Home 1 Человек 1 Байка 29. Психолог-шизофреник

Байка 29. Психолог-шизофреник

Предыдущая часть: “Байки бывшего психолога. Байка 28. Семейная ситуация”

Как-то приспичило мне обратиться к психологу. К тому времени я уже сам проработал психологом около двух десятков лет и чуть-чуть разбирался в рынке психологии. Психолог для психологов называется супервизором. Супервизоров на рынке – пруд пруди, потому что можно корчить из себя умного и платят больше. А еще можно доминировать над бедными запутавшимися психологами-практиками, а власть для супервизора – наркотик круче денег. Поэтому я решил, что мне нужен психолог не с ярлычком “супервизор”, а психолог по душе – чтобы душа моя, перегруженная накопленными переживаниями и кажущимся тупиком жизни, перестала ползать по земле, как обожравшаяся и переполненная ядом гадюка, а запела, как соловей, и устремилась ввысь к ясному солнцу и голубому небу.

Мысленно перебрав многие десятки известных мне психологов, я разделил их на несколько категорий.

Невротики – эти будут сидеть напротив меня бледные и трясущиеся, подавленные напором моих переживаний и требованием подсказать что-нибудь конкретное и дельное. Они будут бояться сказать мне прямо в глаза, что я не психолог, а напыщенный дурак, который заблудился в трех соснах и не видит очевидного. Вряд ли они поставят диагноз моему умственному мракобесию и рискнут направить меня в нужном направлении. Даже если я скрою от них, что я сам психолог, всё равно результата не будет. Слишком они нерешительные, чтобы пробить мои заскорузлые, как грязные одежды старого грешника, психологические защиты и рубануть мне правду-матку в глаза.

Тренеры – эти, окончив множество новомодных тренингов, великолепно умеют владеть интонациями голоса, держать многозначительную паузу и лгать клиенту в глаза без зазрения совести, но не умеют они простых вещей: быть умными и деликатными с человеческой душой, нуждающейся в понимании и помощи.

Милашки – эти прекрасные эльфийки в коротких платьях и кружевном белье отличаются от фей, исполняющих нехитрые мужские желания, только тем, что у них на полочке лежит диплом психолога. Но если бы мне нужна была фея, я бы к ней и обратился, а диплом психолога на полочке у меня и у самого есть.

Гуру – эти будут витиевато умствовать и подскажут мне теоретически правильный выход, который великолепно подходит им, но не мне. А бесконечно ходить по психологам-гуру, слушать странных, дурно пахнущих мужиков и перебирать их в поисках именно мне подходящего, я категорически не хотел.

К тому времени прижало меня крепко. Был человек, который сильно меня расстроил и продолжал это делать каждый день. По крайней мере, мне так казалось. По ночам мне снилось, что я царь Ирод, казнящий многочисленные субличности своего обидчика. Днем меня мучало горькое раскаяние и желание, подобно Раскольникову, заорать на площади: “Это я убил!”

И была у меня знакомая психологиня, совсем даже не милашка. Запомнилась она мне волосатыми, как у старого грузина, руками и умом, острым, как скальпель хирурга. Пикантность ситуации заключалась в том, что данная психологиня когда-то недолгое время была моей ученицей, потом она исчезла, а потом через несколько лет у нее случились проблемы с психикой, и позже ей поставили диагноз шизофрения без особых надежд на быструю эффективную помощь со стороны психиатров. Типа всё совсем плохо. Обо всём этом я знал от её сестры, тоже психолога, но сестра была у меня в категории “тренеры”, и обращаться к ней за помощью я не собирался.

В общем, я решил, что волосатые руки меня не пугают, а вот умный человек мне не помешает. То, что она какое-то время назад была моей ученицей, меня никак не оскорбит – я не толстый чиновник, чтобы гордиться своим статусом. Ну, а то, что она больна шизофренией… может это и к лучшему: рассуждения ее будут нестандартны, и потом быть шизофреничкой, может, и лучше, чем быть каждую ночь царем Иродом. Вот так я и решил обратиться к психологу-шизофренику. Звали её Альбина. На самом деле, имя её было другое, но скрываясь от своих многочисленных шизофренических субличностей, она каждый раз называлась разными именами, и в этот раз её звали Альбиной.

На психологическую консультацию у нее на дому Альбина попросила меня принести ей бутылку уксуса. Ей очень хотелось испечь пышных блинчиков, но к тому времени её субличности уже несколько месяцев гонялись за ней по пятам, и она боялась сама выйти за уксусом в магазин. Предыдущую бутылку уксуса она израсходовала, поливая соседа на балконе ниже этажом за то, что он ночами с помощью консервных банок, направленных в потолок, подслушивал, как матерятся субличности Альбины. Я купил Альбине бутылку уксуса, небольшой тортик к столу, и отправился на прием к психологу-шизофренику.

Альбина выглядела хреново. Она располнела по причине гормонального сбоя. Сидя напротив меня, Альбина дурашливо улыбалась, ритмично дергала правой ногой и теребила руки, наглядно иллюстрируя раздел шизофрении в учебнике по психиатрии. Я порезал тортик, и Альбина стала жадно его поедать своими волосатыми руками, периодически доставая упавшие крошки из пышной груди. Так я узнал, что грудь у Альбины тоже волосатая. Впрочем, слушала она меня очень внимательно, периодически задавая вопросы, которые я не всегда понимал ввиду её шизофренической речи, но старался отвечать очень подробно.

Выслушав меня, Альбина пришла в возбуждение. Она бегала по комнате, периодически застывая в странных позах, и несла откровенную пургу о моих страстях, якобы переполнивших мой кишечник в виде змей-глистов. Потом она метнулась к шкафу, достала упаковку таблеток, положила передо мной на стол и сказала: “Вот! Просраться надо!” Сказав это, Альбина обессиленно рухнула на диванчик и застыла в странной вычурной позе. Я понял, что консультация психолога окончена, сунул в карман таблетки, вежливо попрощался, и, не получив ответа, ушел.

Придя домой, я посмотрел, какие таблетки дала мне Альбина. Это было слабительное. Я долго тупо смотрел на упаковку, несколько раз перечитал инструкцию, а потом напился коньяка. На следующее утро, когда я проснулся с больной головой, я понял, что “просрался”. Меня полностью отпустило, и я не просто понимал, но и чувствовал каждой частичкой своей души, что жизнь моя прекрасна (по крайней мере, по сравнению с жизнью Альбины – точно!), и мне нет никакого смысла заполнять себя змеями своих страстей из-за какого-то говнюка, который мне не родной, и сам скоро сдохнет. Таблетки Альбины я подарил одному знакомому алкоголику, сам не понимая зачем.

С тех пор я уверен, что психолог может быть очень странным и эпатажным, да хоть шизофреником, но очень важно в нужный момент найти и почувствовать своего, а потом суметь понять то, что он тебе сказал или показал.

© Автор Игорь Ширяев. Автор консультирует по вопросам личной жизни и социальной адаптации (успеха в обществе). Об особенностях аналитической консультации Игоря и Ларисы Ширяевых “Успешные мозги” можно прочитать на странице КОНСУЛЬТАЦИЯ.

Продолжение: Байки бывшего психолога. Байка 30. Утренний звонок

Интернет-СМИ «Интересный мир». 16.05.2018

Дорогие друзья и читатели! Проект «Интересный мир» нуждается в вашей помощи!

На свои личные деньги мы покупаем фото и видео аппаратуру, всю оргтехнику, оплачиваем хостинг и доступ в Интернет, организуем поездки, ночами мы пишем, обрабатываем фото и видео, верстаем статьи и т.п. Наших личные денег закономерно не хватает.

Если наш труд вам нужен, если вы хотите, чтобы проект «Интересный мир» продолжал существовать, пожалуйста, перечислите необременительную для вас сумму на карту Сбербанка: Мастеркард 5469400010332547 или на карту Райффайзен-банка Visa 4476246139320804 Ширяев Игорь Евгеньевич.

Также вы можете перечислить Яндекс Деньги в кошелек: 410015266707776 . Это отнимет у вас немного времени и денег, а журнал «Интересный мир» выживет и будет радовать вас новыми статьями, фотографиями, роликами.