Home 1 Человек 1 Дао эффективного психолога

Дао эффективного психолога

Данная статья по психологии родилась из очередного мастер-класса, который мы проводили молодым (и не очень молодым) психологам. Психологи спрашивают – мы отвечаем. Часто вопросы начинающих (и продолжающих) психологов повторяются, некоторые вопросы психологов нам самим интересны и вызывают душевный резонанс. В результате такого душевного отклика рождаются новые статьи по психологии. Всё просто. Вопрос, послуживший поводом для данной статьи, был сформулирован следующим образом: «Как стать хорошим психологом?»

В статье «Дао эффективного психолога» мы осознанно уходим от понятия «хороший психолог». Нам кажется, что быть хорошим психологом вообще невозможно. Есть две причины. Во-первых, невозможно быть хорошим для всех: ни в жизни, ни в практической психологии. Во-вторых, критерий, по которому мы будем оценивать хороший это психолог или плохой, крайне размыт и не определен строго. А вот эффективность психолога вполне можно оценить. И, следовательно, вполне реально стать эффективным психологом.

1. Невозможно быть хорошим для всех: ни в жизни, ни в психологии.

Например, психолог удержал клиента от суицида, а клиент приходит и заявляет: «Зачем вы это сделали? Ведь ТАМ мне было бы намного лучше!» Глядит психолог на жизненную ситуацию клиента и думает: «Суицид — это, конечно плохо, но не дай Бог никому так жить, как живет мой клиент! И жизненная ситуация моего клиента вряд ли в ближайшее время изменится…»

Например, клиентка приводит к семейному психологу своего женатого любовника (интересная ситуация, не находите?), чтобы повлиять на его взаимоотношения с женой. А неустойчивый в своей мотивации мужчина вдруг говорит у психолога: «Я был влюблен, а сейчас это прошло. Я понял, что люблю свою жену и своих маленьких детей, и я хочу к ним вернуться». Клиентка в аффекте: «Зачем я к вам пришла?! Вы плохой психолог, вы разрушили мое счастье, но ничего – моя любовь всё преодолеет! А вы будьте прокляты!»

Вот еще один пример из личной практики. Клиентка говорит психологу: «Вы превратили кошмар моей жизни в счастье любить вас! Теперь я убью вашу жену и вы станете и моим мужем, и моим постоянным психологом. А без вас я умру!»

Как здесь быть хорошим? Для кого хорошим? Рано или поздно много практикующий психолог сталкивается с тем, что его человеческие и профессиональные понятия «хороший человек» и «хороший психолог» актуально не совпадают с таковыми у его клиентов. Ничего личного. Просто конфликт ценностных ориентаций, конфликт установок, конфликт целей, столкновение разных намерений. Кроме того, агрессивный и сексуальный трансфер на психолога никто не отменял. В подобных ситуациях смысл понятия «хороший психолог» у разных людей может становиться очень различным.

2. Даже если клиент доволен психологом, это не означает, что психолог хорошо выполнил свою работу, и что его можно назвать «хорошим психологом» и «хорошим человеком».

Сделать клиента довольным намного проще, чем сделать клиента довольным и одновременно достигнуть реальных улучшений в психике клиента. Некоторых клиентов психолога сделать довольными очень несложно – достаточно их технологично обслужить: доброжелательно выслушать (на профессиональном языке – эмпатийное слушание), посочувствовать, согласиться с тем, что мир плохой, а клиент хороший, дать ложные надежды и неверные рекомендации (созвучные разрушительным желаниям клиента) и т.п. Любой долго практикующий психолог умеет делать клиента довольным. Учишься этому быстро – ведь нужно как-то зарабатывать деньги своей профессией, а для этого клиент должен быть доволен.

Почти любой из людей в определенных жестких условиях может научиться нажимать на курок пистолета и убивать себе подобных. Это вовсе не означает, что этим нужно зарабатывать себе на жизнь. В психологии мягче, но что-то подобное. Почти любой психолог в определенных жестких условиях может научиться дурачить своих клиентов так, что клиент будет доволен (и жизнь такого клиента может быть разрушена), но это вовсе не означает, что такого психолога можно назвать «хорошим психологом» и «хорошим человеком». И это вовсе не означает, что именно так нужно зарабатывать себе на кусок хлеба с маслом и черной икрой.

И вот тогда перед психологом стоит выбор критерия оценки своей работы. Этот критерий должен быть, по-возможности, строгим и не противен самому психологу. В психологии и так часто приходится обслуживать людей, человеческие ценности и нравственные позиции которых, могут быть психологу глубоко неприятны. Это не способствует эмоциональной удовлетворенности психолога от процесса своей работы. Деньги от психологии тоже не являются абсолютным аргументом. Производство денег в психологии напоминает производство самогона – процесс стрёмный, выпивается быстро, похмелье тяжелое.

С годами понимаешь, что рациональный выбор один – внутренние улучшения в психике клиента и внешние улучшения жизненной ситуации клиента. Тогда у психолога хотя бы появляется эмоциональная удовлетворенность от своей работы. Появляется ощущение хорошо выполненной профессиональной работы и не вздрагиваешь (а наоборот радуешься), когда звонят прежние клиенты. К этому надо стремиться, хотя этого не всегда легко достичь.

Правда, в результате этого выбора клиент не всегда доволен психологом, психолог не всегда доволен собой, а денег становится ощутимо меньше, но зато появляется новое понятие – эффективный психолог. Вот об этом понятии и хочется рассказать.

3. Существуют клинические критерии нормальной психики. Также существуют критерии социальной адаптации человека. Если в результате работы психолога клинические показатели психики клиента улучшились (в идеале наступила гармония в отношениях с самим собой), если показатели социальной адаптации клиента улучшились (в идеале наступила гармония в отношениях с людьми), то психолога можно назвать эффективным.

Где взять строгие критерии нормальной психики и адаптации? Конечно, в профессиональных методиках психологической диагностики. Ведь эти методики для того и созданы (и многократно проверялись!), чтобы дифференцировать различные степени нормы и патологии, адаптации и дезадаптации.

Только нужно понимать, что тесты, рассчитанные на использование профессионалами, отличаются от общедоступных тестов для обывателя. Еще нужно понимать, что не только подбор тестов, но и условия и способы тестирования сильно влияют на полученные результаты. Почти любого человека можно признать сумасшедшим – достаточно предъявить ему неправильные тесты в неподходящих условиях, а потом полученные результаты некомпетентно интерпретировать.

Отсюда один шаг до придуманных диагнозов и карательной психиатрии. Качество психодиагностической процедуры и человеческая порядочность психолога-психодиагноста имеют огромное значение. Потому что психолог всегда может сказать любую чушь и потом прикрываться своим дипломом и своим статусом. И проверить его может только другой психолог, а никак не клиент. Даже если клиент очень умный, профессиональных знаний ему не хватает. Поэтому психологическая диагностика – это зона огромной ответственности психолога и проверка его человеческих качеств и компетенции.

Но давайте предположим, что психолог компетентен и по-человечески порядочен. Как определить эффективность такого психолога? Всё просто: необходимо тестирование клиента психолога до процедур психологической помощи и тестирование после. Если показатели психики улучшились – хорошо. Если адаптация улучшилась – еще лучше, значит, поведение человека поспевает за позитивными изменениями в его психике. Значит, работа психолога была эффективной, следовательно, это эффективный психолог. Если при этом клиент доволен – отлично, значит, психолог не только компетентный специалист, но и хорошая обслуга (Не забываем, что мы работаем в сфере обслуживания!). Если при этом психолог смог и захотел выполнить свою работу в разумное время и за адекватные деньги… Тут, пожалуй, можно предположить, что перед нами не только эффективный психолог и хорошая обслуга, но и очень честный человек. Иногда такое случается. Мир не всегда настолько плох, как это часто кажется обиженным на жизнь клиентам психолога.

4. Дао эффективного психолога начинается и заканчивается одним — осознанным воспитанием у себя ответственной доброжелательности.

Клиент может не заметить некомпетентности психолога. Ведь клиент сам некомпетентен в психологии. Клиент может не заметить, что у психолога непрофильное или некачественной образование. Ведь клиент не всегда проверяет документы об образовании у психолога. Клиент может не заметить, что психолог глуп. Ведь клиент часто приходит к клиенту, будучи сам в растерянности и неведении, относительно того, как лучше поступить, и как жить дальше. Всё вышеперечисленное у практикующих психологов не радует, но, к сожалению, это встречается. Но клиент почти всегда замечает у психолога недоброжелательность и безответственность, и обоснованно быстро перестает доверять такому психологу.

Причина проста: попавший в трудную психологическую и жизненную ситуацию клиент становится обостренно чувствителен к равнодушию помогающего психолога, которое может быть для него самым опасным и фатальным. Недоброжелательность и безответственность психолога закономерно трактуются клиентом не как просто плохое настроение и раздолбайство психолога, а как опасное равнодушие. «Не бойтесь друзей – они могут только предать. Не бойтесь врагов – они могут только убить. Бойтесь равнодушных – они с легкостью могут сделать и то, и другое!»

Эффективность психолога несовместима с его человеческим равнодушием к клиенту. Клиент от такого психолога уходит раньше, чем психолог успевает провести процедуру психологической помощи. Актерство не поможет – обостренно чувствительный к эмоциональной боли клиент мгновенно чувствует неискренность психолога. И даже возможная высокая компетентность такого психолога не спасает. Клиент уходит раньше, чем психолог успевает достичь хоть какого-нибудь значительного положительного результата.

5. А как же качественное образование, компетенция психолога, умение выслушать, понять и встать на чужую позицию, умение сопереживать и быть мудрым, адекватным, и т.п.? Разве это не есть принципиально важные качества эффективного психолога?

Несомненно, именно так всё и есть. Но трудно себе представить ответственного и доброжелательного психолога, который не задумается о формировании и воспитании у себя всех этих и еще множества других человеческих и профессиональных качеств. Быть ответственным и быть некомпетентным – абсурд. Выглядеть доброжелательным и не уметь сопереживать – лицемерие. Из ответственной доброжелательности автоматически следуют почти все необходимые качества практикующего психолога. Кроме, пожалуй, интеллекта. Как известно, образование не добавляет интеллекта, а лишь расширяет кругозор, учит пользоваться справочной литературой и жонглировать выученными терминами.

Но здесь мы откроем вам почти сакральную профессиональную тайну. Нужны разные психологи – не только умные. Нужны интеллектуалы-аналитики, чтобы принять верное решение в жизни, и нужны психологи-жилетки, чтобы выплакаться и чтобы у клиента хватило эмоциональных сил это верное решение воплотить в жизнь. Также нужны зажатые рефлексивные психологи интроверты, умеющие почувствовать и понять самые глубины души клиента, и нужны раскрепощенные артистичные психологи экстраверты, умеющие провести яркий незабываемый тренинг. Нужны молодые и старые, женщины и мужчины – не нужны равнодушные и неэффективные. Но равнодушные и неэффективные психологи постепенно сами уходят из практической психологии. Мир бывает жестоким, но частенько справедлив. Таково свойство Дао…

Авторы психологи Игорь и Лариса Ширяевы. Частная психологическая мастерская «Успешные мозги».

Электронное СМИ «Интересный мир». 02.09.2013