Home 1 История 1 Фотограф Артем Задикян рассказывает… О целительнице Джуне Давиташвили.

Фотограф Артем Задикян рассказывает… О целительнице Джуне Давиташвили.

Артем Аршакович Задикян московский фотограф и москвовед армянского происхождения. Среди знатоков и энтузиастов он известен, как страстный коллекционер редких фотографий. В его коллекции есть стеклянные фотопластинки, которым более 100 лет.

Редакция «Интересного мира» публикует цикл бесед с Артемом Аршаковичем — о жизни, о фотографии, о людях и архивах – под общим названием «Фотограф Артем Задикян рассказывает…»

Предыдущая часть «В поисках истинного Храма».

Джуна Давиташвили

На фотографии известный экстрасенс Джуна Давиташвили лечит пациента энергией своих рук.

«Интересный мир»:
 – Артем, большой период Вашей жизни связан с известной московской целительницей Джуной Давиташвили. Это легендарная личность. Говорят, она спасала смертельно больных, лечила правительство и артистический бомонд Москвы. Расскажите о своих впечатлениях о Джуне Давиташвили.

На фотографии известная целительница, экстрасенс Джуна Давиташвили.

Артем Задикян:
— Джуну Давиташвили в 1979 году привез из Грузии в Москву Эдуард Константинович Наумов, известный исследователь экстрасенсов. Он привез ее прямо с международной конференции и стал пропагандировать ее дар, и всячески продвигать саму Джуну.

И.М.:
— А что в  СССР были исследования экстрасенсов и даже международные конференции на эту тему?

А.З.:
— Конечно. Только это не афишировалось. Но мы, жившие в то время, многое знали, т.к. были свидетелями. А многое передавалось из уст в уста. Сейчас многие материалы можно найти в архивах.

И.М.:
«Первыми, кто использовал феноменальные способности отдельных людей, не смущаясь их необъяснимостью, были разведка и контрразведка, т. е. области архигерметичные. Огромное же число людей, обладавших необычными способностями, неизбежно вынуждены были скрывать их, чтобы не попасть в разряд ненормальных и не стать пациентами психиатрических больниц. Такова судьба очень многих и поныне. Тем не менее, всем известен Вольф Мессинг, и никто не сомневался в достоверности того, чем он обладал.

Мессинг закончил свою жизнь Заслуженным артистом РСФСР, им были написаны интереснейшие воспоминания.

Долгое время проблемами парапсихологии, и прежде всего телепатии, занималась лаборатория при Ленинградском университете под руководством профессора Л. Л. Васильева. В своей книге автор предпринял попытку возвести парапсихические явления на пьедестал неопровержимых фактов, однако стереотип мышления оказался сильнее, и его работы развития не получили, а лаборатория со смертью ученого была закрыта. Тем не менее, книга вызвала оживление интереса и рост числа выявленных феноменов.

В 1962 году вышла в печать книга Б. Б. Кажинского, где была предпринята попытка объяснить телепатическую связь. Всем памятен феномен Розы Кулешовой. В прессе было много статей «за» и «против», и сколько бы скептики ни твердили, что этого не может быть, в АН СССР хранится 16 томов исследований феноменальных способностей Р. Кулешовой. Все настоятельнее требовалось физическое объяснение и философское осмысление самой субстанции, так называемого биополя, благодаря которому и осуществляются все «чудеса» парапсихологии.

Для решения этой проблемы была создана комиссия во главе с Героем Социалистического Труда академиком Ю. Б. Кобзаревым при Московском научно-техническом обществе, которая работает и сейчас.

В нескольких городах страны были созданы секции «Биоэнергетики» («Биоинформации») при НТО им. А.С. Попова.

Все это дало возможность проведения в 1978 году впервые в Советском Союзе заочной международной конференции по проблемам подсознания в г. Тбилиси. А в ноябре 1979 года там же состоялась и очная конференция, на которой было много зарубежных гостей, в основном связанных с Академией психоанализа с центром в Париже, и с Академией психотроники — с центром в Праге. Материалы конференции широко освещались в прессе. Именно тогда массовому читателю стал известен целый ряд специальных терминов: биополе, экстрасенс и имя сильнейшего экстрасенса Джуны Давиташвили.

К этому времени во всем мире существовал большой интерес и к так называемому «эффекту Кирлиана». Семен Давыдович Кирлиан жил в Краснодаре и был заслуженным изобретателем РСФСР. Им был найден способ визуализации биооболочки вокруг живой материи.

И, наконец, в феврале 1980 года в газете «Социалистическая индустрия» с большой статьей выступил академик А. П. Александров. В ней было сообщено, что президиум Академии наук принял решение о создании Института Человека. Тогда же региональным академиям и университетам были распределены основные задачи, среди которых одной из главных была названа задача исследования биоплазмы». Источник.

А.З.:
— Я тогда очень увлекался всеми этими делами, фотографировал многих экстрасенсов, не только Джуну Давиташвили. Я ездил на разные встречи с экстрасенсами, они проводили свои биоэнергетические эксперименты в Москве в подвале в Вузовском переулке.

На той международной конференции 1979-го года в Тбилиси присутствовали иностранные ученые, исследователи биополя и биоэнергии. Прямо там на конференции Джуна Давиташвили засветила руками пленку в черных пакетах и проводила другие эффектные эксперименты. И тогда Эдуард Константинович Наумов увлекся способностями Джуны и привез ее в Москву практически прямо с международной конференции по проблемам подсознания. Я предполагаю, что он это не от себя лично сделал. Видимо, кто-то из правительства заинтересовался способностями Джуны. Говорили, что это был сам Л.И. Брежнев. В общем, Джуну Давиташвили привезли в Москву. Сначала ее поселили в съемной квартире, а потом выдали ордер на квартиру возле метро Аэропорт.

Экстрасенс Джуна Давиташвили и советский исследователь экстрасенсов Эдуард Константинович Наумов.

И.М.:
– И что, вот так просто привезли человека из Грузии и дали квартиру в престижном районе Москвы около метро «Аэропорт»?

А.З.:
– Да. В ней были заинтересованы «большие люди», в том числе, и председатель Госплана. Он ей предоставил поликлинику в Москве, где она лечила пациентов и проводила эксперименты.

И.М.:
– Что показали эти эксперименты? У Джуны Давиташвили есть дар излечивать людей от болезней энергией своих рук, даже не прикасаясь к пациенту? То что она делает, это мошенничество или это действительно чудо исцеления?

А.З.:
– Я ведь фотограф, а не врач. Я могу сказать только то, что сам наблюдал на протяжении многих лет в квартире у Джуны Давиташвили. Толпы людей, которым официальная медицина была помочь бессильна. Джуна их лечит, но не как Христос наложением рук, а пассами – движениями рук на некотором расстоянии от тела человека. Она утверждает, что из ее рук идет мощная энергия. И действительно, за эти годы я наблюдал огромное количество людей, которые утверждали, что они вылечились от страшных неизлечимых болезней, что Джуна им помогла, что она спасла им здоровье и жизнь. Я думаю, что они искренне это говорили. У Джуны лечились многие известные люди, а дом всегда был полон гостей и пациентов.

Я думаю, что Джуна Давиташвили действительно обладает особым даром. Она действительно лечит и вылечивает, причем очень хорошо и эффективно. Просто в те советские времена было не принято открыто говорить о том, что не вписывалось в идеологию СССР. Джуна не вписывалась. Ее феномен невозможно было объяснить достижениями советской науки. Поэтому знающие Джуну люди, в том числе, влиятельные люди, пользовались ее даром. Но по телевидению ее не показывали и в газетах о ней не писали. Но существовало «сарафанное радио» — люди передавали то, что им было важно и нужно, из уст в уста. Многие знали о Джуне, многие ей восхищались, некоторым повезло лечиться и вылечиться.

В те времена не платили за каждый шаг. Было не принято. За лечение часто не платили, денег она не требовала. Она просто лечила. Кто хотел, оставлял деньги. Добровольно. Кто сколько мог и хотел. Очень многие приносили подарки: от пакета крупы до очень крупных подарков (их обычно привозили иностранцы, которые тоже лечились у Джуны). У нее даже сейчас часть людей лечится бесплатно, хотя жизнь изменилась, в России капитализм. Джуна Давиташвили никогда не вписывалась и не вписывается ни в один социальный строй: ни в социалистический, ни в капиталистический. Она сама устанавливает правила, она сама явление, она сама феномен.

И.М.:
– Если экстрасенс Джуна Давиташвили настолько бескорыстна, откуда у нее сейчас замечательная квартира в центре Москвы на Арбате?

А.З.:
– Квартиру ей потом поменяли, когда она захотела уехать от метро «Аэропорт». Тогда ей предоставили квартиру на Арбате.

И.М.:
– Ее поддерживало правительство?

А.З.:
– Естественно! В 1982 году ей дали новую квартиру на Арбате, и она переехала.

И.М.:
– Вот так просто? В то время, когда тысячи людей ютились в коммуналках?

А.З.:
– Да, ей предоставили несколько смотровых ордеров на разные квартиры, и она из них выбирала. Почему-то она захотела на Арбат, хотя место там было не самое хорошее. В то время там шла реконструкция, и делали пешеходную зону на старом Арбате.

И.М.:
– А Вы-то как у Джуны оказались?

А.З.:
– Тогда в старом ВТО (Всесоюзное Театральное общество – прим. ред.) Наумов договорился, чтобы провести встречу с Джуной. Ее привезли, она выступала, а я как бы и при Наумове был и поэтому имел возможность снимать мероприятие: и за кулисами, и в зале. Потом я принес фотографии, и Джуна спросила, а мог бы я поснимать, как она лечит людей? Я говорю: «Конечно, можно!» Так я начал снимать у Джуны.

А потом позже она привезла в Москву сына, который в то время был на воспитании у другой женщины, жены одного советского авиационного конструктора. Муж Джуны остался в Грузии, потому что он работал у Шеварднадзе и не хотел терять свое место. Сын стал жить с Джуной в Москве. Она занималась лечением, а он много времени проводил сам по себе. Раньше я вел ракетные кружки во Дворце Пионеров, там был «Клуб Юных Космонавтов», и мы там ракеты делали, запускали, но с фотографией это не было связано. Приходили к нам космонавты, но это совсем другая история. Так вот, поскольку я когда-то вел кружки для детей и подростков, то мне увлечь мальчика было легко. Я что-то сконструировал из подручных средств, и он увлекся. С тех пор я стал его опекать, играть и воспитывать. Мы очень подружились!

И.М.:
– И сколько лет так прошло?

А.З.:
– Я перестал его опекать примерно в 1988 году. Потому что он уже вырос, и он уже был в старших классах школы. С первого по восьмой класс я был с ним. Причем моя собственная дочь Лариса меня не видела. Мне надо было вскакивать в 6 утра и мчаться разбудить Вахо. И вот я пропадал там до поздней ночи, часов до двух ночи. Потом выходил, ловил такси, тогда такси было 10 рублей, и ехал домой.

И.М.:
– В прессе сейчас ходит огромное количество слухов, домыслов, сплетен, касательно смерти сына Джуны. Некоторые говорят, что он разбился в автомобильной катастрофе. Некоторые говорят, что он погиб от наркотиков. Сама Джуна перед видеокамерой говорит загадочную фразу: «Я знаю, они его убили…» А в чем правда-то? Если уж Вы столько лет провели в этой семье, то, наверное, что-то знаете?

А.З.:
– Он не был убит впрямую. Сама ситуация, в которой жил Вахо, его убила. Дело в том, что автомобильная авария, в которой он пострадал, привела к тому, что он долго ходил на костылях. Потом он стал выздоравливать. Джуна делала сеансы, лечила его. Но ситуация сложилась так, что он оставался на ночь один с какими-то друзьями, и когда ему стало плохо, то никто не смог оказать ему помощь. История очень темная, но врачи говорили, что это случилось по причине несовместимости лекарств… может и какие-то иные причины были, но я не знаю. Ему стало плохо, и ему вовремя не помогли. Это самое главное.

И.М.:
– А слухи о наркомании сына Джуны обоснованы?

А.З.:
– Нет, явной наркомании не было. Может, он и пробовал, как почти вся молодежь определенного социального круга, но чтобы погрузиться в это – нет, этого не было. А вообще, Вахо был очень увлекающимся человеком, он был председателем «Общества Льва Николаевича Толстого», он приходил ко мне на Храм Христа Спасителя во время строительства. У него было много интересов, и я не думаю, что он мог погрузиться в наркотики.

И.М.:
– А лечением руками, как его знаменитая мама, он увлекался? Он этим занимался?

А.З.:
– Да, он ездил вместе с ней и даже получал какие-то звания и награды. Но он говорил, что он пойдет своим путем. Вахо дослужился у казаков до звания генерал-лейтенанта казачьих войск.

И.М.:
– Кстати, говорят, что Джуна большая любительница собирать различные регалии: ордена, мундиры, звания – это правда?

А.З.:
– Так ее же буквально осыпали всем этим. У нее очень много зарубежных наград. И наше государство награждало орденом Дружбы Народов, например. Ее Ельцин награждал. Ее крупные военные чины опекали, ей дарили мундиры. Она помогала лечить пострадавших в чеченских войнах. К сожалению, я не могу сказать, какие именно награды ей присвоили в связи с этим. Генштаб ее очень хорошо принимал, есть масса фотографий с разными генералами, и я снимал тоже.

И.М.:
– А это не кощунственно давать военные награды за лечение? Ведь эти награды предназначены для совсем других заслуг?

А.З.:
– Нет, она же, как медик, лечила людей, пострадавших в Афганистане, в Чечне. Можно сказать, военный врач, лечивший необычным методом.

И.М.:
– И что, результат был?

А.З.:
– А как же! Конечно! Во всяком случае, ее все время приглашали в Генштаб, и сейчас ее приглашают. Она выезжала и выезжает в военный госпиталь, и там помогает тоже.

И.М.:
– А дар целительства у нее сейчас не пропал?

А.З.:
– Нет, не пропал. Да и некому ее полноценно заменить. У нее было много учеников, она с врачами в клиниках и институтах занималась, даже на стадионах показывала способности, но талантливых последователей у нее мало. Джуна одна такая!

И.М.:
– А потом Джуна Давиташвили увлеклась творчеством. Джуна, как художник, как певица — она сказала что-то новое и значительное в искусстве своим творчеством?

А.З.:
– Ее выступления на эстраде видели многие. Она пела вместе с Игорем Тальковым. Целый ряд широко известных певцов и певиц, например, Володя Мигуля, Ирина Понаровская, пели ее песни. Несколько песен прозвучало в Олимпиаду. Это не хиты, но, тем не менее, отлично написанные песни про шарманщика, про березы, которые могли бы достойно звучать и сейчас.

И.М.:
– А почему же она не стала блистать на эстраде?

А.З.:
– Эстрадники люди закрытые, там без своей руки хода не дадут. Но она особо и не настаивала. Она попробовала, что может, и на этом закончилась ее творческая эстрадная деятельность на сцене.

И.М.:
– А художественная?

А.З.:
– Она рисует каждый день, ночами рисует.

И.М.:
– Для себя?

А.З.:
– В основном, да. Раньше она дарила эти картины, потом люди предложили покупать у нее эти картины. Возможно, у нее получится что-то. Ведь талантливый человек может быть талантлив во многих сферах. Я надеюсь, что у нее получится живопись. Ведь с возрастом все труднее лечить, каждый день очень много народа, и на здоровье и силах Джуны это сказывается. К тому же идут съемки на телевидении — это тоже нагрузка. На НТВ снимали передачу. И Малахов, и несколько других людей подключились, и они хотят снять художественный фильм о Джуне.

Еще в советские времена был снят художественный фильм, но не о ней, а об Авиценне, где Джуна играла роль. Но это было давно, а теперь вот хотят про нее снять. Если такой фильм про Джуну будут снимать, я надеюсь, что понадобятся фотографии, которые мне удалось снять в советские времена. Ведь Джуна — одна из очень важных страниц в моей жизни.

С фотографом Артемом Задикяном беседовали Игорь и Лариса Ширяевы. Фотографии из архива Артема Задикяна.

Мнение редакции может не совпадать с мнением Артема Задикяна.

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи. Помочь можно ЗДЕСЬ.

Продолжение «Подземелья Москвы»

Электронное СМИ «Интересный мир». 15.05.2013