Home 1 История 1 Фотограф Артем Задикян рассказывает… В поисках истинного Храма.

Фотограф Артем Задикян рассказывает… В поисках истинного Храма.

Артем Аршакович Задикян московский фотограф и москвовед армянского происхождения. Среди знатоков и энтузиастов он известен, как страстный коллекционер редких фотографий. В его коллекции есть стеклянные фотопластинки, которым более 100 лет.

Редакция «Интересного мира» публикует цикл бесед с Артемом Аршаковичем — о жизни, о фотографии, о людях и архивах – под общим названием «Фотограф Артем Задикян рассказывает…»

Предыдущая часть «Фотокамера побеждает смерть»

Артем Задикян

«Интересный мир»:
– Артем, мы знаем, что когда начали восстанавливать Храм Христа Спасителя в Москве, то реставраторы и реконструкторы столкнулись с острым дефицитом исторически достоверных изображений деталей и фрагментов прежнего Храма. Проще говоря, восстанавливать было не по чему. И вот именно с использованием фотографий из Вашего личного архива, с Вашим непосредственным участием и восстанавливался Храм Христа Спасителя в Москве. Расскажите об этом…

Артем Задикян:
– А что тут рассказывать? У них не было, у меня было. Они попросили, я дал. Часть  материала у меня давно была. Эти материалы были в открытом доступе. Ведь еще раньше в издательстве «Планета» выходила очень подробная иллюстрированная книжка о Храме Христа Спасителя. Соответственно, в издательстве в архивах хранились фотографии. Мне даже странно, почему люди, восстанавливавшие храм такого масштаба и значения, не нашли в архивах эти фотографии. Не смогли? Не захотели? Лень было? Я не знаю…

Ну, а потом я понял, что даже в моей коллекции-архиве кое-чего не хватает. А Храм восстанавливать надо, причем желательно именно таким, каким он был в реальности, а не фантазировать что-то свое. Я смотрю, опять странная ситуация: люди такой великий Храм восстанавливают, а заняты чем угодно, кроме истории и культуры. Я подумал: сейчас они тут нафантазируют и настроят… Кому-то же нужно это направить в правильное русло. Поэтому я обратился в фонды Щусевского музея и в другие фонды…

Артем Задикян

И.М.:
– Как обратились? Просто пришли с улицы?

А.З.:
– Мне парадоксальным образом везет, когда я куда-нибудь прихожу. И в музеях так, и в архивах, и в любых фондах и спецхранах. В основном, мне встречаются адекватные люди, увлеченные своим делом. Поэтому мы с ними очень легко находим и темы беседы, и общий язык. Знаете, как я на работу в Храм Христа Спасителя попал?

У меня тогда была очень странная ситуация. Меня тогда только что уволили из «Музея истории Москвы». Там у меня была своя аппаратура и своя фотолаборатория, где я им печатал большие снимки, 3Х4 метра, к примеру. Мне это было интересно, а им удобно. Не надо было обращаться в фотоателье и платить большие деньги за печать большого формата.

И тут приходит новое руководство, которое увольняет большинство прежних работников. Люди по 20 лет там работали, добивались мастерства в профессии, на что-то в жизни надеялись… Большинство людей оказались на улице. И я тоже, конечно. Профсоюзов нет, жаловаться некуда.

Самое ужасное было, что мне тогда ничего не отдали из моей собственной аппаратуры, всё осталось у них. По-сути, отняли личную фототехнику и выкинули на улицу после того, как я с этой фототехникой у них работал. Обидно было очень!

Артем Задикян

И я тогда просто пошел к Храму Христа Спасителя. Не знаю… потянуло, наверное, к Храму в тяжелой жизненной ситуации. Хотя там не столько Храм был, сколько стройплощадка. Но место, всё равно, притянуло меня.

В общем, я прихожу и спрашиваю у охраны, кто тут главный? Меня подводят к двум крупным мужчинам, стоящим неподалеку. А это случайно оказались главный архитектор Денисов и его помощник Петров. А я их и спрашиваю: «Вам не нужен фотограф?»  Они говорят: «А ты кто такой с улицы тут пришел?» Я отвечаю: «Да я вот эту книжку делал по Храму Христа Спасителя. И вот там я тоже участвовал, предоставлял архивные фотографии…» А они мне говорят: «Знаешь, где найти подлинную люстру из Храма Христа Спасителя? У нас люстры не хватает…» А я знаю, конечно. Я же Москву люблю. Я и говорю: «А чего ее искать? Она вон там через три дома в райкоме партии висит». Они аж подпрыгнули. Еще спрашивают: «А где бы нам найти оригинальный мрамор с облицовки Храма?» А я же всем этим увлекаюсь. Говорю: «Да он валяется в геологическом музее МГУ». В общем, так меня взяли на работу. И везде я так прохожу в организации и попадаю в интересные места. Везет мне на хороших людей.

Артем Задикян

И.М.:
– А откуда же Вы знаете такие детали и тонкости о старой Москве? Ведь сами реставраторы и реконструкторы не всегда знают.

А.З.:
– Так говорю же, люблю я это дело. А когда любишь, начинаешь быть внимательным и любознательным. Для меня это не труд, для меня это радость.

Многое узнаешь и запоминаешь, когда участвуешь в каком-нибудь интересном проекте. Например, Белянчиков делал фильм о Храме Христа Спасителя. Я ему помогал. И когда делали книжку о Храме, я тоже помогал, и много чего интересного выяснил.

Мне кажется, каждый из нас по своей природе исследователь, только каждый в своей области. Но рутина жизни и бытовые заботы эту исследовательскую жилку в человеке убивают. А вот этого допустить нельзя! Очень важно, чтобы каждый человек остался в душе любознательным ребенком и взрослым исследователем одновременно. И еще важно, чтобы нашелся кто-то, кто готов это поддержать деньгами. Больших денег не нужно. Просто на жизнь в творчестве. Всё равно, ведь после нас останется только то, что мы создали в творчестве, а не то, что мы съели и выпили…

Вот, например, в музее, из которого меня уволили и не отдали мою фотокамеру, я получал 180 тысяч рублей теми бумажками, которые с юмором называли деньгами. А здесь, на Храме Христа мне сразу предложили миллион этими фантиками – за архивные материалы и фотографирование производственного процесса. У меня сразу появились деньги, чтобы ездить, платить архивам и не думать о еде постоянно. Я и ездил много, собирал архивные материалы, привозил в Храм. Мы тогда нашли, рисунки Толстого, пленочные негативы, фотопластинки большого формата, документы, описания, — в общем, очень много всего интересного и важного нашли.

Ведь когда начали восстанавливать Храм Христа Спасителя, то имели только один из вариантов рабочего чертежа. И больше ничего. Т.е. без дополнительных найденных материалов восстановить Храм Христа Спасителя так, чтобы он хотя бы примерно соответствовал прежнему разрушенному, было бы невозможно.

Артем Задикян

И.М.:
– А восстановленный Храм Христа Спасителя полностью соответствует прежнему?

А.З.:
– Конечно, нет. Этому есть много причин. Новый Храм соответствует очевидным внешним признакам прежнего разрушенного, например, сохранено количество куполов. Детали отличаются. Это кажется, что всё можно восстановить. Изображений многих деталей не сохранилось ни в каких архивах. Эти детали пришлось придумывать, сохраняя стилевое соответствие. Есть очень сильные расхождения. Геометрические параметры и высоты куполов не соответствуют оригинальным. Даже местонахождение Храма иное, примерно на 25 метров в стороне от прежнего. И, конечно, сама технология строительства совершенно иная. В новом Храме нет арок из кирпича. Все сварено из металлоконструкций, и на сетку-рабицу нанесен раствор штукатурки. Вроде бы тот самый Храм, но не тот… Исторические детали и тонкости утеряны навсегда.

Артем Задикян

И.М.:
– Как именно использовались Ваши архивные материалы?

А.З.:
– Старые стеклянные фотопластинки большого формата обладают гигантской детализацией. Можно взять стеклянный негатив со снимком общего вида Храма, увеличить его и получить, например, детали фресок на стенах. Для этого нужно самое главное – найти эти негативы неповрежденными. Это же стекло, а на нем фотоэмульсия. Стекло бьется, эмульсия царапается, истирается и размывается водой. О правильном хранении речи не идет. Значит, сначала надо найти. Потом надо идентифицировать, что это. Потом отреставрировать без потери аутентичности. Потом напечатать в огромную величину при отсутствии необходимого инструментария: мало в современном мире таких фотоувеличителей, например. Вот этим всем я и занимался. А потом отпечатанные фотографии я раздавал художникам, которые рисовали внутри, и еще раздавал тем, кто вырубал из камня капители.

Артем Задикян

Артем Задикян

И.М.:
– Но ведь обязательно были фрагменты, которые так и не нашлись.

А.З.:
– Конечно. В таких случаях часто просто придумывали. Например, изображения  многих  местных Святых отсутствовали. Об этих Святых есть упоминания в описаниях, а изображения не сохранились, и ничего найти не удалось. С чего копировать? Просто придумывали, стараясь соблюдать меру и стиль. Но таких случаев не очень много, и все они вынужденные, просто потому, что не оставалось другого выхода.

К счастью, сохранились материалы по реставрации старого Храма Христа Спасителя в 1910 году. И вот там описано все досконально, вплоть до того, сколько денег получили скульпторы за реставрацию. Настолько педантично тогда вели всю документацию. Помимо того, что это всё очень интересно, это давало шанс найти описание какого-то утерянного фрагмента Храма, чтобы не фантазировать, а восстановить прежнее. И мы находили. Так по кусочкам новый Храм и собирали!

Артем Задикян

И.М.:
– После завершения строительства была выпущена памятная книга. Шикарное издание: «Храм Христа Спасителя», и там Ваши фотографии, и фото из Вашего архива…

А.З.:
– Да, было два памятных издания, посвященных Храму Христа Спасителя, и в обоих есть мои фотографии. Одна книга, о которой я уже упоминал, она черного цвета, она издана еще до начала восстановления. А красная книга в красивой суперобложке издана уже после восстановления. Но, к сожалению, много архивных материалов и уникальных фотографий осталось за бортом. А многие события современности, имеющие отношения к Храму и его восстановлению, тоже не удалось сохранить в виде фотографий для потомков. Хотя я старался делать всё, что могу и везде успеть. Но один фотограф не может в деталях отснять всё, что имеет отношение к такому великому проекту.

И.М.:
 Что Вы имеете в виду?

А.З.:
– Я тогда мечтал, что государство обеспокоится историей и организует пресс-центр при Храме, в котором круглосуточно должны были бы дежурить фотограф и видео оператор. Зачем? Дело в том, что элементы декора, колокола, кресты и другие изделия привозили иной раз совершенно спонтанно. Никто не мог сказать, когда привезут Главный Крест или что-либо другое, не менее интересное и значимое. Ночью могли привезти. Привезли – и всё. И никто это не отснял для наших детей и внуков.

Все эти «большие» люди не будут лично звонить фотографу, что вот завтра привезут колокол, и его надо отснять. Приходилось не спать и дежурить наудачу почти круглосуточно. Везде нужно угадать, успеть, всё надо самому. Бегаешь по стройке, пытаешься всех спрашивать, быть в курсе всех новостей, а люди часто сами ничего не знают.

Артем Задикян

Например, нужно ехать на завод и смотреть, как отливают 30-ти тонный колокол, и как при этом присутствует Патриарх, — в общем, весь процесс. А в это время в Храме происходит другое, не менее значимое событие. Приходилось буквально рваться на части. Так было отснято грандиозное количество материала не только на Храме и о Храме, но и просто сопутствующие события и технические детали. Например, как лепили макеты скульптур, и из пластилина делали фрагменты, чтобы потом макетированную фигуру делать уже, как положено. Как устанавливали Большой Крест на купол и лазили по кресту. Опасное это дело. Конечно, на любой стройке бывают несчастные случаи, люди срываются и гибнут, но на строительстве Храма Христа Спасителя людей берегли. Доходило до смешного: если мне нужно было для фотосъемки залезть на купол и закрепиться там с помощью троса, мне давали три троса. Для надежности.

И вот о чем я жалею: сколько бы я ни лазил везде от подвалов до куполов, сколько бы я ни дежурил круглосуточно на стройке, я один не в состоянии был запечатлеть всё, что нужно было отснять для потомков. Ну, хоть что-то смог и успел.

Артем Задикян

И.М.:
– А при строительстве Храма Христа Спасителя люди погибали? Или это легенды?

А.З.:
– Ну, почему легенды? По моим только данным, за время строительства погибло 10 человек. В основном, по неосторожности. Например, привезли женщин, которые занимались штукатуркой стен, так одна из них провалилась сквозь деревянные леса. Просто провалилась – и всё. Просто наступила не туда. Монтажник на кране сорвался. А еще один фотограф погиб. Сначала думали, что это я. Я прихожу на работу, а мне говорят: мы думали, что ты разбился. Я потом нашел вдову того разбившегося фотографа, хотел сделать его фотовыставку. Она работала в фотоателье на Никольской, и вдруг случайно в разговоре выяснилось, что это именно ее муж разбился. Но выставка не получилась. Мне показалось, что это по ее причине, что она сама не захотела потому, что не отошла еще от того удара.

В общем, жертвы были. Трагедии были, но не только трагедии. Не стоит видеть только плохое. Праздники вместе отмечали, дни рождения праздновали. Особенно творческие люди, например художники.

И.М.:
– А люди, восстанавливавшие Храм Христа Спасителя, соблюдали нормы христианского поведения?

А.З.:
– Все зависело от конкретного человека. Некоторые молились и соблюдали традиции христианства, но часть художников на строительстве была обычная светская студенческая молодежь из училищ и институтов. Выпивали, праздновали…

Артем Задикян

И.М.:
– Но иконописец же должен соблюдать определенные правила?

А.З.:
– К сожалению, я не особо наблюдал соблюдение каких-то христианских канонов. Время такое было, наверное. Или люди просто такие подобрались… Хотя я знаю двух-трех маститых художников, которые соблюдали каноны, причем они не были москвичами. Я их заставал, когда они молились. У них и иконки с собой были.

Но большинство художников были обычными светскими людьми. Некоторые рисовали своих детей, особенно для изображения ангелочков. Брали фотографию ребенка и рисовали. Некоторые даже своих жен рисовали в качестве лика на иконах. Верующие сейчас в Храме и не догадываются.

Но я ко всему этому без осуждения отношусь. Обычные живые люди, пусть со своими недостатками и грехами, сделали огромное хорошее дело – восстановили разрушенный Храм. И я думаю, им всё на Небесах простится.

Артем Задикян

И.М.:
– А вот мы помним, что начало строительства Храма Христа Спасителя пришлось на те непростые времена, когда в стране голодали пенсионеры, не выплачивались пенсии, были задержки с зарплатами, а в строительство Храма были вложены гигантские деньги. Многие были этим недовольны и говорили, что лучше бы пенсионерам пенсии прибавили.

А.З.:
– Зарплаты на Храме были не очень высокие. Художники получали очень мало. Рабочие тоже не шиковали. «Отмывались» деньги или нет, как вы понимаете, фотографу не сообщали. Правды мы не узнаем. Но я всё равно считаю, что это очень хорошо, что Храм Христа Спасителя восстановили. Для нас хорошо (хотя я сам пенсионер). Для потомков хорошо. А времена часто бывали и будут трудные. Это нормально. Это и есть жизнь во всем ее многообразии.

Артем Задикян

И.М.:
– А вы всю жизнь старались работать при каком-нибудь музее, архиве или Храме?

А.З.:
– Конечно, нет. У меня в трудовой книжке записаны совершенно не музейные организации: планетарий, зоопарк, ботанический сад, театр Сатиры, театр Эстрады, почтовые ящики (секретные военные организации), в которых я ездил на испытания.

И.М.:
— А кем работали, фотографом?

А.З.:
— В большинстве случаев, да. Но в почтовых ящиках я числился по радиоэлектронной деятельности: монтаж и наладка электроники, которую использовали при разных испытаниях.

Артем Задикян

И.М.:
– Сейчас Вы работаете в «Музее Дома на Набережной». А какой интерес фотографу работать в таком месте?

А.З.:
– История этого дома охватывает большой период времени: с 1929-го года и по сей день. Там жили очень интересные люди: маршалы, генералы, Герои Советского Союза, советские чиновники, министры, знаменитые ученые, известные творческие люди. Мы, энтузиасты, ходили по жильцам этого дома. Мы собирали исторические материалы и личные вещи для экспозиции, так и был создан Музей Дома на Набережной.

Но мы не только этим домом интересуемся. Вокруг интереснейшие места и богатейший культурный слой. Рядом находятся Палаты Аверкия Кириллова и, по легенде, там стоял дворец Малюты Скуратова. Здесь еще в очень древние времена кипела жизнь. Здесь всего очень много, и все очень близко друг к другу. Достаточно подняться на чердак и засунуть руку в золу, которой засыпан чердак – а там предметы 17-го века! Там История!

(Благодаря помощи Артема Задикяна мы сделали и опубликовали цикл статей о Палатах Аверкия Кириллова – «В гостях у Аверкия. Историческая сказка.» Части: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7. – прим. ред.)

Артем Задикян

И.М.:
– А какие-нибудь интересные находки можете вспомнить?

А.З.:
– Там огромное количество интересных находок. Там такой богатейший культурный слой, что не найти – это надо умудриться. Я же говорю: сунул руку в золу или копнул лопаткой землю – и вот тебе в глаза смотрит предмет 17-го века! Например, на чердаке Палат Аверкия Кириллова были найдены изразцы в количестве, примерно, 200 штук. Оказывается, там была археологическая организация, созданная еще при Николае Втором. У нас любят утверждать, что археологии не было в дореволюционной России, что только в советское время она появилась, а это не так!

Абсолютно полноценная археология была еще до Революции 1917-го года, и люди, которые организовали эту археологическую контору, они собирали материалы по всей России. И собрали такое огромное количество, что царь построил для собрания этих находок Исторический музей на Красной площади. В том числе, благодаря этой «чердачной конторе». Исторического материала было просто потрясающе много. В итоге, написали царю письмо, и царь дал указание построить Исторический музей. На том месте, где построили Исторический музей, раньше там практически ничего не было. Там находился мост и текла река Неглинка.

А еще при раскопках в Манеже много чего открылось. Берсеневская набережная – интереснейшее место. Где-то там князь Пожарский переплыл на лодках Москва-реку, и в районе Третьяковки разбил литовцев, которые захватили Кремль. И первое что освободили – небольшой укрепленный городок. А потом уже пошли на Кремль.

Кроме того, в этом месте проходила жизнь известных исторических семей: Смирновы (водочные фабриканты), Третьяковы, Рябушинские… Все дома вдоль Москва-реки – живая история.

Артем Задикян

И.М.:
— По-моему, мы сильно отвлеклись от темы. При чем здесь Храм?

А.З.:
— А Храм везде! Это и Храм Христа Спасителя. Это и Храм внутри нас. Это и весь мир. Весь мир вокруг нас – Храм! Это только надо понять, почувствовать, увидеть. И еще это нужно обязательно сфотографировать!

Артем Задикян

Артем Задикян

С фотографом Артемом Задикяном беседовали Игорь и Лариса Ширяевы.
Фотографии из архива Артема Задикяна, а также фотографии Игоря и Ларисы Ширяевых.

Продолжение «О целительнице Джуне Давиташвили»

Электронное СМИ «Интересный мир» от 19.04.2013