Home 1 Туризм 1 Армения: Норадуз (Норатус). Часть 2.

Армения: Норадуз (Норатус). Часть 2.

Недалеко от прекрасного горного озера Севан в Армении находится древнее село Норадуз (Норатус). И если озеро Севан уже давно и заслуженно признано жемчужиной природы, туристической достопримечательностью и брендом Армении, то село Норадуз незаслуженно обойдено широким вниманием. А ведь именно здесь, по мнению исследователей, находится и о самое большое в мире собрание армянских хачкаров и, возможно, вообще самое древнее армянское кладбище. Ведь самый древний хачкар на кладбище села Норадуз предположительно датирован V веком н.э. Вдумайтесь в этот возраст: 1600 лет! Ну, или на несколько сот лет меньше, если энтузиасты слегка ошиблись, что совершенно не делает Норадуз (Норатус) менее интересным или привлекательным для посещения.

Предыдущая ЧАСТЬ 1.

ЧАСТЬ 2.

(Фотографии при клике увеличиваются и открываются в отдельном окне)

На любом кладбище пересекаются мир живых и мир мертвых, но именно в Норадузе само время останавливается. Кажется, что время можно потрогать. Некоторым из этих камней без малого 16 веков — около 1600 лет! А рядом современные надгробные памятники. Ведь люди продолжают умирать. Это самое большое и самое старинное кладбище на территории современной Армении. Хачкары сохранились в первозданном виде. Вот где время перестает иметь значение! Вспоминаются слова из фильма: «Время не имеет значения! Только жизнь имеет значение!»

Здесь около 900 хачкаров разных эпох и разных стилей. Большинство хачкаров на кладбище датировано XIII — XVII веками, а самый древний хачкар, как пишут, восходит к V веку.

По-сути, кладбище села Норадуз является одним из самых больших музеев хачкаров под открытым небом. Но музеем не с законсервированными экспонатами под стеклом, а музеем, наполненным современной жизнью. Среди этого грандиозного культурно-исторического памятника бродят старики, дети и, конечно, туристы. Впечатление эпическое. Словно гомеровские герои перемешались с шекспировскими, и вся эта разношерстная толпа бродит среди гигантских декораций.

Здесь экскурсовод или музейный хранитель не будет говорить, что можно, а что нельзя делать. Каждый решает это по своему разумению. Мертвые не обидятся, если новая жизнь постучится к ним в виде улыбающихся детей. И хачкары от этого точно не упадут.

Как ни странно, жизнь на кладбище бьет ключом. Старики почти бегом бегают, пытаясь выпросить копеечку, вернее, драмчик, у петляющего между могил и памятников туриста. В перерывах между «работой», старички (в основном бабушки) отдыхают, греясь на каменных памятниках, занимаются нехитрыми бытовыми делами и болтают по мобильным телефонам. Некоторые вяжут, рисуют, плетут, — и все эти изделия тут же продаются. Село Норадуз явно не очень богатое, и это хорошее подспорье в семейном бюджете. За всем этим действием интересно наблюдать, ведь даже на кладбище все люди разные: и те, кто внизу, и те, кто наверху…

Здесь можно почувствовать себя принцем Гамлетом, бродящим по кладбищу в поисках ответов на самые важные вопросы…

Камней столько, что иногда трудно не споткнуться.

Сюда приезжают фотографы, историки, культурологи, просто люди, которые хотят посмотреть и подумать… Кладбище огромно, и здесь всегда можно уйти подальше и найти уединенное место для фотографирования или размышлений. А можно остаться недалеко от входа и общаться с местными завсегдатаями. Конечно, среди этих хачкаров можно бродить целый день…

«В основном, хачкары подразделяют на вотивные, то есть принесенные в дар божеству, и надгробные. Они не различаются внешне, настроение хачкарной композиции никогда не меняется. Но наиболее распространены надгробные хачкары. Они смотрели всегда на запад, а захоронение располагалось так, чтобы лик усопшего был обращен к стеле. Далеко не каждый человек мог позволить себе поставить крест-камень, это был предмет роскоши. Оно и неудивительно: на камне — одном из самых трудно поддающихся обработке материалов, проделывалась тончайшая, филигранная работа. На небольшой плите высекалась сотня, тысяча мелких узоров». Источник.

«Говоря о хачкарах, надо помнить, что при всем их многообразии это один из самых традиционных видов прикладного искусства, с очень жесткими канонами. Классический образец состоит из креста в хоране, который как бы восстает из пальметты — каменного веера. Вершина креста «расцветает», проросшие ветви опускаются к перекрестию. Это центральное изображение окружено орнаментом, мелкими символами, рассказывающими о втором пришествии Христа. Изменения происходили, но всегда только в деталях. И все же, конечно, древние мастера, продолжая, дополняли друг друга. Так, для ранних хачкаров характерны ясность и простота в построении форм, принцип целесообразности изображения. Здесь вы не встретите случайных украшений, каждый элемент функционален, имеет четкое назначение и никогда не смешивается с остальными. Постепенно техника хачкаров становится все сложнее и сложнее и к XIV в. достигает наивысшей точки расцвета. Красота теперь ставится в один ряд с идеей». Источник.

Рядом с древними хачкарами соседствуют современные захоронения с памятниками, выполненными в стилевом единстве с древними образцами камнерезного искусства.

«В ноябре 2010 года искусство создания хачкаров с формулировкой «Символика и мастерство хачкаров, армянские каменные кресты» было внесено в репрезентативный список ЮНЕСКО по нематериальному культурному наследию человечества». Источник.

Авторы Игорь и Лариса Ширяевы.

Электронное СМИ «Интересный мир». 03.04.2014