детей.

«Война» (иначе и не назовешь) за детей длилась несколько лет…Сначала суд присудил четверых детей отцу. Вскоре двое старших сбежали от отца (они плохо его знали, так как почти все время проводили с матерью)….Отто стал просить суд, чтобы ему оставили хотя бы младших двух….Элизабет предоставила суду заключение врача, что дети на гране нервного срыва… В качестве свидетелей привлекались няньки, домашний персонал… Детей снова под конвоем доставляли отцу, но они стали плакать и отказались даже снимать пальто…Их снова «временно» возвращали матери, и снова отправляли к отцу…И так на протяжении полутора лет…Дело в том, что по патриархальным законам того времени дети в случае развода автоматически оставались с отцом.

Конец этой драмматической эпопее положили события 28 марта 1921 года, когда представители суда и отдела по опеке над несовершеннолетними снова приехали в Шёнау, чтобы в очередной раз забрать детей у матери и отвезти их отцу. Но на этот раз вход в виллу им преградила толпа из членов местного Рабочего Совета. Они заявили представителям суда: «Убирайтесь! Детей вы получите только через наши трупы. Дети должны остаться с княгиней, которая заботилась о них много лет, а не с чужим человеком, которого они не знают!» Представители суда уехали, не солоно хлебавши. А слушание «дела Виндиш-Гретц» было перенесено аж в Парламент! В дело вмешались министр юстиции и бундеспрезидент – и Элизабет выиграла дело, дети остались с матерью. Но официальный развод с Отто стал возможным только в 1938 году, когда стали действовать законы Третьего Рейха. Юридическое понятие «развод» в австрийском праве не существовало, как таковое, раньше. Было только понятие «раздельное проживание» — что и имеется в виду выше, когда речь идет о разводе.

Элизабет унаследовала от отца бунтарский дух, свободолюбие, неприязнь к примитивности, тягу к ярким и интеллектуальным личностям.

Элизабет не была по натуре революционеркой или феминисткой. Социал-демократическая партия, членом которой она стала позже, со своими принципами свободы и социальной справедливости наиболее близко отвечала ее интересам. Всю жизнь Элизабет была противоречивой личностью, метавшейся между двух миров.

Все «высшее общество», находящееся всецело на стороне Отто, было в школе от такого поведения Элизабет. Никогда еще принцесса императорской крови не полоскала свое грязное белье на глазах у всех!

В 1925 году Элизабет вступила в социал-демократическую партию Австрии. Причем она не хотела просто числиться в картотеке членов! Она хотела активно участвовать в жизни партии! Она посещала собрания, предвыборные мероприятия, шагала в первых рядах демонстрантов на 1 Мая. Ее отчим, граф Лоньяи с ужасом писал в дневнике: «Она ходит на эти странные митинги и продает красные гвоздики на улице…». Это был очередной скандал. Внучка кайзера подалась к «красным», которые вели борьбу против монархии и дворянства! Она предала память своей семьи и класса, к которому принадлежала!

Элизабет настолько захватили идеи социального равенства, что она решила «отдать» рабочему классу своего сына. Старшие сыновья сопротивлялись ее манипуляциям и нажиму, а вот младший Рудольф, который обладал мягким покладистым характером, не смог противостоять матери. Когда ему было 15 лет, мать забрала его из гимназии и отдала в ученики на автомобильный завод – изучать ремесло автомеханика.

Элизабет на собрании социалистов:

Элизабет происходила из класса высокой аристократии. Она так и не смогла до конца сбросить «оковы» своего происхождения. Она навряд ли читала Карла Маркса и не особо разбиралась в социализме. Но она в корне отличалась от других представителей своего класса своим отношением к обычным людям, выступлениями в защиту их прав, готовностью им помочь.

В рядах партии Элизабет нашла не только смысл жизни, но и встретила мужчину, с которым счастливо прожила много лет, «пока смерть их не разлучила». Леопольд Петцнек, депутат Парламента от социал-демократов, был на два года старше Элизабет. Он происходил из бедной крестьянской семьи из местечка Брук-ан-дер-Ляйта в Нижней Австрии, в восемь лет осиротел и воспитывался в приюте. В школе юноша с необыкновенными успехами был замечен и порекомендован для учебы в учительской семинарии «за счет казны». Он стал учителем истории и немецкого, затем директором гимназии в Мёдлинге (пригород Вены). Хорошо разбирался в искусстве и литературе. После первой мировой войны вступил в социал-демократическую партию Австрии (я писала тут про эпоху «Красной Вены»).

Леопольд Петцнек:

Более странной пары, чем эта, было не сыскать во всей Европе! Газеты упивались этой новостью: «Эрцгерцогиня и крестьянский сын — это символ нового свободного времени!» Высшее общество кипело от негодования. Мать Элизабет прервала контакт с ней и лишила ее наследства.

Пару не смущало, что оба еще были официально в браке. Петцнек тоже был женат, имел сына. Но его брак существовал только на бумаге – он давно проживал отдельно от жены, которая часто находилась на лечении в психиатрической клинике.

В 1929 году пара переехала в купленную Элизабет виллу в венском районе Хюттельдорф (вилла сейчас называется «вилла Виндиш-Гретц»), по адресу Линцертршассе 452. Это даже скорее небольшой дворец – с зимним садом, салонами, комнатами для гостей, библиотекой, гостиной со столом на 24 персоны, комнатами для прислуги. Элизабет обставила виллу мебелью, антиквариатом и книгами, доставшимися ей от бабушки и отца. Она воссоздала там настоящий «маленький Шёнбрунн». В роскошном ухоженном саду стояли римские статуи, в большом пруду плавали «золотые» рыбки.

Вилла Виндиш-Гретц до войны:

Удивительно, но многие, знавшие эту необычную пару, отмечали, что Петцнек держался более аристократично, чем экзальтированная взбалмошная Элизабет. Товарищи по партии в шутку называли Петцнека «лордом».

Элизабет содержала целый штат прислуги. Платила она им по тем временам хорошо, но была требовательна и капризна, могла закатить скандал и уволить за малейшую провинность.
Одна из служивших у Элизабет Катарина Галь вспоминала позже с улыбкой: «Мне было 19 лет, я только что выучилась на флористку и срочно искала работу. Меня порекомендовал княгине один ее знакомый. Я очень обрадовалась, хотя мои подруги мне не завидовали – о княгине по Вене ходили слухи, что она истеричка…Но я решила попробовать. Да, она была довольно странная особа. В ней было нечто величественное, холодное…Ей было очень трудно угодить. Каждый день к семи утра вся прислуга должна была выстроиться у спальни княгини. В семь часов доносился бой часов из ее спальни, а в 7.05 она выходила в утреннем пеньюаре, голова в бигудях, и давала нам распоряжения на день….. Когда прислуга работала, она любила незаметно подкрасться сзади и отчитать за что-нибудь. Она могла отдать приказание и тут же его отменить. Надо было сжать зубы и молчать. Я терпела, потому что жалованье было неплохим, а моей семье нужны были деньги. Однажды, когда я работала в оранжерее, княгиня подошла ко мне и заявила, что я ей просто надоела и что я уволена. Я собрала свои вещи и когда я выходила из виллы, меня догнал Леопольд Петцнек, пожал мне руку на прощание, пожелал всего хорошего и извинился, что что он не может мне помочь. Он был спокойный приятный человек, но он не мог перечить княгине.»

Где-то в возрасте 40 лет в характере Элизабет произошли изменения. Она перестала путешествовать. В одежде отказалась от элегантности и стала предпочитать консервативный бюргерский стиль. Еще со времен разлада с мужем она стала увлекаться оккультными науками и парапсихологией. Леопольд Петцнек не разделял этих ее увлечений, но и не вмешивался. С его жизненной мудростью он понимал, что вмешиваться бесполезно. Благо в огромной вилле было достаточно места обоим для уединения. В вилле у Петцнека был свой кабинет, который он обставил по своему вкусу – просто, без антиквариата, с множеством книг. Для большинства осталось загадкой, что же связывало этих двух совершенно разных людей целых три десятка лет – причем настолько, что через много лет, уже будучи немощными стариками, они пошли в мэрию расписываться….

Трагические события февраля 1934 года завершились запретом социал-демократии в Австрии и установлением диктуры австро-фашизма. Петцнек вместе с многими товарищами по партии попадает на несколько месяцев в тюрьму. Элизабет, верная спутница жизни, регулярно посещает его в тюрьме.

Как раз в это время в 1934 году (пока еще) муж Отто Виндиш-Гретц от своего имени и от имени своей тещи подает в суд на Элизабет, пытаясь отсудить у нее часть состояния, мотивируя это тем, что она «годами поддерживала марксистов материально и тратила на них и на своего сожителя Петцнека состояние деда кайзера». К этой петиции присоединяется старший сын Элизабет Франц Иосиф. Но петиция была отклонена на уровне министерства юстиции.

Старший сын Франц Иосиф:

Дочь Стефани:

К слову: Петцнек был финансово независим от Элизабет. Он получал депутатский оклад и пенсию, как бывший директор гимназии. О том, насколько разные взгляды на деньги были у Отто Виндиш-Гретца и Леопольда Петцнека, говорит тот факт, что последний, став позже мужем Элизабет, отказался от законной части причитающегося ему наследства супруги.

В 1938 году после «аншлюса» Австрии к Третьему Рейху Петцнек был снова арестован, на этот раз гестапо, хотя он уже несколько лет из-за серьезных проблем со здоровьем не участвовал в политической и общественной жизни. Элизабет использовала все свои связи, чтобы освободить его. Но в 1944 году ее связи уже не помогли — после неудачного покушения на Гитлера полковника Штауфенберга гестапо снова стало проводить аресты всех мало-мальски «подозрительных элементов», Петцнек был вновь арестован и отправлен в концентрационный лагерь Дахау.

1939 год был омрачен смертью младшего сына Элизабет – Рудольфа. Он, автомеханик по профессии, страстно увлекался мотоспортом и трагически погиб во время тренировок в мотоклубе.

Рудольф незадолго до смерти:

Похороны Рудольфа (Элизабет справа внизу стоит спиной – видна ее шляпа с вуалью, рядом с ней без головного убора Петцнек). Да, друзья по мотоклубу устроили ему «нацистские» похороны, потому что он был членом НСДАП.

Немного офф: может показаться мистичным, но младший сын Рудольф, названный, как можно догадаться, в честь дедушки, прожил из всех детей Элизабет самую короткую жизнь и погиб в возрасте 32 лет, как и его дедушка тезка…

В 1945 году советские войска перешли австрийскую границу…Половина Вены лежала в руинах. 100 тысяч квартир были полностью или частично разрушены, на улицах лежало 12.000 трупов…

Не было электичества, газа, телефонной и телеграфной связи. В апреле 1945 года по карточкам полагалось четверть килограмма хлеба на человека. Но не каждый еще мог получить свой паек. Магазины стояли пустые и разграбленные…Нужда не обошла стороной и 63-летнюю мучаемую подагрой бывшую «императорское высочество»…Накануне прихода советских войск сын Петцнека Отто приехал за «мачехой» в Хюттельдорф и позвал ее к себе в Мёдлинг…Княгиня сначала согласилась и велела упаковать чемоданы, но в последний момент вдруг передумала и отказалась покидать дом. Австрийская эрцгерцогиня не капитулирует! Что ей могут причинить эти русские? Отто Петцнек вздохнул и поехал домой один — он знал, что эту упрямую даму не переубедить. Ее служанка Фанни вспоминала позже, что когда в ее виллу явились советские офицеры, Элизабет бесстрашно вышла им навстречу и громко крикнула: «Ну что же вы, стреляйте!» Русские не стреляли, они просто выставили хозяйку за порог и заселились в ее виллу. Позже в вилле жили французские офицеры.

Бездомную Элизабет, которая уже с начала войны ходила, опирясь на палочку, приютили монашки, предоставив ей маленькую квартирку при своем монастыре. Они с грустью вспоминали, что «ее высочество» ни разу не ходила на богослужения, хотя часовня была рядом с ее жильем. В благодарность за заботу о ней Элизабет упомянула монастырь позже в своем завещании. Туда же к ней вернулся в 1945 году и Леопольд Петцнек, переживший концлагерь.

После войны Леопольд Петцнек возглавлял Центральное Управление Аудита Австрии. В 1948 году состоялось бракосочетание Петцнека и Элизабет, которая стала теперь носить фамилию мужа. В свидетельстве о браке «молодая» пожелала, чтобы было упомянуто «урожденная Габсбург-Лотринген». Все-таки она никогда не смогла окончательно «отряхнуть» с себя свое происхождение.

1953 год… Свой 70-ый юбилей бывшая эрцгерцогиня, дед которой царствовал некогда над империей с 50 миллионами подданых, праздновала в обшарпанной двухкомнатной квартирке. На столе стояли скромные блюда, приготовленные из продуктов, добытых по карточкам. В квартире не было ни ванны, ни водопровода. Из-за сырости у Элизабет обострился ремватизм.

Послевоенное фото:

В 1954 году после многолетних ходатайств вилла Виндиш-Гретц была возвращена хозяйке. Правда, там недоставало многого из антиквариата, мебели и ковров, а также требовался серьезный ремонт.

В 1956 году скончался от инфаркта Леопольд Петцнек. После его смерти Элизабет окончательно ушла в себя. Она даже не захотела выслушать соболезнований друзей, пришедших на кладбище, грубо оборвав их.

В последние годы жизни Элизабет никого не принимала дома кроме своих детей и Отто Петцнека, пасынка, которого она очень любила. Но и они должны были всегда являться пунктуально и оставаться у нее не дольше часа. Однажды ее старший сын Франц Иосиф пришел на 2 минуты позже назначенного времени и не был принят матерью. Дочь Стефани приглашалась всегда одна, без мужа.

Дочь Стефани с мужем:

Но даже перестав двигаться самостоятельно, Элизабет продолжала управлять своей маленькой «империей». Приказания прислуге раздавала по-прежнему лично. Требовала ежедневного отчета о состоянии здоровья ее собак. Часто слушала новости по радио, а телевизор ненавидела. Прислуге настойчиво советовала голосовать за социалистов.

Ее личный врач вспоминал, что Элизабет была «очень тяжелой пациенткой». Она никогда не делала что-то ради своего здоровья. Не ходила на прогулки, не питалась правильно, не ездила на курорты или лечебные грязи, часто отказывалась принимать лекарства или процедуры. Она жила в своем мирке и по собственным представлениям.

Последние 2 года жизни Элизабет была полностью парализована после перенесенного инсульта. Две медсестры круглосуточно ухаживали за ней. Никогда они не слышали жалоб от нее. Одной из них она сказала незадолго до смерти: «Вы очень добрый человек, Вы обязательно попадете на небеса…»

Умерла Элизабет Петцнек в 1963 году и была похоронена рядом с мужем Леопольдом на кладбище в венском районе Хюттельдорф.

По ее желанию на могильном камне ничего не написано. Она не хотела, чтобы ее могилу узнавали случайные посетители кладбища. Это была последняя причуда габсбургской принцессы.

Согласно подробному завещанию покойной все принадлежащие ей предметы искусства, книги из императорской библиотеки, многочисленные ценности, среди которых были личные драгоценности ее бабушки Сисси, передавались в собственность государственным музеям Австрии. Элизабет указала в завещании причину такого решения: «чтобы все это не стало предметом торгов на аукционах и не попало в руки иностранцев за пределами Австрии».

В завещании было также подчеркнуто, что ее детям и внукам запрещено переступать порог виллы до тех пор, пока все эти подаренные государству ценности не будут увезены из дома. Следить за исполнением этой последней воли покойной было поручено ее адвокатам, по заданию которых вилла первую неделю охранялясь полицией.

Детям (которых на момент смерти матери осталось в живых двое) и внукам покойной завещалась только недвижимость. То есть по закону самый минимум, обязательный к завещанию детям, который не оспоришь в суде. Стоимость же подаренных государству исторических ценностей намного превышала стоимость завещанного детям. Небольшие суммы получили некоторые слуги и монашки, приютившие Элизабет во время войны.

Пасынок Отто, как и его отец ранее, отказался от своей доли наследства. По предварительному соглашению с покойной он только забрал из виллы личные вещи, книги и документы своего отца.

Потомки Элизабет:

Сын Franz Josef Marie Otto Antonius Ignatius Oktavianus (1904-1981)
Его дети:
1) Stéphanie Marie Eva (born 1939)
2) Guillaume Franz Josef Maria (born 1950)

Сын Ernst Weriand Maria Otto Antonius Expeditus Anselmus (1905-1952)
Его дети:
1) Otto Ernst Wilhelm (born 1928)
2) Stéphanie Maria Magdalena (born 1933)
3) Eléonore Aloysia Elisabeth Maria (born 1947)
4) Elisabeth Maria Eva Margarita (born 1951)

Сын Rudolf Johann Maria Otto Joseph Anton Andreas (1907-1939)
Не имел детей

Дочь Stephanie Eleonore Maria Elisabeth Kamilla Philomena Veronika (1909-2005)
Ее дети:
1) Alvar Etienne d’Alcantara di Querrieu (born 1935)
2) Björn-Axel Björklund (born 1944)

Книги-источники:

«Императорский орел и красная гвоздика» (написана невесткой Элизабет, женой ее старшего сына)
«Красная эрцгерцогиня»

Автор-составитель joeck_12 .  Взято отсюда.
Электронное СМИ «Интересный мир». Выпуск №30 от 12.01.2012

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Мастеркард 5469400010332547 Ширяев Игорь Евгеньевич.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.